Перейти к контенту
Откровения. Форум "Моей Семьи"

Полночь

Наши люди
  • Число публикаций

    3 079
  • Регистрация

  • Последнее посещение

Репутация

1 337 Благоразумный

О Полночь

  • Звание
    Миссис "Нет"

Информация

  • Имя
    Ольга
  • Пол
    женский
  • Где живёт
    Медная гора

Недавние посетители профиля

1 628 просмотров профиля
  1. Порча, сглаз - 4

    Туземка Вот братец мужа такой же. Завидует, аж кушать не может, желает зла и проклинает, но общаться его тянет. Каждый день звонит мужу со своим стандартным "Чо делаешь?", а тому неудобно не ответить - братик же.
  2. Порча, сглаз - 4

    Туземка А если игнорировать звонки? Я бы так сделала. Если мне или близким делают гадость, то попрать все правила этикета и вежливости для меня не вопрос.
  3. Цветы и комнатные растения-13

    Ливень Мягкий ствол - это гниение ствола, растение вы не спасёте. Обрезайте выше места гниения и попробуйте укоренить черенок. Я так однажды чуть не загубила юкку. Глянула, аж поплохело: две ветви мягкие, но ствол нормальный. Обрезала ветви, в течении месяца или двух появились почки. Жаль было до слёз, двухметровое почти дерево пришлось обкорнать.
  4. №1/2018

    Как высоко стоит эта женщина Вспомнилось...Тяжело заболел ребёнок, я сижу в палате, куда дочь перевели после реанимации. Мне сунули в руки папку, чтобы читала и набиралась опыта как теперь жить с этой болезнью. О состоянии лучше не говорить, оно и так понятно. Заходит медсестра с термометром и между делом спрашивает есть ли у меня муж. Получив утвердительный ответ, она многозначительно говорит: "Мужчины такие слабые, как только заболевает ребёнок, они сразу того..." И изобразила пальцами шагающего человечка. Пожелала ей мысленно того, чего и она мне. Предательство пола не имеет, тот мужчина привык жить без проблем. Может он из рода Маклаудов, кто никогда не болеет и не стареет и никогда не будет нуждаться в помощи?
  5. Поступки животных, которые нас бесят-2

    Я сегодня ночью поняла, что коты в период размножения всё равно, что пьяные человеческие дебоширы: припрутся в чужой двор, душераздирающе зовут Машку, долго ругаются и угрожают друг другу, и в конце-концов подерутся.
  6. Гости и гостеприимство-5

    Ора Выходит, что так. Она хочет, чтобы он просто ушёл к маме, а ей оставил четырёшку. Делить квартиру не хочет.
  7. Гости и гостеприимство-5

    Братец мужа заикнулся на днях, мол, можно ли будет у вас пожить недолго? Муж отказал мягко, мотивируя тем, что хоть и дом, но спальных мест нет, да и вообще пора бы самому решать свои проблемы. Проблема в том, что братец скандалит с женой, в Новый год жена зафестивалила. Отправила детей к матери, а сама куда-то ушла. Разобиженный братец побросал труселя в пакет и пришёл к маме. Он думал таким образом проучить свою неверную жену, а та только обрадовалась, похоже. Мириться не хочет, оскорбляет и посылает в пешее эротическое, в квартиру не пускает. Целыми днями он звонит ей и ноет, у свекрови уже сил нет слушать такое унижение. Говорит, собирайся и чеши домой, если вы разводитесь, то это не повод уходить из своей, купленной свекром, квартиры. Этак можно, как знамя переходящее туда-сюда болтаться.
  8. Наши сообщения, опубликованные в газете-7

    Вроде как это был пост Дефектолога в публикации "Внук показал куда тыкать". Да?
  9. Деревенские байки. "И мёртвые с косами стоять".

