Jump to content
Откровения. Форум "Моей Семьи"

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation since 08/19/19 in all areas

  1. 117 points
    Прочитала в ветке "Поговорите со мной..." о потере Донюшки. О том, как она сожалеет о раннем и внезапном уходе свекрови, другие прекрасные слова о матерях и почувствовала себя уродкой. Если бы моя мама ушла тогда, когда ей сделали очень сложную операцию, или позже, или даже внезапно, я бы тоже так же сожалела и терзалась о ее раннем уходе и о своем бессилии предотвратить потерю родного человека. А сейчас все изменилось... И я сейчас, ужас что, напишу. Потому что теперь я себя ненавижу за изменившееся отношение к матери. Мне напишут, я знаю, что я очерствела, что мне нужно подобреть. А я и сама ужасаюсь, но это выше моих сил. 7 месяцев я живу с мамой, оставив свою семью. Через день езжу домой, готовлю своим мужикам, но дома я буквально часа четыре. И мне нужно возвращаться в поселок, к маме: колоть укол и быть рядом. Морфий колю уже седьмой месяц четыре-три раза в день! Мама как ходила сама на двух палках, так и ходит. Периодически боли в глазу сильнее, она хуже ест, но потом все опять стает нормально. Мне кажется, ее больше беспокоят проблемы с туалетом. Когда "никак", то тогда ужас.. Она стонет, причитает, только об этом и разговор. Пьется все, что можно, горстями. После страшного облегчения (все и всё в этом деле, куча стирки) она веселеет, прекрасно ест, всем звонит и даже читает тайком от меня. Мне уже кажется, что у мамы нет рака глаза. Так как она категорически отказалась ехать в Одессу в клинику, ей по анамнезу назначили морфий, а не по исследованию. Это, скорее всего, доброкачественная опухоль. Да, она болит, конечно - это глаз, голова. Да, она распадается, кровит, воняет. Этот запах уже преследует меня везде. Самое страшное, что я оказалась брезгливой. Знала, что есть у меня такое, но могла выдержать какое-то время, потому что... надо. Но теперь мне все хуже и хуже. Когда выношу горшки, мне просто тошнит. Когда тряпочки глазные прополаскиваю, поднимается рвотный ком. Если бы маме становилось все хуже, я бы терпеливо все делала, ожидая конца. Ей когда хуже, я стаю прежней: подаю, выношу, укрываю, меняю. А когда ей становится по-прежнему - я схожу с ума, почему-то. Все ее сожаления и причитания, что она своей болезнью мешает моей семейной жизни, давно закончились. Ей сейчас очень спокойно, что я рядом. Бывает, в автобус только села или дома купаюсь, она уже звонит - но не это самое страшное. Страшно то, что мама ужасно привязывается ко мне. И чем больше она привязывается, тем больше я отторгаюсь и ничего не могу с собой поделать. Это как-то уже не нормально иногда выглядит. То ли морфий сделал ее такой, то ли она такая и была. Вчера купаюсь в летнем душе, вечером. Темнеет уже, поэтому я шторку откинула. И чувствую, на меня кто-то смотрит. Так и есть: мама в окно выглядывает. Я ей крикнула: "Что, мама?" Она скрылась, а затем.. идет ко мне. Я штору закрыла и говорю: "Что тебе надо?" А она: "Я тоже хочу помыться". И идет!..Со мной, что ли? Еле отвадила. Так она попросила, чтоб я рядом стояла, кран включала-выключала. Сама может помыться, сама может очень легкий кран открутить, все сама может! Я отказалась. И так мне тоскливо стало. От того, что мама совершенно перестала меня стесняться. Более того, она как-то даже... (слова не подберу), очень уж сближается. Когда подхожу делать укол, она оголяет перед, а не зад. Я уже и говорила (что мне уколоть нужно ягодицу, а не...), и опускала подол, и прямо одергивала его - ничего не помогает. Она может встать с горшка и попросить меня подтереть ей. Она может резко раздеться догола, типа переодеть рубашку. Это вот только при мне нужно сделать! Она очень хочет, чтобы я сидела рядом как можно дольше и слушала ее воспоминания молодости. Я уже все знаю, вот все-все. Даже то, что не хочу знать (интимные подробности жизни с отцом). И я уже не хочу слушать! Садиться на кресло возле нее и слушать - зубовный скрежет сдерживаю, честно говорю. Начала уже пить антистресс, потому что я, кажется, съезжаю с катушек. Резкие перепады настроения - могу резко расплакаться, а потом смеюсь, как истеричка. Могу в дУше начать выть, как собака. Ковыряю себе царапины, расковыриваю до крови. И потом все ковыряю и ковыряю... Сон нарушен окончательно. Укол в 2 часа ночи и нервы разнесли мой нормальный 6-8 часовой сон. Теперь такое творится... Ночь могу не спать вообще, на вторую - пару часов, и только на третью сплю как убитая.. Если засну - просыпаясь, долго не могу понять, где я нахожусь. Не должна дочь в таком возрасте жить рядом с матерью наедине. Это не нормально. И я становлюсь уже ненормальной: потому что я не знаю срока своего служения, потому что мне все надоело. Мама может все сама, а постоянно: включи телевизор, включи "раптор", подай воды. Когда меня нет несколько часов, она же все это делает! Мне страшно от того, что я начинаю ощущать к маме - отторжение. И даже брезгливость. А ведь будет еще и хуже - мама сляжет. И мне предстоят подмывания. Вчера я лежала ночью и вдруг подумала, что совсем не хочу жить, что моя жизнь, оборвись сейчас, ничего не изменит. Значит, она бесцельна? И мне не страшно умереть сейчас. Мне даже хочется попасть в больницу! Ужас, что у меня в голове творится. Когда нет сети, я просто схожу с ума, потому что не могу полгода уже читать книги. Тупо смотрю на книгу и думаю: я ее не осилю. И не говорите мне о молитвах. Я не молюсь сейчас - не молится мне - я просто вою! Смотрю на икону - и всё, пустота. И мама не молится. И собороваться не собирается. Если осудите - выслушаю. Хотела даже написать в ветке "Поговорите со мной, мне плохо". Не хотела писать, начинала и бросала - стыдно. Никому не пожелаю ничего из того, что мне за эти месяцы пришлось перебороть в себе, да только оно возвращается.
  2. 113 points
    Не знаю, куда прилепить эту историю. Пришлось новую тему создать. Модераторы, на ваше усмотрение, пожалуйста! Эта история произошла чуть более 3-х лет назад в нашем посёлке. Но у меня она до сих пор не выходит из головы. Особенно, как встречу кого-то из героев, снова мысли в голове начинают крутиться: как такое возможно? В общем, жила-была семья: муж, жена и двое сыновей. Старший к тому моменту вернулся только что из армии, а младший заканчивал 9 классов. Семья самая обычная, рабоче-крестьянская. Оба родителя без образования, работали всё время на производстве простыми рабочими. Даже внешне муж с женой похожи, впрочем, как и многие пары после 20 лет совместной жизни. Глядя на них, никому и в голову не могло прийти, что в этой семье произойдут какие-то изменения. Всё началось с того, что муж устроился работать в областной центр в охрану на рынок. Стал ездить сутки через трое. Через какое-то время резко и неожиданно начал наезжать на жену, мол, ты мне изменяешь. Хотя, никогда раньше у него такие слова даже не проскальзывали. А теперь просто до слёз стал доводить. Сначала она отшучивалась, потом начала оправдываться: мол, ты с ума сошёл, что ли? Потом злиться стала. Но, главное, не могла понять, с чего вообще он так изменился? У неё жизнь вся из одного маршрута состоит: дом-работа, работа-дом. В общем, в один не прекрасный день супруг просто выгнал жену из дома. Вот просто взял и выгнал. Она вышла за дверь в чём была, а он запер дверь в квартиру за её спиной. Всё. Она не поверила, конечно, что всё так серьёзно. Думала, остынет её благоверный и впустит её обратно. Но, увы. Долго она на лавочке у подъезда сидела. Соседки её поддерживали, успокаивали. Но, самое главное, в этот момент в квартире были оба сына. И ни один из них не заступился за мать. Как потом я узнала, младшему отец пообещал купить скутер, если он не пойдёт с матерью, а старший по своей натуре очень мерзкий. Вот о нём я не удивилась нисколечко. На улице стемнело, а женщина всё сидела на лавочке. Идти ей было некуда: родители умерли, когда она ещё в школе училась, сестра в Москве живёт, а брат в соседнем посёлке. Соседи пошли к мужу уговаривать пустить жену домой. Тот из-за двери послал их куда подальше на русском народном языке. Переночевала она у соседки. Утром муж отдал ей документы её личные, а вещи все порезал ножницами и эту кучу выкинул ей под ноги. Как она плакала, не передать словами! На лавочке три дня просидела, прямо перед окнами своей квартиры. Ночевала у той же соседки, одинокой женщины. Приезжал брат, пытался поговорить с зятем, с племянниками. Был послан, как и соседи. В общем, стала она жить у этой соседки. Двери - напротив. Старший сын выходил из квартиры и просто молча проходил мимо. Мать даже уже и не пыталась его остановить. Только плакала. А младший с ней общался, в гости даже заходил в соседскую квартиру, но потом возвращался к отцу. Квартира оформлена на мать мужа. У жены была до брака маленькая квартирка в старом доме. После, уже будучи в браке, она её продала и деньги вложила в покупку этой общей квартиры. А квартирку на маменьку мужа оформили. За женщину заступиться некому, никто не подсказал, как нужно покупать и оформлять жильё. Осталась она как та старуха, у разбитого корыта. В соседнем посёлке остался родительский дом, Но для жилья он не пригоден. В нём уже сто лет никто не жил, нет воды, газа. Печка и та развалилась. Попыталась она там жить какое-то время (хорошо, что лето было), но не смогла. Что одна женщина может сделать в этой избушке? И начала она скитаться, в буквальном смысле этого слова. Уехала в город, устроилась на фабрику, дали место в общежитии. Но там нужно таскать тяжести, а у неё три грыжи на позвоночнике. Начались ужасные боли. Врач категорически запретил ей так работать. Пришлось уйти. А у муженька в оранжевой соцсети появились фотографии в новой пассией. На вид - разбитная бабёнка, а он рядом с ней такой счастливый! Но, недолго музыка играла. Уж, не знаю, что там случилось, но роман этот довольно быстро закончился. Мы надеялись, что жена вернётся домой. Простит этого гада и вернётся. Хотя бы потому, что ей реально негде жить. Да и дети тут. Но нет... Стали они троём жить-поживать: папа и сыновья. А мать... да фиг с ней. Посёлочек у нас небольшой, все в курсе этой истории, конечно. Некоторые чуть ли не в морду ему плевали, так жалко женщину всем! Через некоторое время старший сын надумал жениться на девушке из соседнего посёлка. Приехал к её родителям договариваться о свадьбе: где, когда, сколько гостей будет... А мама невесты, которая в курсе той истории, спрашивает: а мама-то будет на свадьбе? А будущий зять ответил: нечего ей делать на этой свадьбе, не заслужила. И мама девушке сказала прямо при нём: - Поняла, за кого ты замуж собралась? Ты хочешь, чтобы и с тобой так же когда-то поступили? В общем, свадьба не состоялась. Так они и живут: папа и сыновья. Папашка шуршит по хозяйству, работает в той же охране, старший сын тоже работает, младший сейчас в армии. А их бывшая жена и мама устроилась в соседнем посёлке на завод и живёт в комнате общежития. Вот так: была семья и нет семьи. Но, что для меня самое важное в этой истории, это то, как поступили сыновья.
  3. 109 points
    Правильно, Катя, сидите дома. Но не потому что ведьма, а потому что дура. Я тоже человек прямой, и все вещи называю своими именами Если человек в 40 лет не понимает разницы между искренностью и хамством - то и вряд ли уже поймёт. Разрушать прекрасные отношения с человеком, который делает всё, чтобы вы с дочкой были счастливы [только из-за того, что вы не умеете держать язык за зубами] - ну не дурость ли?
