История многолетняя, грустная и местами жестокая. Да что уж там, она вся жестокая. С начала и до конца. Хотя конца пока и не предвидится.  Сразу скажу, история сына моей матери. Ну и, получается, семейная. Хотя, как в армии говорится, на фика родня такая, лучше буду сиротой.  Мамка любили Сашку сразу, как родила. Его и назвали в честь нее. Мамка всегда хвалилась, что муж прямо ее не спросив пошел и записал Александром. Любил он это имя, говорила она. Жить без него не мог. А она не могла жить без Сашки.  Рос он сначала обычным ребенком. Зашуганный немного. Заикался. За что доставалось старшей его сестре. Зачем она нормальная родилась, а не этот ангелочек? Он не дослышал. И опять мамка находила виноватых везде, от врачей до соседских собак. А ангелочек рос. Получал порции материнской любви. Знал, что может делать буквально все. Мать отмажет. Спасет. Найдет виноватых. И вырос монстр.  В принципе, сначала он женился. Родился сын. И жену он часто не бил. Она была украинкой родом из Казахстана, и тоже знала много приемов боевой борьбы. Они развелись. И общему их сыну повезло. Он вырос хорошим таким парнем. А Сашка нашел вторую жену. Он привез ее домой и познакомил с мамкой. А новой жене так и сказал: - Вот теперь твоя мамка. А я - твой новый сутенер. И будешь теперь на нас работать, - увидев, как побелела новая жена, он расхохотался: - Не ссс... дрейфь. Я пошутил.  Он знал, кого привез. Скажу, что и выбирал он ее особенным методом. Когда зашел в магазин, увидел ее на кассе и резко неожиданно ткнул под  ребра пальцами рук. Она тихо улыбнулась, скривив лицо от боли. И так судьба соединила любящие сердца. Он привез ее домой вместе с ее четырехлетним ребенком.  Он их бил. Бил часто и с удовольствием. Она иногда не выдерживала и уезжала к матери. Иногда по команде Тревога мать сама приезжала и увозила ее  домой. Но всегда она возвращалась. Потому что спустя немного времени ей звонила ее " мамка": - Юля, приезжай! Он без тебя пропадет. Ему бить некого будет, и он на улице кого - нибудь побьет. И его посадят! Приезжай.  И она приезжала. Она работала все это время. А он пил. Пил много и качественно. Иногда воровал. Иногда ходил по улице и выпрашивал ненужное. Кто ему остатки стройматериалов отдаст, кто старую стиралку. Он был очень хозяйственным. А Юля с ребенком, дождавшись его дома, часто убегала прямо босиком ночевать к " мамке". И " мамка" сама ей объясняла: - Это ты САМА виновата. Ты всегда что - нибудь ему против скажешь, вот он тебя за дело и бьет.  И Юля соглашалась. Сама виновата. Всегда что - нибудь против скажет. Или посмотрит. Или вообще дышит не правильно.  В общем, дело не в ней. Ей нравилось, и ладно.  А ребенок рос. Он научился прятаться за шторой так, что и не услышишь. Он мог там часами стоять. Мог в комнате один сидеть сутками, лишь бы никто его не трогал. Уходил в лес и там часто гулял. Так прошло больше десяти лет. Юля наконец дождалась, что Сашка с ней расписался. Она прошла испытательный срок. И пошел, видимо, основной. Он также бил. Она убегала на время из дома.  Однажды, когда сыну ее исполнилось семнадцать, случилась особенно страшная битва. Он их убивал. И сын, выбежав во двор, схватил железную трубу, забежал с ней обратно и стал отбивать мать от Сашки. И сломал ему руку. После чего они в очередной раз смогли уехать к ее матери.  Что сказать? Мальчишка перевелся учиться в училище в родном городе и стал жить с родной бабушкой. А она вернулась снова. И снова была наполненная любовными сражениями жизнь. Что ее там держит, не знает никто.  А когда мальчишке исполнилось восемнадцать и он уже год жил спокойно, случилась беда. Он сидел на остановке, чтобы ехать в училище, и ему стало плохо. Вызвали Скорую помощь. Оказалось, что у него случился инсульт. Его положили в реанимацию.  Вот тут Юля билась, как раненая сорока. Она бегала и проклинала врачей. Она молилась и тут же материлась. Она горевала. И тем не менее, оставив его там в реанимации, приехала домой к мужу. Муж тоже горевал. И от горя напился. И стал снова ее бить. Она ночевала по - привычке у " мамки". Потом уезжала проверить сына. Потом приезжала и снова ночевала не дома.  Потом сына выписали. Он сейчас проходит реабилитацию. Живет с бабушкой. А Юля, клятвенно всем  пообещав, что больше не вернется к этому монстру, вечером приехала обратно и стала скромно стучаться к нему в окно: - Пусти меня.  Он пустил. Он сказал, что пока простил ее. До следующего раза.  Сейчас она беспокоится за сына. Звонит ему. Целует по телефону шепотом. Она его очень любит. И скажи ей кто, что она сама все сделала для его болезни, она первая выцарапает обидчику глаза.  Да, иногда думаешь, что прав тот, кто сказал, что "бабы дуры не потому, что дуры, а потому, что бабы".  *******
    • Like
    • Сожалею
    • Upvote
    37