  4. 103 points
    Мишка был долгожданным ребёнком. Елена и Сергей души в сыне не чаяли, и даже врождённое заболевание, вызывающие припадок с судорогами, не омрачало их семейного счастья. «Главное — любовь, — говорили они, — а здоровье можно поправить». Шло время, Мишка рос, с ним росла и болезнь, припадки становились всё сильнее. Елена дышала над сыном, Сергей старался поддерживать её во всём, но всё же Лена замечала, что муж стал потихоньку отдаляться. Однажды, гуляя с Мишкой, они шли по парку. С одной стороны асфальтированной дорожки был парк, а с другой — забор с коваными прутьями, который отделял территорию небольшого детского дома. Во дворике гуляла малышня. Те, кто повзрослее, гоняли в догонялки, совсем маленькие копошились в песочнице. С грустью смотрела Елена в сторону детдомовских детей. Да и какая мать пройдёт мимо без сочувствия? И тут Елена остановилась. Все детишки играли, бегали, сновали туда-сюда и по одному, и кучками, а в самом углу забора, под разлапистым кустом сирени, сидел он. Маленький мальчик, на взгляд не старше пяти лет. Он сидел на пенёчке, положив руки на колени, и смотрел вдаль. И, словно заметив на себе взгляд чужого человека, мальчик посмотрел в сторону молодой семьи. Глаза, его огромные голубые глаза, казалось, были бездонными. Прямые, соломенного цвета волосёнки выбивались из-под мятой панамки. Весь вид мальчика был таким отрешённым и одиноким, что у Лены сердце сжалось в комок. — Привет. Ты почему здесь один и не играешь с ребятами? — спросила она, подходя к забору. Малыш с интересом разглядывал женщину. — Просто сижу, — ответил малыш. — Играть не хочется. — А как тебя зовут? — задавала вопросы Лена. — Семён, — ответил мальчик, продолжая разглядывать. Только теперь взгляд ребёнка был направлен не на Лену. Он рассматривал чуть поодаль стоящих Сергея с Мишей. — Это ваш сын? — спросил мальчик. У девушки к горлу подступил комок. — Да, — сдавленно ответила она. — Его зовут Миша. — Он болеет, да? — вдруг спросил Семён. Не ожидавшая такого вопроса Лена удивлённо вскинула брови и уже было хотела спросить, с чего малыш это взял, но в этот момент к забору подлетела толпа детворы. — Тётя, а почему ты с Сенькой разговариваешь? Он же дурачок, он молчит всегда, —выпалила одна из девчонок. И тут к забору подошла женщина. Высокая, плотного телосложения, с высоким пучком на голове. В толпе детворы она была похожа на Фрекен бок. Лена улыбнулась своим мыслям. — А ну-ка быстро от забора, — грозно произнесла Фрекен бок. — Ох, Дашка! Язык у тебя, как помело! — сердито продолжала она. — Опять к Семёну цепляешься! Детвора с гулом унеслась обратно вглубь двора, а женщина, подойдя ближе к мальчику, слегка приобняла его. — Пойдём, мой хороший, — ласково произнесла она. — Не обращай на Дашку внимания, шпана она и есть шпана, — увещевала женщина. — Простите, — вдруг произнесла Лена, — а что с этим мальчиком? Почему его дурачком назвали? — Не обращайте внимания, — улыбнулась Фрекен бок. — Дашка у нас любительница прицепиться к кому-нибудь. А Сенечка, он не дурачок. Он просто другой. Лена молча смотрела в спины уходящей женщины и маленького, белобрысого мальчонки, а в голове звучало: «Он просто другой». С того дня, как девушка увидела маленького Семёна, она периодически в мыслях возвращалась к нему. — Знаешь, он спросил у меня, здоров ли наш сын, — произнесла однажды Лена вслух, обращаясь к мужу. — Как он узнал? — Глупости это, ребёнок со своими тараканами в голове. Зачем ты на это внимание обращаешь? — ответил Сергей. — Не знаю, — понуро вздохнула Лена. — Я теперь часто о нём думаю. Он такой маленький, такой беззащитный… Шло время, Лена так и не отделалась от мыслей о Семёне. Гуляя с сыном, она периодически ходила туда, к забору, разделявшему два мира: мир Лены от мира маленького мальчика с соломенными волосами. Но подходить не решалась. «Незачем бередить ребёнку сердце», — думала она. Мишке исполнилось семь, пришло время для школы. Приступы периодически случались, он был под особым наблюдением, и об учёбе в обычной школе не могло быть и речи. Темп жизни Мишки должен был проходить в тихой, неспешной обстановке. Детворе ведь не объяснишь, что кого-то нельзя толкать, кого-то нельзя пугать, выскакивая из-за угла, для развлечения… Жизнь Миши была похожа на подушку, мягкую и убаюкивающую. Какие-то уроки Лена объясняла ребёнку сама, для каких-то приходил учитель-надомник. И вот однажды, в один из холодных, осенних дней, привычный мир Лены рухнул. Сергей сказал, что уходит. Нет, это не было для неё ударом. Она давно чувствовала, что муж охладел к ней. А как иначе? Сын забирал почти всё время. Мишка хоть и не был капризным и избалованным ребёнком, но следить за ним было нужно. Лена очень боялась ночей. Боялась, что ночью может случиться припадок, а она не услышит. Она часто просыпалась и ходила в комнату сына, слушала дыхание. Она не осуждала Сергея. Сплошь и рядом мужчины не выдерживали ритма жизни больного ребёнка. Сколько она таких историй слышала, пока лежала с Мишкой на профилактических обследованиях. Не было громких и обличительных слов, не было грубых и обидных обзывательств, был тихий разговор. Говорил по большей части Сергей. Он всё понимал, он просто сдулся. Ему в тягость стали те, ради кого он когда-то горел сердцем. Говорил, что не бросит Мишку финансово, что, если будут какие-то вопросы, он всегда будет на связи. И если Лена боится, что он не сдержит слов, то предложил не разводиться официально. Тем более что семью, в полном её смысле, Сергей больше заводить не хотел, а бумажная волокита не нужна ни ему, ни ей. Если уж так случится, что сама Лена решит выйти замуж ещё раз, то он без проблем оформит все бумаги. Выслушав все предложения, Лена сказала, что уедет жить с Мишкой в свою старую квартиру, что не станет ему докучать и портить жизнь скандалами и истериками. Попросила только об одной услуге… Спустя месяц, после улаживания всех формальностей, Лена с теперь уже двумя сыновьями вошла в дверь своей старой квартиры. Кто знает, как так быстро получилось, что Елене отдали Семёна под усыновление. Может, муж сумел найти подход и нужные финансы, а может, звёзды так сложились. Говорят же, что если чего-то очень-очень хотеть, то оно непременно сбудется. Вот так и Лена очень хотела забрать Семёна из детского дома. И потекла жизнь тонкой струйкой, тихая и незаметная. Сергей не обманул, и ежемесячная сумма на обеспечение Мишкиных потребностей всегда вовремя появлялась на счёте. Да и сама Лена сложа руки не стала сидеть, сумела найти хорошую удалённую работу. Так чудесно всё вышло с работой, что она и сама не верила в удачу. Только в один прекрасный день, гуляя с мальчишками в сквере, ей из-за ветра прямо в лицо прилетел листок, которые обычно клеят на доски для объявлений. Объявление было о поиске сотрудников для корректировки текста, для удалённой работы. Имея педагогическое образование, уж с чем, с чем, а с русским языком Лена была на «ты»! Странно, но на листке была только одна неоторванная полоска с номером. «Позвонить, что ли», — думала девушка, вертя листок в руках. И, словно услышав её мысли, Сенька вдруг вынул из сумки телефон и сунул ей в руки. Вообще, говоря про Семёна, Лена замечала в нём некоторые странности. Нет, он совсем не был дурачком, каким когда-то его назвала девочка из детдома. Он был тихим и спокойным мальчиком, но иногда Лене казалось, что в его маленькой головке зреют мысли совсем не маленького мальчишки. Забрав Сеньку домой, Лена не пожалела об этом ни разу. Не пожалела хотя бы потому, что с тех пор, как он появился в их жизни, у Миши если и не совсем исчезли приступы, то точно сошли на такой минимум, от которого даже врачи, мягко говоря, делали удивлённые лица. То ли сказывалось то, что у мальчиков появились общие интересы и Мишке некогда было думать о своей болячке, то ли сам Господь в благодарность за одну принятую в семью израненную душу решил смилостивился над Леной. Лена часто замечала, как Сенька гладит Мишку по голове. Мише это нравилось. Семён хоть и был младше Михаила на два года, но иногда вёл себя так, словно это он старший. Однажды, когда Елена укладывала мальчишек спать и Семён уже посапывал во сне, сын ей сказал: — Мам, мне сегодня вдруг стало так плохо, как будто сильно зажали голову. Я вспомнил, что так было перед приступом, и очень испугался, но ко мне сразу подлетел Сеня и, взяв моё лицо в ладошки, заглянул прямо в глаза. Он держал моё лицо до тех пор, пока у меня не перестало сжимать в голове, а потом он улыбнулся и сильно-сильно ко мне прижался. Мам, я так рад, что мы забрали Сеню домой! Лена слушала сына, а по её щекам катились слёзы. Конечно,она понимала, что мальчик тут ни причём, но слова сына были настолько искренними, что её душа, словно маленькая птичка, трепетала от исходящего от этих слов добра. Лена любила каждого из них, она не делила свою любовь на родную и приёмную, она просто жила, каждую минуту наслаждаясь общением с сыновьями, а ребят вполне устраивало общество друг друга. Однажды они втроём сидели перед телевизором и смотрели фильм. Сюжет вертелся вокруг деревенской ребятни, которая искала приключений, попадая в разные переделки. — Вот было бы здорово жить в деревне! — бросил невзначай Михаил. — Да-а, — мечтательно произнёс Сеня и поднял глаза к потолку, словно там была нарисована воображаемая им картина. — Ну уж, мальчики, — улыбнулась Лена. — Мы хоть и не едим пустой хлеб, но на собственный дом точно накопить не сумеем. — Вот когда я вырасту, — продолжил Миша, — я устроюсь на хорошую работу и обязательно куплю нам дом! — Вот когда вырастешь, тогда и поговорим, — щёлкнула Лена пальцем по носу сына. — А пока всем спать! Завтра придёт тётя Нина и на пару часов меня заменит. Мне нужно отъехать по делам. Тётя Нина была соседкой по площадке и иногда, если Лене нужно было отлучиться, она с удовольствием оставалась дома с ребятами. Тем более что, каждый раз уходя к себе домой, она заговорщики подмигивала Лене и говорила, что, когда она приходит к мальчикам, ей будто добавляют пять лет жизни. Так хорошо после общения с ними она себя чувствовала. Лена только пожимала плечами и шутила, что в квартире спрятана батарейка, которая и заряжает тётю Нину энергией. На следующее утро, впустив соседку в квартиру, Лена побежала по делам. На сегодня у неё была назначена встреча с работодателем. Нужно было подписать кое-какие бумаги и получить деньги за выполненную ранее работу. Денег за заказ вышло хоть и немного, но для их маленькой семьи они были очень важным и нужным дополнением. Тем более что к осени нужно было одевать ребят в новые курточки. Из старых они как-то незапланированно выросли! Подписав бумаги и забрав сумму, Лена спрятала её поглубже в сумочку и направилась домой. Заскочив в магазин и прикупив для детей вкусностей, она пришла на вокзал и стала ждать автобус до своего района. В какой момент и из какого угла перед ней появилась цыганка, Лена даже не поняла. — Ай, красивая, дай погадаю, — вдруг произнесла та и схватила Лену за руку. — Не нужно мне ничего, — испуганно отдёрнула руку девушка. — Почему не хочешь судьбу знать? Всю правду скажу, — настырно продолжала цыганка, внимательно вглядываясь в лицо Лены. Девушка было попыталась оглянуться в поисках поддержки, но на остановке, как назло, никого не было. — Ай, не беги от меня, красивая, — говорила цыганка и смотрела прямо в глаза. Потом она ещё что-то говорила и смотрела, смотрела, смотрела, не отводя ни на секунду своих чёрных глаз от глаз Елены. Из ступора девушку вывел голос: — Девушка, вам плохо? Лена, словно проснувшись, открыла глаза. Перед ней было приветливое лицо парня. — Нет, нет, — пробормотала Лена, пытаясь понять, где она находится и что с ней случилось. Подошёл автобус, народ с остановки погрузился в него, и девушка вновь осталась в одиночестве. Взглянув на часы, она ужаснулась. Без четверти пять. А ведь к остановке она подошла в три часа дня! Голова нещадно болела. Потихоньку к Лене стали возвращаться обрывки сознания. Вот она на встрече, вот в магазине покупает мальчишкам сладости, а вот… Цыганка! Лену словно прошибло током. Её сумка стояла рядом с ней на лавочке, но заглянуть в неё она боялась. Резко выдохнув, Елена запустила руку внутрь. «Так и есть», — горько усмехнулась девушка и закрыла лицо руками. Денег, полученных за работу, не было. Ещё раз внимательно изучив содержимое сумки и не найдя денег, Лена расстроилась окончательно. «Вот вам и курточки новые, — горько думала она, — вот вам и поездка в зоопарк». Пошарив по карманам и найдя нужное количество мелочи, Елена села в подошедший автобус и поехала домой. Дома её встретила встревоженная тётя Нина. Услышавшая шёпотом рассказанный инцидент, она расстроилась ещё больше. Понимая, как тяжело придётся семье без этих денег, и с неприятным осадком на душе женщина ушла домой. Приведя себя в порядок, Лена присела на диван и закрыла глаза. — Мам Лен, что-то случилось? — услышала она заданный Семёном вопрос. — Нет, мой хороший, просто у мамы сильно разболелась голова, — подавленным голосом произнесла девушка, стараясь сдержать слёзы. Спустя секунду Сенька взгромоздился на колени матери и прижался к её голове своей соломенной шевелюрой. — Сейчас, мам, — бормотал он и гладил Елену по щеке. — Сейчас всё пройдёт. И словно мягкий туман разлился в голове, уводя её с собой туда, где отсутствует боль и проблемы… — Эй, вы чего тут? Уснули? Михаил, закончивший делать домашнее задание, отправился на поиски семьи и нашёл их сидящими на диване в объятиях друг друга. — Ш-ш, — тихо прошипел Сеня, поднеся палец к губам. — Мама спит, — шёпотом сказал он и тихонько слез с коленей Елены. Спустя час Елена проснулась. Головной боли как не бывало, и чувствовала она себя великолепно. В прекрасном настроении она пошла к ребятам в комнату и провела с ними весь вечер. Утром в решительном расположении духа открыла входную дверь, впуская тётю Нину. — Ох, Леночка, может, не надо? — с порога сказала та. — Ну где ты её теперь найдёшь? Цыганка ведь, как ветер в поле! — Ну, не найду, так не найду, тёть Нин. Но всё равно попробую. Может, она на вокзале ошивается, и таких, как я, дурочек ловит. — Ох не знаю, Леночка, — сказала тётя Нина и тут же осеклась. Лена обернулась. Позади неё стоял Семён. — Мам Лен, возьми меня с собой, — попросил мальчик. — Ну, раз уж ты всё слышал, то должен понимать, что я иду не на прогулку, — ответила ему Елена. — Я знаю, — сказал мальчик и, внимательно глядя на Лену, опять попросил. — Ну мамочка, возьми меня с собой. Не понимая, как и — главное — зачем, Елена сказала «да». Вот уже час они шатались по вокзалу в поисках мифической цыганки. Елена уже отчаялась её найти, как вдруг услышала уже знакомое: — Ай, красивая, дай погадаю. Обернувшись на голос, Елена увидела ту, которая вчера лишила её зарплаты. Цыганка крутилась вокруг молодой девчонки и настойчиво хватала ту за руки. Подойдя к ней, Лена произнесла решительное: — Здравствуйте! Отвлёкшись от своей жертвы, цыганка с удивлением уставилась на Елену. — Ну здравствуй, — недружелюбно ответила она, опуская глаза на Семёна. — Чего тебе надо? — Вчера вы взяли у меня кое-что, — робко продолжила Лена. — Я? — надменно произнесла цыганка и упёрлась руками в бока. — Я ни у кого ничего не беру! Мне сами всё отдают, — гордо произнесла она. — Нет, вы всё же взяли, — повторила Елена, — и если вы не хотите, чтобы я обратилась в милицию, то… Договорить девушка не успела. — Что-о?! — покраснев от гнева, заорала цыганка. — Ты меня пугать вздумала?! Люди добрые! — орала она, играя на публику. — Вы посмотрите на неё! Пугать она меня вздумала! Нищую цыганку! Думаешь, я управы на тебя не найду? — Тише, — увещевала Елена, — зачем вы так кричите? Я же с вами по-хорошему. — По-хорошему? — продолжала орать та. Чуть поодаль уже образовалась толпа зевак в надежде увидеть развязку. — Бесстыжая! — противным голосом кричала цыганка. — Сама где-то шлялась, деньги потеряла, а на меня свалить хочешь?! Ещё и ребёнка своего приволокла, чтоб людям на жалость давить. Лена стояла с красным от стыда лицом. Люди, стоявшие рядом, с любопытством разглядывали молодую женщину с ребёнком, а цыганка, надрываясь. сыпала обвинениями и причитаниями. И вдруг маленький Сенька отцепил свою ручонку от руки матери и вплотную подошёл к цыганке. Он взял её за руку и посмотрел на неё снизу вверх. Лена с непониманием смотрела на сына. Опешив от поступка мальчика, цыганка на секунду замолчала, но, быстро придя в себя, отдёрнула руку и заорала вновь: — Да что же это такое, люди добрые?! Откуда ни возьмись вокруг них появилась ещё толпа цыган, и Елена, краснеющая от стыда, схватила Семёна и побежала прочь с вокзала. Как она добралась до дома, она не понимала. В голове, словно назойливая дрель, звучал голос цыганки. Похожая на зомби, она вошла в квартиру и, буркнув тёте Нине что-то типа: «Это был самый ужасный день в моей жизни», — рухнула на кровать и уснула. Проснулась Лена ночью. В комнате была темнота и тишина. Почему-то в эту ночь мальчишки легли спать с ней, прижавшись к матери с разных сторон. Не желая будить сыновей, Лена устроилась поудобнее и снова заснула. После того случая прошла неделя. Денег пришлось просить у Сергея. Впрочем, он и не собирался жадничать или отчитывать Лену за глупый проступок, о котором она ему рассказала. Сергей просто дал денег, не задавая лишних вопросов. С тех пор, как они расстались, с огромным удивлением приняв единственную просьбу Лены об усыновлении мальчика, Сергей смотрел на жену совсем другими глазами. Конечно, он понимал, что поступает подло, оставляя её наедине с трудностями, но по-другому он не мог, считая, что так будет честнее, нежели приходить домой в плохом настроении и срываться на и без того уставшей жене. Он встречался с женщинами, но заводить семью больше не хотел. Тем более что при необходимости он приезжал к Елене и сыну и вполне восполнял свои потребности в семейной жизни, проводя с ними весь день, слушая взрослые рассуждения сына Михаила о том, как они с мамой и Семёном мечтают купить дом в деревне и перебраться туда. Семён в такие дни нехотя выходил из комнаты, словно не желая отнимать у мишки минуты, проведённые с отцом. Сергей же с интересом поглядывал на приёмного сына и хоть не испытывал к нему каких-либо чувств, но и не отталкивал его, если мальчик подходил к нему с каким-либо вопросом. Лена же, несмотря на поступок мужа, не переставала его любить. Тихо и незаметно она ждала, когда он приедет, впрочем, не особенно заморачиваясь его отсутствием. С двумя детьми ей некогда было быть в одиночестве. Тем более что чем старше становились мальчики, тем легче становилось и ей. С того случая с цыганкой прошёл месяц, и Елена уже стала забывать неприятный инцидент, как вдруг в один из вечеров в дверь позвонили. Открыв замки и распахнув дверь, девушка замерла в удивлении. На пороге стояла та самая цыганка. — Что вам нужно? — нахмурившись, спросила Лена. Цыганка прищурился глаза и раздражённо ответила: — У тебя есть то, что принадлежит мне! — Наверное, вы что-то путаете? — воскликнула Елена. — Это вы как раз забрали себе то, что принадлежало нам! — резко бросила она. — Отдай моё! — с некоторой злобой опять произнесла цыганка. — Да послушайте вы! Как у вас вообще хватило совести заявиться ко мне? — раздражённо произнесла Елена. — Я не к тебе обращаюсь! — зло бросила цыганка. — Отдай силу! Я откуп дам, — продолжала она. И только тут Елена заметила, что цыганка смотрит совсем не на неё. Обернувшись, девушка заметила Семёна. Мальчик только что сполз с постели и сейчас стоял босыми ногами на холодном полу. Семён сделал несколько шагов и оказался впереди матери, прямо перед цыганкой. Он спокойно смотрел на неё снизу вверх и не произносил ни слова. — Отдай силу, — повторила женщина. — Возьми, — сказала она, протягивая мальчику свёрток. Семён протянул руку и, забрав свёрток, передал его в руки матери. Затем он подошёл к цыганке вплотную и снова, как в прошлый раз, взял её за руку. Так он постоял с минуту, неотрывно смотря в лицо женщины, а потом просто развернулся и пошёл обратно в квартиру.Цыганка же, не проронив ни слова, пошла вниз. Лена стояла перед пустым коридором с открытой дверью и держала в руках свёрток непонятно с чем. Вся ситуация была для неё настолько дикой, что она, словно отупев от происходящего, крутила головой из стороны в сторону, не зная, как ей поступить и что делать. В конце концов, придя в себя, она закрыла дверь, положила свёрток на кухонный стол и пошла в комнату к мальчикам. Мишка спал, тихонько посапывая на подушке. Семён лежал с открытыми глазами. Он знал, что мать придёт за объяснениями. И Елена пришла. Присев на край кровати, Лена погладила Семёна по голове и спросила: — Сенечка, что это было? О какой силе говорила эта женщина? — Мам Лен, вот зачем она тебя обидела? Ведь ты же не украсть у неё хотела, а она плохо поступила. Так нельзя себя вести, — выдал тираду мальчик. Конечно, это был не тот ответ, который хотела услышать Елена, но настаивать девушка не стала. В конце концов, ещё тогда, за забором детского дома, ей сказали, что Семён не такой, как все. Он просто другой. Стоит ли копошиться в чужой душе и допытываться правды, если она любит его и таким, немножко другим? Чмокнув мальчика в соломенную макушку, мать пошла на кухню. Развернув свёрток, принесённый цыганкой, она обомлела. В руках Елена держала крупную сумму денег. «Велика же была её сила, — подумала Лена, — раз она дала за неё такой откуп». Сумма была настолько внушительная, что у Лены не осталось сомнения, — следующим летом они обязательно купят себе дом в деревне.© Автор Юлия Скоркина.
  5. 102 points
  6. 100 points
    А у нас во дворе новая любовь
  7. 100 points
    А вам обязательно все поперек надо было делать? Причем в гостях у его мамы. И кто вас там в поле фотал? Дотерпеть до дома было никак? Обязательно свои игрища на виду всех устраивать было? С фотосессией?
  8. 95 points
    Мой дед по биологическому отцу всю свою жизнь (он 1900 года рождения был) собирал книги. Когда мама и отец поженились, дед подарил на свадьбу много - много книг: собрания сочинений отечественных и зарубежных классиков, подарочные экземпляры книг по домоводству. А на мое рождение - много - много собраний и отдельных экземпляров детской литературы. По мере моего взросления, с полки доставали очередную, подходящую по возрасту книгу, открывали обложку, прикладывали к бумаге мою ручонку, обводили, и подписывали, например: "Любаньке 1год 3мес". Книга поступала в мое распоряжение. Читать я научилась в 4 года, и сразу бегло и предложениями. Мама с отцом прожили 8 лет, настал развод. Я готовилась к поступлению в первый класс. "Поступать" в школу я поперлась, как Буратино с букварём - со сборником сказок Бажова, внутри которой была моя ручонка и надпись: "Любашке 2 года 8 месяцев", читала зачем то учителю "Хрустальную веточку". Очень хотела, что бы меня приняли. Приняли. Возвращаемся мы с мамой со школы...Вот прямо со стороны вижу этот момент до сих пор, и наверное, не забуду до смерти. Я такая худая кривоногая, с бантиками - корзиночками на голове, в смешных круглых очках, с огромным Бажовым подмышкой. Счастливая, что приняли в школу. Мама - тоненькая, высокая, изящная, как та хрустальная веточка. Заходим в наш двор, у подъезда стоит служебная машина отца, и он как раз выносит из подъезда очередной мешок с книгами. Что подумала я? Я подумала - как это? Мой папа выносит из моего дома мои книги? Мама, не отпуская мою руку, молча, подошла к открытому багажнику, посмотрела в него. Там на самом деле вместе со взрослыми книгами лежали и мои, детские, с моими ручонками, и мамины по домоводству. Молча вытащила из моей подмышки Бажова и кинула в ту же кучу. Так же молча, мимо отца и его водителя с мешками книг, мы поднялись в квартиру, закрылись на кухне и не выходили, пока отец не освободил шкафы от книг. Всех. Вообще, всех. Через часа два я уже была в деревне у бабушки с дедушкой. Вернувшись к школе домой, я обнаружила, что на моих полках стоят новые, интересные книги, много. Открытые полки в шкафу, где стояли взрослые книги, красиво заполнены статуэтками, вазочками, моими портретами. Мне понравилось. А мои книжки, дедовский подарок, передал отец своим новым дочкам. С моими "ручонками". Вот так.
  9. 93 points
    Я считаю, что это - не прямота, а откровенное хамство. Представьте, через десять лет ваша дочь привозит знакомиться жениха. Вы ему за столом : дочка не ест суп с грибами, а он вам в ответ : а дома жрет и причмокивает. Или назовет вашу дочь "говном на палке". Или заставит вашу дочь при вас мыть ему ноги. А потом будет свое быдлячество выставлять, как достоинство и искренность, в противовес вам-лицемерам. Думаю, вы тоже не захотите в дальнейшем видеть этого козла в своем доме.
  10. 91 points
    У каждого из нас есть истории про то, как родня выписывала совершенно шекспировские коленца. Это грустно, но банально. Но иногда родня исполняет совершенно удивительные номера, из серии "и тут со дна постучали". Я хочу поговорить про них Начну издалека. На ранней стадии деменции моя тётка уговорила бабушку подарить квартиру ей, после чего выгребла из бабушкиного дома всё ценное и растворилась в тумане. Сказать выгребла - не сказать ничего. Квартира деда и бабушки (генерала в отставке и крупной чиновницы) стала похожа на квартиру уборщицы, пьющей матери пятерых детей. Лечила я, годами сиделку оплачивала я, хоронила я. Но это мелочи жизни, я не об этом Однажды, много лет назад, я попросила у бабушки её 18-томник Горького. Тогда ещё не было Озонов и Авито, Горького не переиздавали, а я его очень люблю, взять было негде. Бабушка радостно согласилась. Потом стала съезжать с темы. Потом на выступлении "не знаю, заслужила ли ты" я плюнула и забыла. В Туле (как сейчас помню) в букинистическом нашла, купила, на горбу допёрла. Прошло лет 20. Бабушки не стало. Похоронили, вместе с сиделкой помянули. Ну, и я маме говорю: "Мама, возьми себе что-нибудь на память". Мама мне: "Я хочу взять Горького. Я его 100 лет не перечитывала, ты книги из дома выносить не даёшь, хочу своего". Полезли в шкаф, а там не 18 томов, а 16. Нет первого и последнего Долго и незачем объяснять, но поверьте, дело было так: бабушка сказала тётке, что я прошу Горького; тётка (которой этот Горький нужен как попу мячик) стырила первый и последний том, чтобы бабушка мне отдать это собрание сочинений не могла Но каков заход, а?!:) Сидим мы после поминок, на 16 томов смотрим. Первой зарыдала сиделка, второй мама, третьей я. Но потом я сказала: "Мама, я помню содержание первого и последнего тома. В первом ранние вещи, в последнем очерки. Давай ты возьмёшь оставшиеся 16, с пьесами и "Климом Самгиным", а эта пусть сидит с "Макаром Чудрой" и очерком "В.И. Ленин"" У меня про семью таких историй воз и маленькая тележка. Но они в основном жуткие. Например, моя бабушка по отцу много лет, когда я приходила к ним домой (искала отца), через дверь говорила: "Здесь такие не живут" и не открывала. А потом, когда он умер, меня нашла... милиция. Потому что "бабушка" (язык не поворачивается так назвать) боялась, что я буду претендовать на наследство, и на кладбище поволокла его в мешке и ночью. Ну и соседи вызвали милицию - кто-то в глазок увидел, как дюжие небритые мужики тащат по лестнице очевидный труп. На наследство после этого я не претендовала, я рысью побежала к психологу в истерике "во мне течёт кровь этой бабы, во мне её генетика, я потенциальное чудовище, спасите-помогите". Самое милое, что это всё не жизнь маргиналов. В нашей семье главный маргинал - я. Потому что я так и не написала докторскую. И, позорище, так и умру кандидатом наук Но история про 18-томник Горького - это же не битва за имущество, не история про нелюбовь, не типичная семейная драма, не "свинцовые мерзости дикой русской жизни"(с) Горький. Это про креативное, сосредоточенное, не лишённое некоторого изящества скотство. Я не знаю, смогла ли я объяснить, о чём я. Не пережитые эмоции вообще сложно объяснять. Но давайте поделимся самыми дикими выходками нашей родни? Просто чтобы выговориться. Вдруг полегчает
  11. 91 points
    Прошу любить и жаловать нового любимца - безымянного ребенка. Сегодняшний подобрыш.
  12. 90 points
    Высоко сижу, далеко гляжу: И кто это меня тут тайком фоткает? А это - когти точим:
  13. 90 points
    Здравствуйте! Прошло уже 4 месяца как мы закончили лучевую терапию. По плану в конце августа ездили в Питер на контроль. По МРТ все слава Богу стабильно, опухоль еще на 1-2 мм уменьшилась по двум размерам, контраст также не копит, значит постлучевого некроза нет. Это все хорошие признаки. Были и в Москве у онколога, у Желудковой, она также подтвердила, что все отлично на данный момент. На данный момент. Это ключевые слова. Что будет завтра никто не знает. Поэтому страх это постоянный спутник моей жизни. Такое чувство, как будто живешь под дулом пистолета. И в любой момент он может выстрелить... И чем больше времени проходит, тем больше страхов, потому что больше вероятность рецидива. Как же хочется чтоб время остановилось, чтоб все было как сейчас, чтоб Рома чувствовал себя хорошо, и не было никаких признаков прогрессирования опухоли. Чтоб он мог вести обычную жизнь, да что там говорить, чтобы он просто жил... Сейчас все хорошо, как и планировалось, Рома пошел в православную школу, в классе 5 человек, спокойная обстановка, режим хороший, уроки с 9 часов. Он с удовольствием ходит, подружился с детками, учительница нравится. Для меня это главное - чтоб ему было комфортно. Единственное, мне было почему-то очень сложно в моменте организации всего этого, потому что еще до того, как мы узнали про опухоль, подали заявление в обычную школу. Я переживала тогда, что вдруг не попадем туда и придется далеко ездить. А потом диагноз, и жизнь перевернулась. Помню, когда приехали из Питера, в почтовом ящике было письмо, что нас зачислили в эту самую школу. Плакала я тогда сильно, так больно было получить этот "привет" из прошлой жизни, которой никогда больше не будет. И вот летом писала заявление на отчисление из этой школы, то же самое чувство. Такие же чувства, когда приходится рассказывать кому-то о нашей болезни. Как будто снова и снова я узнаю, что у моего ребенка рак, как будто снова я в том дне, 26 февраля, и охватывает панический ужас... Еще за это время в семье близких знакомых у девочки тоже обнаружили опухоль мозга. В той же поликлинике наблюдалась, что и мы. Она тоже 2012 года рождения, как и Рома. Есть и еще одна девочка 2012 года с таким же диагнозом, как у нас, с ней меня познакомили врачи нашей поликлиники, потому что они раньше узнали и прошли уже лечение на тот момент. Диагноз редкий, а город у нас не такой уж и большой. Это шок просто... Врачи говорят это случайность, совпадение. Не знаю, не верится, что это все происходит, хочу это развидеть...
  14. 90 points
    Жизнь иногда преподносит неожиданные сюрпризы... Щенка сбила машина и он тихо лежал на обочине, но именно в этом месте мужу надо было поменять маршрут и пока он разворачивался, то увидел в кустах маленькую кроху. Дела пришлось отложить и везти найдёныша в клинику. Теперь лечение и волнения позади, а у меня появилась вот такая подружка. Знакомьтесь - это Ника! Я в культурном шоке от сообразительности и воспитанности этого детёныша и раньше с таким умищем никогда не сталкивалась и...теперь никому её не отдам!
  15. 89 points
  16. 87 points
  17. 86 points
    Мой второклассник, удачи и успехов в учёбе сынок, и минимум плохих людей на пути
  18. 85 points
    Моя Василиса:
  19. 84 points
    С того дня, как в руки Елены попал свёрток с деньгами, прошло полгода. Сумма, полученная от цыганки, действительно была немаленькая. Подогреваемая азартом, которым её заразили мальчишки, рассказывая, как бы им хотелось жить в домике в деревне, Елена тоже загорелась этой идеей. Посовещавшись с Сергеем и заручившись его поддержкой, она начала поиски. Совсем далеко от цивилизации уезжать не хотелось, но и нюхать выхлопные газы в расположившихся около трассы деревнях тоже желания не было. Лена сбилась со счёта, сколько раз каталась с риелтором по предложенным на продажу домам.То дорога рядом, то ни одного деревца, словно в степи деревня расположилась, а то и вовсе попадались такие, где доживающие свой век старики были единственными жителями этих окрестностей. И в этот раз смотреть очередной дом, выставленный на продажу, Лена ехала без особого энтузиазма. Правда, сегодня, чтобы скрасить нудную дорогу, она взяла с собой мальчишек. Всю дорогу ребята болтали без умолку. Каждый из них рассказывал о своём видении дома. Мнение у каждого было своё. Единственное, в чём их мнения сходились, так это в том, что всенепременно нужно завести кошечку, причём желательно сразу по приезде. Елена остужала фантазии ребят, говоря, что найти хороший дом совсем не просто. А уж про кошку пока и думать нечего… И вот настал долгожданный съезд с оживлённой трассы на насыпную дорогу. За окном машины появлялся прекрасный вид русской глубинки. Дорога петляла через поля, которые сменялись небольшими лесополосами, и, миновав остаток пути среди густого леса, вся компания выехала к деревне. Деревня была достаточно большой, имела свой магазин и одноразовое сообщение с городом в виде небольшого маршрутного автобуса, который, кстати, стоял рядом с остановкой, находившейся чуть поодаль от самой деревни. Дома шли в два ряда. По большей части бревенчатые. Старые, но добротные. С одного края, позади домов, был небольшой обрыв, спуск с которого вёл к реке. С другого края шёл густой лес. Проезжая вдоль деревни, Елена заметила, что все дома были жилыми. Это радовало: не хотелось бы оказаться в положении, когда на зимний период деревня засыпает, проводив в городские джунгли последнего дачника. У одного из домов крутилась ребятня, и эта деталь очень порадовала мальчиков.Почти в каждом дворе лаяли собаки. В некоторых домах держали скотину. Особый же интерес вызвал дом, рядом с которым, мерно пощипывая травку, паслись две лошади. Мальчики чуть головы не вывернули, разглядывая их. И вот она, долгожданная остановка. Их дом стоял последним. Перед взглядом Елены и мальчиков предстал дом их мечты. Из цельного бревна, с широким крыльцом, он напоминал дом с картин русских художников, описывающих процветающий крестьянский быт. Территория вокруг дома была не очень большая. Зато, если позади остальных домов в деревне к реке вёл довольно резкий обрыв, то позади этого дома был пологий спуск, по которому до реки было прогуляться — одно удовольствие! Всю дорогу риелтор расписывал красоту пейзажей и самобытность деревни, умолчав лишь об одном, и сейчас Елена стояла с понурым видом, смотря на этот маленький нюанс. Всё было хорошо в деревне, ей понравился сам дом и внутренняя обстановка. Радовали глаз и полноводная река, и дремучий лес. Можно было бы уже с удовольствием остановить выбор на нём, если бы не граничащее с забором старое деревенское кладбище. — Роман, — устало проговорила Лена, обращаясь к риелтору. — Если бы вы упомянули об этом соседстве сразу, то мы могли бы сэкономить кучу и вашего, и нашего времени. — Лена, я не понимаю, в чём дело? Ну кладбище! Согласен, не совсем приятное соседство, но оно старое и на нём уже сто лет никого не хоронят! — И что? — возмутилась Елена. — Можно подумать, это что-то меняет. Вы думаете, мне было бы важно, какой памятник меня встретит с утра, выйди я на крыльцо дома, старый или новый? — Я не это имел в виду, — оправдывался риелтор. — Просто я действительно не вижу ничего плохо в том, что рядом с домом расположено кладбище, — упорствовал он. — Ну, вот если вы не видите, — раздражалась Лена, — то и купили бы этот прекрасный дом себе. На звук спорящих голосов вышли мальчики. — Мама, что-то случилось? — спросил Миша. — Нет, мои дорогие. Прыгайте в машину, мы уезжаем. — Мам, тебе что-то не понравилось? — переспросил сын. — Миша, — раздражённо ответила мать, — ни тебя, ни Семёна не смущает, что фактически рядом с крыльцом уже начинается кладбище? Мишка растерянно посмотрел сначала на Семёна, а потом на кладбище. — Мам Лена, что страшного на кладбище? — вдруг спросил до этого молчавший Семён. — Видишь ли, дорогой, — стараясь говорить спокойно, отвечала Лена, — кладбище — это не совсем то место, рядом с которым бы хотелось жить. — Зато какой замечательный дом, мам! — встрял Михаил. — И как красиво вокруг! — продолжал восхищаться мальчик. — Ну, а я про что? — заметив поддержку мальчиков, вдруг встрепенулся риелтор. — Тишина и благодать! Да и кладбище уже почти не кладбище, а так, сквер. — Скве-ер?! — протянула Лена. От негодования у неё, казалось, не осталось слов. Риелтор, словно ожидая оплеухи, вжал голову в плечи. Но скандала не произошло. Тихонько подошёл Семён к матери и, взяв ту за руку, произнёс: — Мам Лен, ну нам с Мишкой очень-очень понравился этот дом… Сборы были недолгими. Все нужные вещи Сергей помог перевезти, при этом всю бумажную волокиту по продаже и оформлению вообще взяв на себя. Лена была ему бесконечно благодарна, а он всё не переставал удивляться, как за год может поменяться жизнь одного человека. Первым делом вся команда в лице Лены и двух мальчишек исследовала каждый уголок нового дома. Естественно, самым интересным местом для ребят оказался чердак. Высокие балки конусообразно складывались в треугольную форму, так что нагибаться не приходилось даже Лене. На чердакеот старых хозяев оставались кое-какие вещи в виде старинных стульев и сундука, который почему-то оказался пустым.Было на чердаке и окно, из которого открывался прекрасный вид на долину с рекой. Через пыльные стёкла внутрь попадал рассеянный свет, и от этого на чердаке становилось как-то таинственно. Подойдя к лазу, ведущему вниз, сначала спустился Миша. За ним приготовился слезать Сенька, но вдруг остановился и уставился в угол. — Что там, дорогой? — спросила Лена, оборачиваясь в ту сторону, в которую смотрел сын. — Ничего, мама, — ответил Сеня и стал спускаться. Дальнейшие дни потекли в неспешном разборе привезённых с собой вещей. Правда, разбирала вещи Лена почти всегда одна. Мальчишки уже успели познакомиться с местной детворой и исследовать окрестности деревни. В принципе, Лена перестала с опаской смотреть на столь неугодное для неё в своё время соседство с кладбищем. «Да и Бог с ним, — думала она, — ведь и правда же на нём уже никого не хоронят. Не мертвецов же, в конце концов, бояться в двадцать первом веке!» Жизнь текла, новосёлы потихоньку знакомились с соседями. Всё их устраивало в новой жизни, только иногда, ночами, Лена просыпалась от непонятных звуков. Слышалось ей, что будто на чердаке кто-то копошится, но всё же здравый смысл подсказывал, что, скорее всего, это какие-то ночные животные или птицы могут залетать по старой памяти, когда дом ещё не был жилым. Однажды идя из магазина, Лена поравнялась с женщиной её возраста. Оказалось, что та живёт от них в нескольких домах. Звали женщину Анна. Разговорились, и Лена пригласила новую знакомую в гости на чай. Этим же вечером две женщины сидели за столом на веранде и беседовали. В беседе Лена узнала, что живут они тут с рождения. Муж Ани работает в городе и иногда остаётся там ночевать в квартире матери, а сама Аня на работу устроиться не может, хозяйничает по дому и сидит с детьми. Детей, как и у Лены, было двое: старший мальчик, которому на тот момент уже исполнилось шестнадцать лет, и младшая дочка. Девочке было десять, её звали Софья. Именно из-за неё Анна и не могла пойти работать.У Софьи было слабое здоровье. Вернее, случались дни, а ещё точнее, ночи, когда на девочку ни с того ни с сего нападали жуткие приступы удушья.Обследования на астму и на любые другие болезни, связанные с дыхательными путями, результатов не давали от слова совсем. Врачи разводили руками. Вполне здоровый ребёнок вдруг начинал краснеть, задыхаться вплоть до потери сознания. Мать с отцом ничем помочь не могли. В такие минуты их отчаяние достигало наивысшей точки. Они до смерти боялись, что каждый приступ для Софьи будет последним.После приступа девочка лежала в постели несколько дней, полностью обессиленная.Случались припадки с периодичностью раз в два месяца, в остальном же ребёнок был почти здоров. Пролистывая жизнь назад, Аня заострила внимание, что припадки с Софьей стали случаться после того, как они съездили к бабке в соседнюю деревню, чтобы заговорить ребёнку грыжу, но, скорее всего, это было лишь досадным совпадением. Лена в ответ рассказала свою историю и о том, что у Мишки были эпилептические припадки, тоже сказала, упомянув при этом, что вот уже почти как год приступы не случаются. Анна тяжело вздохнула, понимая, что это единственное, о чём она мечтает вот уже много лет. Дальнейший разговор женщин был в русле «ни о чём». Вечером, укладывая мальчиков спать, Елена спросила, знают ли они Софью. — Эта девочка выходит к нам, только если мы сидим на скамейке, — подтвердил Миша. — Она говорит, что ей нельзя бегать, а то она задохнётся. — Очень жаль девочку, — грустно проговорила мать. — А почему ей никто не поможет? — искренне спросил Сенька. — Знаешь, милый, — ответила Лена, — есть такие болезни, о которых врачи ещё не знают и не могут помочь. — Но, мама, это если болезни, — продолжал Сеня, — то вот, как наш Мишка. Он болел. А Софья, она не болеет. — Ну как же не болеет, Сенечка? А что же это, по-твоему, если не болезнь? — вскинув брови, спросила мать. — Просто от неё нужно прогнать того, кто к ней приходит ночью, — пробормотал Сенька и, отвернувшись к стене лицом, подсунул маленький кулачок под щёку, приготовившись заснуть. Лена молча уставилась на сына. Как понимать его слова, она не знала. Решив поговорить об этом утром, она ушла в свою комнату. Женщина долго не могла заснуть, проговаривая про себя ответ Семёна о том, что нужно прогнать того, кто приходит ночью… Утром, после обеда, когда Мишка сидел над обычными домашними заданиями, Лена всё же решила поговорить с сыном. — Сенечка, — начала она, — а что ты имел в виду, когда вчера говорил о том, кого нужно прогнать? Сенька повернул соломенную голову к матери и внимательно на неё посмотрел. «Боже, этот взгляд! В этом взгляде все тайны мира», — подумала Лена, поражаясь, насколько может быть серьёзен взгляд шестилетнего мальчишки. — Мам Лен, — серьёзно проговорил Сенька, — понимаешь, иногда к людям приходит тень и делает им плохо. — А что это за тень,Сенечка? — непонимающе спросила Лена. — Я не знаю, мама, иногда я вижу их. Некоторые просто стоят и смотрят, а некоторые начинают показывать зубы. Такие делают человеку плохо. — Они тебя пугают? — продолжала выспрашивать Лена. — Нет. Я их не боюсь. Они мне ничего не делают, просто смотрят и злятся. — Сенечка, а часто ты их видишь? — в голове у Лены возникали тысячи вопросов, и с каждым ответом сына их становилось только больше. — Нет, — равнодушно ответил ребёнок, разглядывая пластиковую машинку, которую он держал в руках. — Ведь они не за каждым человеком ходят. А вот во дворе у Софьи я видел, когда мы первый раз сюда приезжали. Помнишь, с дядей, который нам этот дом показывал? — Что, прямо на улице видел? — спросила Лена, чувствуя, как от холода немеют пальцы рук. — Ну да, — пожал плечами мальчик. — Это девочка. Очень злая, — подытожил мальчик и сдвинул брови. На этом разговор был окончен. Прошло пару дней. В мыслях Лена периодически возвращалась к тени девочки. Она изо всех сил старалась уместить в голове информацию, что сын может видеть что-то, что не способен уловить взгляд обычного человека. И опять она вспомнила слова Фрекен Бок: «Он просто другой». Лена улыбнулась своим мыслям и решила сходить к Анне, чтобы кое-что проверить. Анна вышла поздороваться, женщины поговорили о погоде, и Лена решилась на вопрос: — Ань, а скажи, давно ли у Софьи был приступ удушья? Аня удивилась вопросу, но ответила: — Да нет. Вот, буквально, как вы приезжали дом смотреть. Я тогда впервые тебя увидела. В эту же ночь и было. Возвращаясь домой, Елена беспрерывно раздумывала. Было ли совпадением то, что Семён увидел в их дворе какую-то тень, а тем же вечером у девочки случился приступ? «Даже если связь есть, — думала Лена, — то как про это сказать Ане? Поверит ли? И можно ли что-то будет сделать с этим?» Сомнения женщины были вполне оправданы. В конце концов, Лена и Аня были не настолько близки, чтоб вот так в открытую прийти к человеку и сказать, что, возможно, её дочь больна потому, что какой-то призрак душит её! И всё же Лена решила не вмешиваться, резонно предполагая, что, приди она к соседке с таким заявлением, она минимум, что сделает, так это покрутит у виска и даст ей отворот поворот. А максимум — ославит её на всю деревню, как сумасшедшую особу. И всё бы ничего, и прошла уже неделя-другая, только встретила Лена свою соседку у магазина с распухшим от слёз лицом. — Что случилось, Аня? — участливо спросила она. Вместо ответа девушка разрыдалась на глазах у соседки. Спустя десять минут они сидели на кухне Анны, и Елена слушала сбивчивый рассказ о том, что буквально вчера у Софьи вновь приключился приступ удушья, хотя после первого не прошло и месяца. А это значит, что болезнь начала прогрессировать. Закончила Аня, закрыв лицо руками и содрогаясь всем телом от очередного потока рыданий. Встав из-за стола, Лена направилась в комнату, где лежала Софья. Отворив дверь и увидев девочку, сердце Елены сжалось. На кровати белая, как полотно, сбивчиво дыша, лежал худенький ребёнок. Глядя на нее, складывалось впечатление, что в ней совсем не осталось крови. — Через несколько дней она снова станет обычным румяным ребёнком, — раздалось из-за спины. Лена обернулась. Прямо за ней стояла Аня. Боль и горе стояли на её лице ярким отпечатком, когда она смотрела на свою дочь. — А потом снова приступ и всё по кругу. На глаза женщины опять навернулись слёзы. — Послушай, я понимаю, что ты можешь выгнать меня или посчитать сумасшедшей, но всё же выслушай! — горячо выпалила Лена, схватив Анну за руку. Спустя полчаса они сидели за тем же кухонным столом и молчали. Лена ждала реакции, Аня переваривала информацию. — Может, у вас в доме умирал когда-то ребёнок? — робко спросила Лена. — Ну, в прошлом, у предков. — Да нет, — качнула головой Аня, — не умирали у нас дети никогда. Я не понимаю, как это может быть вообще. Всё, что ты мне рассказала, настолько неправдоподобно, что у меня ощущение, что ты перечитала книг, — продолжала размышлять вслух Анна. — Я прекрасно тебя понимаю, — отозвалась Лена. — Только знаешь, Сенька ведь не совсем обычный ребёнок. И с тех пор, как он появился в нашей с Мишей жизни, многое изменилось. И многое необычное вдруг стало простым. А однажды… И Лена рассказала Ане случай с цыганкой. — Я ведь до сих пор так и не поняла, что это было, Ань. Но и допытываться не буду. Просто приняла, как есть, что существуют люди немножечко другие, — произнесла Лена и встала из-за стола, собираясь уходить. — Постой, — остановила её Анна. — Я не то, чтобы неверю, — начала она. — Можешь ничего не объяснять, — прервала её Лена и вышла. Идя по дороге к дому, Лена жалела, что поступила так опрометчиво и рассказала малознакомой женщине о даре, которым обладает Семён. На сердце легла неимоверная тяжесть. Подходя к дому, она окрикнула крутящихся у противоположного двора мальчишек. Они вместе с гурьбой детворы с интересом смотрели, как сосед чистит и нахоливает лошадь. — Пойдёмте обедать, — с улыбкой произнесла женщина и увела мальчиков в дом. Пообедав, ребята снова засобирались на улицу. Мишка уже вылетел, а Семён уже у самой двери вдруг повернулся и спросил: — Мам Лен, она тебе не поверила, да? — и, не дождавшись ответа, умотал за братом во двор. Лена так и осталась стоять с растерянным выражением лица. Следующим утром женщину разбудил настойчивый стук в дверь. Накинув халат, она пошла открывать. На пороге стояла Анна. Не дожидаясь приглашения войти, она бесцеремонно отодвинула Елену в сторону и прошла на кухню. Лена молча пошла за ней. — Что? Скажи, что мне делать? — безо всякого пояснения спросила она. — У Софьи опять этой ночью был приступ! Она от того ещё не отошла, а он снова случился. Только в этот раз, словно в бреду, дочь повторяла: «Мамочка, прогони её». — Аня, я не знаю, что делать, — ответила Лена. — Я просто передала тебе то, что мне сказал Семён. — Я в отчаянии, — произнесла Анна, закрыв лицо руками. — Я не могу поверить, что это может быть правдой. Но в эту ночь муж прижимал Софью к себе, а она всё твердила и твердила: «Мамочка, прогони её». — Ну, что обычно в таких случаях делают? — размышляла Лена вслух. — Может батюшку? — Лен, мы каждое воскресенье ходим в храм! Слово «Бог» для дочери совсем не ново, — ответила Анна. — А может, к бабке какой обратиться? Если в доме есть призрак какой-то девочки, может, есть и какой-то обряд изгнания? Ну, не знаю, что ещё в таких случаях делают. Звучит так, будто мы играем в фильме ужасов. — Точно! Можно попробовать обратиться к той же бабке, которая в детстве заговаривала Софье грыжу, — оживилась Аня. — Нет, тётя Аня, — вдруг раздался за спиной голос ребёнка. Женщины обернулись и увидели перед собой босоногого Сеньку. — Почему нет? — не поняла Лена. — Потому что девочка, которая приходит к Софье, — сестра этой бабушки. В комнате наступила тишина. Ни Лена, ни Аня не знали, что сказать, и молча смотрели на Сеньку. — Как сестра? — первая из ступора вышла Анна. — А почему она именно к нам приходит? И зачем? — Не знаю, зачем, — равнодушно произнёс Сенька, пожимая плечами. — А именно к вам, потому что у Софьи есть её вещь. Краска отлила от Аниного лица. Не в силах устоять на ногах, она плюхнулась на стул. — А ты не знаешь, какая вещь, Сенечка? — задала вопрос Лена. — Большая тряпичная кукла, — вместо Семёна ответила Анна. — Сенька, быстро иди сюда, чего покажу, — вдруг раздался голос Мишки, и брат по-детски, тут же забыв, о чём он сейчас разговаривал, улетел в комнату Михаила посмотреть, что же там может быть такого интересного. Лена и Аня остались вдвоём. — Что за кукла? — задала вопрос Лена. — Помнишь, я говорила, что мы ездили в соседнюю деревню к бабке заговаривать Софье грыжу? — начала рассказ Анна. — Так вот, пока мы слушали её наставления, Софья, сидя у меня на коленях, потянула руки за куклой, которая стояла на полке за моей спиной. Обычная тряпичная кукла. У бабки их было много. Все без лица, но в разных платьях, на некоторых лежал добрый слой пыли. Они сидели на полке, словно в музее. Хоть и потрёпанные временем, но вполне пригодные для игры. И, когда пришло время уходить, она разревелась, не желая возвращать её хозяйке. Тогда бабка сказала, что если она ей понравилась, то мы можем забрать её себе. «А не жалко?» — спросила я её тогда. На что она сказала, что это куклы её сестры, и стоят они без дела много лет. Не нужны уже, а выкинуть рука не поднимается. С тех пор кукла и живёт в комнате Софьи. Она в неё уже и не играет совсем, та просто стоит на полке и пылится, — закончила рассказ Анна. Лена молчала. — Послушай, а может, спросим у Семёна, что нам с этой куклой делать? — произнесла Аня. — Нет! — решительно ответила Лена. — Ты помнишь, где конкретно эта бабка жила? — Ну да, — ответила Аня. — Иди домой и говори мужу, что нам срочно нужно попасть в ту деревню. И куклу не забудь! Я буду готова через полчаса. Наскоро приготовив завтрак и накормив ребят, Елена отправила мальчиков в дом Ани под присмотр её старшего сына. Сами же они, сев в машину, тронулись в путь. Через час они были в нужной деревне и стучали в дом бабки. Дверь им открыла миловидная женщина. — Здравствуйте, — начала Аня, — нам бы повидать бабушку, которая тут жила лет семь назад. Она ещё грыжи деткам заговаривала. — Так это мать моя, — ответила женщина. — Да вы проходите. Усадив гостей на стулья, женщина спросила: — А зачем она вам? Померла она четыре года назад. — Мы хотели кое-что узнать или вернуть, я не знаю, как объяснить, — при этих словах Аня раскрыла сумку, в которой лежала кукла, и извлекла её оттуда. — Ой, — неожиданно произнесла женщина, — а откуда у вас эта кукла? — Понимаете, когда-то давно эту куклу ваша мама подарила моей дочери. Женщина побледнела и положила руку на сердце. — Ваша дочь жива? — едва слышно спросила она. — Да, — ответила Анна и уже было хотела начать рассказывать о болезни, как женщина протянула руку вперёд, давая понять, что бы она замолчала. — У моей мамы была сестра, — начала говорить женщина. — Они были близнецами. Всегда и везде вместе. Родители безумно любили девочек, всячески старались им угодить. Каждый раз, уезжая в село по делам, они привозили им по кукле. Моя мама, Ирина, не очень любила кукол. Её всегда пугала их безликость, а мамина сестра, Марина, напротив, этих кукол обожала, спать их с собой клала. Случилось так, что сестра заболела, и родители, как могли, баловали дочь. У Марины очень испортился характер. Толи болезнь на неё так повлияла, то ли родители, пытающиеся во всём угодить больной дочери, только становилась она злее и придирчивее день ото дня. Врачи так и не смогли спасти девочку. В возрасте тринадцати лет Марина умерла. Родители очень сильно горевали по дочери, даже батюшка приходил к ним домой и говорил, что нельзя так долго оплакивать покойников. Почти каждый день родители ходили на могилу дочери. Однажды Ирине приснился сон. Сидит её сестра в комнате и играет в свои любимые куклы. «Марина, почему ты здесь? — спросила она. — Ведь мы тебя похоронили». «Мама мне уйти не дала. Да и не хочу я уходить, здесь всё моё», — ответила девочка. Проснулась Ира и видит, что куклы на полу лежат. Рассказала матери про это и про сон. Ох и перепугалась та, привела в дом колдуна, который в деревне жил, и тот весь дом какими-то травами окуривал да слова странные говорил.Больше Марина во сне никому не снилась.Прошло много лет. Родители умерли. Мама моя серьёзно траволечением занялась, к ней даже из города приезжали. Многих своими травками на ноги поставила. Приезжали к ней и взрослые, и дети. И вот детишки-то на кукол стали посматривать, а она возьми да и раздай их всем, кому они приглянулись. — Да вот, как вам, — привела пример женщина. — Всех за пару недель и раздала. Чего им на полке пылиться? А так хоть детишки поиграют.Да только один за одним стали к маме возвращаться те, кому она кукол подарила. Дети стали чахнуть на глазах, и врачи не могли установить, что с ними происходит.Мама все рецепты, что знала, пыталась в дело применить, лишь бы ребятишек вылечить, а всё без толку. Дети теряли силы и задыхались. И вот однажды снится маме сон, будто она опять маленькая и стоит перед ней Марина. Руки в боки, смотрит зло на неё и говорит: «Ты зачем мои игрушки отдала?! А ну-ка быстро их назад воротила. А то задушу тебя! Мои они, слышишь! И ничьи больше!» — и тянет к сестре свои холодные руки. Проснулась Ирина в холодном поту. Поняла, что колдун тот не прогнал дух Марины, а просто утихомирил его, и всё это время она так и жила тут, в своём доме, со своими игрушками. То-то Ира замечала иногда, что на некоторых куклах пыль будто стряхнули, но и не думала, что это могут быть проделки призрака. А как поняла, что детишек своими руками к погибели обрекла, так и слегла. На смертном одре наказала мне найти всех, кто мог куклы эти себе забрать, да и вернуть их сюда, в дом.Ох уж мы этих кукол искали. Благо, четырёх из них забрали дети с нашей же деревни. Ещё двух мы забрали у людей, которые детей к маме же на лечение и везли. А вот про вас-то мы и не знали! Мама не помнила точное количество кукол.Как только мы их всех собрали, мама приказала отнести их на кладбище и прямо на могиле сестры сжечь, а пепел внутрь закопать.И ведь, знаете, детишки и впрямь на поправку с той поры пошли, а бабушке совсем плохо стало. Ей под конец сон опять про сестру приснился, только рассказать она нам его так и не смогла полностью: речь у неё отнялась, да словно в забытьё впала. Пару раз, приходя в сознание, она всё нас жестами к себе подзывала и палец один, указательный, показывала.Это теперь я понимаю, что этот жест обозначал. Видимо, мучила её сестра, куклу последнюю требовала. Вот так вот, девоньки! Хотите — верьте, хотите — нет, — заканчивала свой рассказ женщина, разводя руками. — Вы уж простите, что так получилось. Разве ж мама могла знать? Спустя полчаса на кладбище стояли три фигуры. Они смотрели, как на одной из могил догорала большая, тряпичная кукла… — Мам Лен, — бросился Сенька навстречу входящей в дом Лены, — а Андрей обещал нас на рыбалку с собой взять. На настоящую, взрослую. — Так уж и на настоящую? — улыбалась Лена стоящему поодаль Андрею, старшему сыну Анны. — Мам Лен, ну отпустишь, а? — не унимался сын. Сзади подошла Аня и подтолкнула Лену к комнате, где спала Софья. Девочка мирно сопела в кровати, на её лице появился лёгкий румянец. — Век с тобой не расплачусь, — шёпотом произнесла Анна и, заплакав, обняла Лену. — Ну как же, — попыталась пошутить Лена, — вон, уже и плату озвучили: рыбалка по-настоящему, по-взрослому…© Автор Юлия Скоркина.
  20. 83 points
    Как же так получилось, что умершая хозяйка кукол, могла в прямом смысле причинять вред живым деткам, так и осталось неизвестным. Жизнь она, как оказалось, вообще штука не предсказуемая. И если ничего мистического не случилось с тобой, это не значит, что этого вообще не существует. С того избавления от призрака девочки, прошло время. Анна и Лена очень сдружились. Общая тайна и чудесное спасение дочери Анны, Софьи, сплотило их крепче семейных уз. Теперь, Лена уже не переживала, уезжая в город по делам, на чьё попечительство, можно было оставить сыновей. А мальчики и рады, если выпадает возможность побывать у тёти Ани. Всем известно, как интересно малышне дружить со старшими ребятами, коим был сын Анны, Андрей. Андрей хорошо относился к мальчишкам, брал их с собой на рыбалку, в лес иногда, погулять по краешку. Учил, как какой гриб называется. В общем, нянькой был замечательной. Лена не злоупотребляла Аниным гостеприимством. Хотя прекрасно видела, что общение с их семьёй ей было совсем не в тягость. Вечером, гуляя по окрестностям деревни, Лена попросила вкратце рассказать о том, что за люди живут в деревне. Аня, жившая здесь с самого рождения без проблем поведала почти о каждом жителе. - А вот в этом и этом доме, показывала жестом Анна, - живут самые древние жители деревни. - Улыбалась она. - Баба Глаша и дед Матвей. Сколько себя помню, они были всегда. Деду Матвею, конечно, повезло больше, его сыновья и внуки так и остались жить с ним в деревне. Приглядывают за стариком, уважают. А баба Глаша по большей части всё одна живёт. Дети в город перебрались уже давно. Звали её с собой, да только им старикам разве втемяшишь, что так проще будет и догляд и уход. Старая ведь. А бабка Глаша знай на своём стоит - "здесь родилась, здесь и помру". Сын-то приезжает пару раз в месяц, порядок наведёт, в бане её напарит, намоет, холодильник продуктами забьёт и обратно в город. Внуки - то помладше были, к бабке в деревню за милую душу неслись. А сейчас, повзрослели, женихаются. Вот чаще и приходится соседям присматривать за бабкой. Сын её благодарен конечно. Одно время по деревне ходил, спрашивал, может за деньги кто будет с бабулей помогать. А то, говорит, не удобно. Словно бросил мать, а он переживает! Да только бабу Глашу не своротить. Поэтому соседи по-людски и ходят, проведывают, да в магазин, если что прикупить надо по её просьбе ходят. А много ли бабке надо? - продолжала Анна. - Она вон, в этом году и не выходит почти! Раньше частенько на лавочке грелась, солнышку улыбалась, а сейчас видать силы оставляют. Хотя вчера я её видела, рукой мне махала. - Закончила свой рассказ Анна. - Да уж, - посочувствовала Лена. - Одиночество это плохо. Придя домой и, поужинав, Лена, как обычно расспросила, как прошёл день у мальчиков. И получив подробный отчёт о том, что дядя Игорь, с середины деревни, привёз для строительства огромную кучу песка, в которой милостиво разрешил им полазить, отправила ребят к себе в комнату. А сама села поработать. - Мам Лен, - услышала она голос Семёна, - а помнишь, ты обещала нам завести кошечку? - тихо спросил мальчик. Конечно, Лена помнила. Но надеялась, что мальчики забудут про это обещание. Пока она не хотела заводить никого. - Конечно, помню Сенечка, ответила Елена, - я обещаю подумать над этим вопросом. Ночью Лене не спалось. Несколько ночей подряд её волновали шумы на чердаке. Словно маленькое животное, иногда бегало по скрипучим доскам. Мальчики никак не реагировали на шум. А главное, что Семён про этот шум не говорил ровным счётом ничего, и это успокаивало Лену. С недавних пор, она вообще научилась слушать сына так, как не каждая мать слушает своего ребёнка. Ни разу в мыслях, она не поставила под сомнение дар Семёна! И доверяла его чутью безгранично. Так, например, неделей раньше. Она собралась ехать в город для получения очередного задания по работе, когда Сенька, догнав её у калитки, сунул ей в руки зонт. - Что ты милый, посмотри какая благодать на улице, - улыбалась Лена, - синоптики дождь не обещали. Надо ли говорить, что домой Лена, из города возвращалась под проливным дождём. И таких мелочей было много. На эти маленькие чудеса мать уже и не удивлялась. Одного Лена боялась, что чудеса, иногда случались и большие. И тогда, от осознания великой тайны, скрывавшейся в недрах Сенькиной головы, у неё бегали мурашки. - Мам Лен, - сказала ей как- то Сенька, - дядя Серёжа всё спешит и спешит, а ему нельзя туда. - Не поняла тебя, милый? - озадаченно спросила Лена. - Куда он спешит? - Не знаю, позвони ему и скажи, что нельзя туда, там много стекла. Встревоженная Лена опрометью бросилась к телефону. Бывший муж долго не брал трубку. Поднял её только со второго раза. Оказалось, что выходя из квартиры, он забыл телефон. И понял это, когда услышал, что тот начал трезвонить на полке у зеркала. Только вот дверь он уже успел захлопнуть и кинуть ключи в сумку. А телефон был нужен! Как назло, в сумке не удавалось нащупать ключи. А потом замочная скважина решила объявить ему войну, словно ключ был вовсе не от этой двери. В итоге провозившись, он опаздывал на встречу и тут ещё Лена звонит. Услышав её обеспокоенный голос, Сергей слегка смягчился, хотя уже намеревался накричать на неё, раздражённый своей задержкой. Выслушав сбивчивое, "зачем ты спешишь" и слегка удивившись от того, что Лена вкурсе того, что он, как копуша возился с ключами, он решил и правда не спешить. Тем более что он уже и так опаздывал! Спустя час, он приехал на место запланированной встречи с коллегами и встал, открыв рот от удивления. Кафе, в котором они должны были встретиться, было оцеплено людьми в форме. Повсюду сновали врачи. Водитель, не справившись с управлением на скорости влетел в стеклянную витрину кафе. Зад автомобиля торчал из-под обломков. Пять человек доставлены в больницу, с разными травмами. Коллега Сергея, заметив его в толпе, подошёл к нему. Его лицо было порезано осколками, а руки тряслись нервной дрожью. Всё случилось очень быстро. Выскочить из-за столиков у окна не успел никто. Сергей смотрел на коллегу, а в его голове роились совсем другие мысли. Спустя три часа, он сидел за столом у Лены в кухне и, внимательно смотрел на играющих в приставку мальчишек. Вернее он смотрел на Семёна. - Как? - Тихо спросил он, обращаясь к Лене.- Как он узнал? - Не знаю и знать и не хочу, - коротко бросила она, давая понять, что разговор на эту тему завершён. Ещё два дня после того случая Сергей прожил вместе с семьёй в деревне. Уезжая, он обнял сначала Мишку, пообещав приезжать почаще. А потом и Семёна, тихо шепнув ему на ухо спасибо. Когда машина скрылась из виду, Сенька повернулся к матери и спросил: - Мам Лен, а за что мне дядя Серёжа спасибо сказал? - За то, что ты напомнил ему, что иногда полезно опаздывать, - улыбнулась мать, взлохмачивая соломенную шевелюру. И всё-таки Лене удалось заснуть. Разбудил её странный шум. Она открыла глаза и лежала прислушиваясь. В доме стояла тишина. Поднявшись, женщина потихоньку подошла к комнате мальчиков. Они тоже спали. Подумав, что ей что-то почудилось во сне, Лена прошла на кухню и, выпив стакан воды, снова отправилась к себе в комнату. И вдруг опять этот звук. Он шёл от окна. Словно со стороны улицы, кто-то тихонько стукнул по стеклу. Сердце Лены затрепыхалось. Мало приятное ощущение испытываешь, если ночью, тебе кто-то стучит в окно. Осторожно отодвинув занавеску, Лена вскрикнула и тут же зажала себе рот рукой. За окном, у калитки стояла женщина. В белой ночной рубашке, с седыми волосами, она стояла и смотрела прямо на её окно. Свет от фонаря над крыльцом, частично освещал её. Женщина светилась лёгким голубым свечением. От страха Лену замутило. И словно маленькая девочка, она бросилась от окна на кровать и накрылась с головой одеялом. В надежде, что весь этот ужас пройдёт сам собой. Через минуту стук в окно повторился. Лена зажмурилась, молясь про себя, что бы то, что стояло возле её калитки ушло. Но оно не уходило. Удар в стекло был одиночным и периодическим. В какой- то момент Лена громко вдохнула и встала с кровати. Подойдя к окну, она снова отодвинула занавеску. Призрак женщины в белой ночнушке так и стоял возле калитки. Только теперь, он протягивал руку вглубь улицы, пальцем, словно указывая куда-то. - Нет, нет, нет, - тихо бормотала Лена, закрыв лицо руками. - Этого не может быть. За спиной послышался шорох. От ужаса Лена резко повернулась. В дверях стоял Семён. Мальчик тихо подошёл к окну и отдёрнул занавеску. Призрачная женщина опять подняла руку, указывая направление - Сенечка, пойдём от окна. Это какой-то ужас, бормотала она срывающимся шепотом, боясь разбудить Мишку. Лена совсем не хотела, что бы сын увидел этот ночной кошмар. - Мам Лен, тише, - сказал Семен, поднося палец к губам. - Мы Мишку разбудим, - словно прочитав её мысли, произнёс Сенька. - Посмотри, - продолжал он, - она что-то хочет показать. Не нужно её бояться, она не злая. - Откуда ты знаешь?- бормотала трясущаяся от страха Лена. - Она может быть какой угодно, - не унималась она, - давай милый, отойдём от окна и она уйдёт. - Не уйдёт, - шептал Сеня. - Можно я к ней выйду? - Что ты милый, - взмолилась Лена, - ты в своём уме? Это призрак. Я говорила, что нельзя покупать дом рядом с кладбищем, - кричащим шёпотом говорила Лена. - Мам, к ней нужно выйти. Просто поверь мне, - сказал мальчик, глядя в глаза Лены, - ей нужна помощь. И Лена решилась. Трясущимися руками, она накинула на себя плащ и, всунув ноги в резиновые калоши, пошла к двери. Пальцы не желали слушаться и открывать дверной засов. Шёлк. Отщёлкнулся язычок замка и громко втянув воздух, Лена вышла на крыльцо, в ночную прохладу ранней осени. Страшного не произошло. Возбуждённое страхом, воображение Лены, оказалось не право, рисуя в голове жуткую картину. Опасения были напрасными, призрак женщины не бросился на Лену, пытаясь её сожрать, когда она вышла из двери. Чуть помедлив, женщина сделала шаг навстречу призраку. И чем больше шагов Елена делала в сторону призрака, настолько дальше приведение отдалялось от неё. В конце концов, Лена шла бойким шагом сообразив, что призрак действительно куда-то её ведёт. За удаляющимся призраком Лена старалась идти под светом фонарей, тогда как само приведение, наоборот, плыло, скрываясь под тенью домов. Деревня спала. Лишь кое- где, услышав ночные шаги Лены, побрёхивали собаки. Дойдя почти до половины деревни, призрак женщины остановился напротив дома старой, одинокой бабы Глаши. Снова вытянув руку и пальцем показав на дверь, призрак растворился. Отворив незапертую калитку в заборе, Елена подошла к дому и, привстав на цыпочки, заглянула в окно. Там, на полу, вниз лицом лежала старушка. А в углу комнаты, отбрасывая яркие, жёлтые языки, разгоралось пламя. Лена бросилась к первому соседскому дому. Соседями бабы Глаши оказалась молодая семья. Молодой парень, допоздна смотрел телевизор и потому вышел на настойчивый стук очень быстро. - Там старушка, соседка ваша, - тараторила Лена, - она на полу, там огонь, - сбиваясь, говорила она на ходу, уже убегая к дому бабы Глаши. Парень быстро разбудил жену, которая позвонила пожарным и в скорую. А сам, одевшись, побежал к соседке. Лена уже пыталась влезть в окно. Подоспевший сосед, отодвинул женщину могучей рукой и легко подтянувшись, исчез в недрах дома. Через минуту дверь в дом распахнулась, и парень вынес во двор бесчувственную бабу Глашу. Осторожно положив старушку, и буркнув, "жива", сосед убежал обратно в дом. Лена сняв с себя плащ, накинула его на тщедушное тельце бабы Глаши. Вскоре замаячили огоньки скорой помощи. Приехавшим пожарным делать, в принципе, уже было нечего. Соседский парень всё сделал сам, вовремя подоспел. Да и огонь, только начал разгораться. Старушку с инфарктом отправили в областную больницу. Причина пожара была ясна, как белый день. Проснувшись ночью, баба Глаша видимо, почувствовав, что с сердцем неладно, собиралась на кухню, за водой, чтобы выпить лекарства. Но не дошла, потеряв сознание. Вечно мерзнущая старушка, падая, зацепила провод от старого, ещё советского электрообогревателя. Прибор упал на половицу, которая от высокой температуры начала тлеть. Уже после того, как вся суета поутихла, сосед бабы Глаши подошёл к Лене: - Быстро мы с вами сработали, - улыбнулся он ей. - Можно вопрос? И не дожидаясь разрешения спросил. - Вы здесь чего в такое время делали-то? - Не спалось, - устало проговорила Лена и отправилась домой. Утром, вся деревня шумела. И старушку, бабу Глашу, жалели, не подоспей соседи вовремя, сгорела бы заживо. И беда бы большая могла случиться, разгорись пожар во всю мощь! Дома рядом стоят, вспыхнуть могли по цепочке. Лена сидела на кухне и пила чай, когда к ней пришли мальчики. Пока ребята уплетали белый хлеб, щедро сдобренный шоколадной пастой, Лена молча разглядывала перепачканного в Нестле Сеньку. Говорить о вчерашней ночи не хотелось совсем. Вся ситуация от начала до конца полностью выбила Елену из колеи. Как бы она не старалась свыкнуться с особенностью Сеньки, есть вещи, которые она просто не сможет понять. - Мам Лен,- вдруг оторвавшись от бутерброда, обратился к ней Семён, - ну чего ты! Не страшно же было! И в очередной раз Лена, убедившись, что мальчик иногда может читать её мысли, громко вздохнула. - Ты прав Сенька,- ответила она, подойдя к мальчику и взлохмачивая его соломенную шевелюру, - страшно не было. А что она должна была ему сказать? Что у неё волосы чуть не поседели, когда она увидела за окном призрака? Или, что она считает не нормальным вот так выйти навстречу чему - то ужасному... Поток мыслей Елены прервал стук в дверь. - Ну, рассказывай, - сгорая от любопытства, произнесла влетевшая в дом Анна. - Да особо - то и нечего, - отозвалась Лена - Ну конечно! - подбоченилась Аня. - И оказалась ты ночью у дома бабы Глаши, тоже совершенно случайно! Погулять решила! Лена улыбнулась, представив, что местные жители о ней подумали, узнав, что она бродит глубокой ночью по деревне, одна. В вкратце рассказала она Ане, что случилось ночью. - Ух ты, - произнесла та. - А интересно, чей это призрак, так о старушке переживал, задумчиво произнесла женщина. - Понятия не имею, развела руками Лена. - И если бы не слова Сеньки, что она зовёт на помощь, фиг бы я из дома вышла! Ох, Аня, мне ужас, как страшно было. - Да уж, я даже представить не могу. Посочувствовала Анна. - И всё же Сенька молодец, что тебя подтолкнул на такой шаг. Как представлю, что пол деревни могло выгореть... В комнату вошли мальчики и разговор прекратился. - Мама, мы с Сеней погулять пойдём. Ольга нам вчера медведку показать обещала. Живую! - сказал Мишка. - Ну, раз живую, - улыбнулась Елена, - то идите. Перед выходом Сенька обернулся: - Мам Лен, ту, которая к нам вчера приходила, представляешь, Грушей зовут, - выдал мальчик и залился звонким смехом. - Имя такое смешное, Груша! А ещё она сказала, подарочек нам с Мишкой принесёт. - Какой подарочек?- спросила побледневшая Лена. - Не знаю, но она сказала, нам понравится, - равнодушно пожал плечами Сеня и вылетел вслед за братом. - Я с ума сойду, - закатив глаза произнесла Лена, обращаясь к Анне. - Не сойдёшь, - строго произнесла Аня. - Одевайся, пошли. Через десять минут, миновав метры кладбищенской ограды, женщины стояли возле старого, потрескавшегося памятника. - Ну, здравствуйте, Аграфена Ильинична, - произнесла Лена и села на скамеечку, разглядывая фотографию седоволосой женщины. - Успели мы спасти вашу Глашу. - Лен, я если честно просто в шоке! - произнесла Аня. - Вот она, настоящая материнская любовь! Из могилы встала, чтоб дочь свою от страшной смерти спасти. Правду говорят, что для своих родителей, мы дети в любом возрасте! Они сидели на скамейке и каждая думала о своём. Как вдруг, из зарослей травы позади памятника, вынырнул котёнок. "Мяв", пропищало тщедушное тельце, покрытое рыжей шерстью. - А вот и подарок, - улыбнулась Лена, беря на руки маленький, меховой комок. - Спасибо вам, Аграфена Ильинична, вы были правы, мальчикам он понравится... Автор Юлия Скоркина.
  21. 83 points
  22. 83 points
    Мой сын с девушкой взяли себе ещё одного питомца, кроме имеющегося мопса Евы (полтора года) - трёхмесячного щенка американского стаффордширского терьера, назвали Джессикой, Джесси. Джесси самая слабая в помёте и у неё дефицит веса. Есть ещё проблема со здоровьем, но сейчас всё это решается. Если честно, я в шоке: две активные собаки в квартире! Ева сначала очень ревновала новенькую, сейчас привыкла. Джесс очень умна, всё схватывает на лету, послушна, понятлива. На прогулке девчонки друг за друга горой, если на них рычат другие собаки! Вместе отгавкались против общего "врага", а потом принялись гавкать на друг друга. Я так понимаю, чем больше собак - тем больше счастья и хорошего настроения!
  23. 83 points
    Первый раз в садик, в новую жизнь. Плакать хочется. Едем =)
  24. 83 points
    Рисуется картинка. Приносит муж домой банку грибов. "Жена, вари картошку, Я грибы есть буду"
  25. 82 points
    Работа, отдых, работа, работа на отдыхе Фото со снегом - Домбай в январе, возили детям показывать снег, как явлениеЯ выдержала 2 дня, а младшей понравилось, даже на лыжах с горы каталась П.С. Котенка отнесли на пристройство, не без слез...
  26. 82 points
    Арбузно - девчачье настроение
  27. 82 points
    Вот этой малышке, нашему с мужем светлому пятнышку в жизни, нашей светлой девочке, сегодня исполнилось уже 22 года. Как обычно, в 5.26 утра я поздравила ее с рождением. Но, в отличие от прошлых лет, я не разбудила дочь. Она раньше меня встала на работу собираться. Время летит, летит неумолимо. Говорят, желания матери очень много значат в жизни детей. Так вот, я очень хочу, чтобы моя единственная лапочка дочка была самой счастливой девочкой в мире. Пусть так и будет!
  28. 82 points
    Когда не успел заправить постель, а кто-то уже возлёг на подушках )
  29. 81 points
    Давно уже поняла, что хочешь найти кота Персика - ищи его в тазиках, вёдрах и даже лейках с водостоками 
  30. 80 points
    Зубы режутся у товарища Георгина. Вся скорбь народа в этих чистых глазёнках. Сейчас фотку загружаю, орёт: "Я! Да-да-да!". Кто бы сомневался, ты такой один.
  31. 80 points
    Последствия МАКС-2019. Новинка российского авиапрома МС21-300.
  32. 79 points
    @Мудрый Ребенок Какой пёсля! Я теперь представляю, как выглядел бы наш Бьёрн, будь он по коленку, как предрекали три ветеринара, когда он маленький был Прямо один в один! Чебурашка моя лопоухая.
  33. 79 points
    Вот такой красавчик у нас появился, порода неизвестна, взяли, как говорится, в добрые руки
  34. 79 points
    Уговаривает мужа поиграть Вот как можно себя настолько свободно чувствовать? Разваливается кверху пузом где попало. Саймон
  35. 78 points
    Вспомнила фразу, ставшую для меня крылатой, которую сказала однажды на форуме @Солдат Джейн : В моём доме трахаюсь только я! Жизненно. Не, ну вы где видели, что бы 18летней соплюхе привели трахаря прямо в дом, лишь бы деточка училась! Да ещё и кормить его, и туалет за ним выгребать! Мир свихнулся.
  36. 78 points
    Это ужасно трогательно, когда твой младший ребенок ведет своего ребенка в первый класс... Даже те стихи, которые моя доченька читала в микрофон, стоя на ступеньках школы, с огромными бантами на голове, опять звучали сегодня. Мои солнышки, в добрый путь!
  37. 78 points
    Спасибо большое всем за поддержку и советы. Отца нашли. В наркологии.
  38. 77 points
    Наше чудо-пес. Просто замечательный и интеллигентный парень!
  39. 76 points
    Не говори. Только вот родилась и уже 29...
  40. 76 points
    Маша любит подурачиться))
  41. 75 points
    Ну и мой зоопарк покажу. Нянька и ее пискля. Аквариумные улитки считаются питомцами? Но так или иначе, это красота неописуемая. Ампулярии. 4 штуки приобрела сегодня.
  42. 75 points
    Наш новый член семьи Эми, золотистый ретривер. Все тот же диванчик на кухне, собака как и кошка так же не отходит от меня, а этот пресловутый диван - мое место дислокации)
  43. 75 points
    Явно кого- то слышим... И бедные дети Гарлема, ведь за пределами решетки вся жизнь...
  44. 75 points
    Отгадайте, кто главарь ОПГ?
  45. 75 points
    Выражение лица сильно меняется в зависимости, есть ошейник или нет. Прям от негодующего к умиротворённому.
  46. 74 points
    Сумка сшита на заказ из натуральной кожи. Подклад - ивановский хлопок. В комплекте к сумке - две косметички, каждую из которых можно прикрепить с помощью карабина на кожаный шнурок внутри сумки. В сумке - 5 карманов: один на молнии сзади сумки, еще два на молнии внутри и два открытых + поводок с карабином.
  47. 74 points
    Всем хорошей (пока еще летней )субботы от Молли.
  48. 74 points
    Я с очередным отчетом пришла . Кнопка наша растёт, оформляется. Весит уже 750 граммов, ест паштет вовсю. Начала подавать голос, так смешно рявкает, задорная и любознательная. Вылезает из своего вольерчика, чтобы погулять и исследовать новые горизонты. Как вылезет погулять - сразу все нужды справляет, умница редкая, у себя в домике не гадит, терпит. Имя Кнопка прилипло к малявке, даже ветеринар сказала - она и есть Кнопка. Врач сказала, что все хорошо, развивается щенок нормально, уже проглистогонили малявку. Наши предположения были верны, оформляется щенок в метиса русского спаниеля, ветеринар так же подтвердила наши догадки. Собака наша всеобщая любимица, дочь полка просто - везде с нами : на работу, за грибами, в гости, в деревню, но прогулку.
  49. 73 points
    @Моисей1, спасибо, что не забываете! Работаю много. Фото называется "Обреченность". Тайсон по полчаса вылизывает Саймона, тот смиренно принимает настойчивую нежность. Тайсон и гриб. Утро, мальчик еще спит, поэтому без улыбки. Тоже спросонья, выходим на прогулку.
  50. 73 points
    У нас с мужем сегодня 19 лет официального брака. Забавно даже - целая жизнь вместе. Вчера завтракали на террасе на даче, решили, что надо ловить остатки лета, бросили все дела и поехали на Волгу. Провалялись полдня беззаботно на пляже, купались, играли с детьми в мяч, запускали воздушного змея. Возвращались домой - нашли грибную полянку и набрали шикарных подосиновиков. На ужин старший сын пожарил шашлык и колбаски, дети поели и убежали, а мы вдвоём так хорошо посидели на террасе, вино пили, болтали. Утром вместе поехали в город, подъём в 6 утра, завтрак на бегу, попрыгали в машину, я мальчишек отчитываю - забыли сумку, которую я вручила и ещё отбрёхиваются и друг на друга вину перекладывают. На трассе уже муж мне говорит: "Поздравляю, дорогая!" - "И тебя, дорогой!" Дети на заднем сиденье напряглись и затихли, дочка пищит в восторге: - Ура! А у кого день рождения? Так здорово, что много лет назад мы встретились. Весь наш брак - это тихие и не очень тихие радости. Наверное, мой муж не идеален, но именно этот мужчина подарил мне долгие годы счастливой семейной жизни.
This leaderboard is set to Moscow/GMT+03:00
×