    Мать с отцом сидели за столом при свете керосинки. Тихо, только слышно шуршание тараканов возле рукомойника. Полинка спит, завернувшись с куклой в лоскутное одеяло. А Яшка затаился на печи, изо всей мочи вслушиваясь в разговор. - Не дело ты выдумала, мать, - голос у отца глухой и сердитый, - жить как будем? Муки в ларе только до весны хватит. - Что будет, то и на стол подам. Где двое, там и третьему ложка супу найдётся, - упрямо ответила мать. Второй год шла война, досыта не ели уже давно. Мамка добавляла в квашню мятую картошку - берегла муку. - Да было бы что подать! В городе приют есть, должны взять, сирота почесть - отец на войне сгинул, мать померла. - Я не могу...Я сестрице Софье обещалась не бросать Лёшеньку, родная кровь же...Господи, да ты бы видел его, мальчонка чудесный, как ангелок! - Своих ангелков двое, - проворчал отец. - Ладно...Возьмём, а там видно будет...У соседки, говоришь, он? - Да. Я лошадь у Ульяна попрошу, вещи надо перевезти. Полинка сидела возле замёрзшего окошка, рисовала пальчиком узоры на стекле. - А какой он, этот братик? - Помнишь весной тётя Софья с ним приходила? - Помню. Он маленький, он драться не будет, - успокоилась Полинка, - я ему свою куклу дам поиграть. - Вот дурища! Нужна ему твоя кукла! Я ему ножик подарю и кинжал деревянный, который мы с Ванькой вырезали. Ты посиди тут, эге? А я на минуточку к Ванятке сбегаю. Никуда не уходи, а то меня мамка прибьёт. - Эге, посижу...А сахарцу дашь? - Останный кусочек! - возмутился Яшка, уже напяливая тулупчик. - Ладно, обжора, дам сахарцу... Стало смеркаться. Полинка грызла сахар, устроившись на окне. - Не едут. Мамка сказала ужинать и спать ложиться, вдруг они в Андреевке заночуют, - вздохнул Яшка. Достал из суднавки ржаной хлеб, разлил по тарелкам щи, достал из ящика обкусанные деревянные ложки. - Приехали, приехали! - запищала Полинка. Впустив с собой холод, в избу зашли мать с отцом. - Приехали, Лёшенька, - сказала мать, опуская на лавку завернутого в тулуп ребёнка. Мальчик глубоко вздохнул, просыпаясь, и открыл глаза. - Мама... - позвал он. - Я теперь твоя мама, Лёшенька. Мама уснула навсегда, - сказала мать, утирая глаза. - А это Яша и Полина, помнишь их? - Помню...А где Зайка? - Тут твоя Зайка, пригрелась у меня за пазухой, не шебаршилась даже, - усмехнулся отец, расстёгивая тулуп, - получай своё сокровище! Пушистая белая кошка очутилась на полу, потянулась, фыркнула и принялась обнюхивать углы. - Пришлось взять. Без кошки и ехать не хотел. Ну, ничего, ей тут работа найдётся, мышей ноне много, - улыбнулась мать. - Давайте ужинать и спать, уморились за день... Яшка проснулся от вкусного сытного запаха сочней с творогом. Эх, важно! Он свесил лохматую голову с печки, протирая сонные глаза. На большом блюде красовались аппетитные румянистые сочни, в кринке белело молоко, сметану тоже мамка не забыла. Царский завтрак! Дети уписывали сочни, мать пригладила Лёшеньке волосы. - Как с иконы личико, Матерь Божья... Лёшенька поднял от чашки глаза. Что-то трогательное и одухотворённое было в его чистом лице, умных глазёнках и скорбно сложенных губах. - Кушай-кушай, это я так...Сестрице Софьюшке спасибо, мучицу всю велела забрать. Ещё сказывала рожь немолотую взять три мешка, ан не нашла, нетути! - Бабка Клава унесла, - оторвался от еды мальчик. - Как унесла? - ахнула мать, - а ты видел, Лёшенька? - Нет, не видел. Мама сказала, - он отломил кусочек сочня и положил на край стола. Мать с батей переглянулись. Полинка открыла рот, но Яшка пнул её ногой под столом, и сестрёнка смолчала. - Когда она сказала? - осторожно спросила мать. - Сейчас сказала. - Матерь божья! Сейчас сказала? Как же она могла сказать, Лёшенька? Софьюшка на небе, царствие ей небесное. - Мама сказала, что не оставит меня и всегда будет рядом. И чтобы маму Веру я любил и слушался. И что рожь бабка Клава унесла ночью. Мама, можно Зайке молочка? - Как рука поднялась у сироты кусок хлеба отнять? - сплюнул отец. - Что теперича говорить? Не помрём... Яша, в школу опоздаешь, учитель заругает. - Не заругает, он добрый! Не опоздаю! - откликнулся Яшка, тем не менее торопливо надевая праздничную школьную рубашку. - С собой сочни заверни, Ваньку угощу. Хлеб в ларе быстро заканчивался. За обедом хлебали мучную болтушку, отец с матерью отрезали себе почти прозрачные ломти ржаного хлеба, оставляя куски потолще детям. Сваренные в тряпочке куриные яйца были редкостью. "Куриц полный двор, ступить не дают, обжоры, а яичка не выпросишь", - думал Яшка. Мамки и правда берегли яйца, расплачиваясь ими с пастухом, горшелем, обменивали на муку или продавали лавочнику. Выручала корова, без неё хоть околевай. Мать чистила картошку, когда заприметила как Лёшенька надевает валенки и шубейку. - Лёшенька, ты куда? - Надо-тка. Мама Соня велела. - Господи! Полинка, дочка, скореича беги за ним, не пускай одного, мал ещё! Полинку два раза просить не надо, мигом оделась и выскочила за братиком. - Лёшка, постой! Мамка не велела одному ходить, я с тобой! Да погоди, дай платок завязать! - Надо торопиться, мама Соня сказала, - серьёзно ответил мальчик. - Да куда ты идёшь-то? - На шоссейку. Мама сказала идти и ждать. Они пошли вместе, Полинка вслух недоумевала что им делать на этой шоссейке: троек с богатыми седоками давно нет, одни нищие, мастеровые с котомками, да солдаты раненые ходят. Но едва произнесла, как послышался скрип полозьев и показалась лошадь, запряжённая в сани. Сани поравнялись с детьми, незнакомый мужик равнодушно скользнул взглядом и уткнул нос в воротник. Вдруг какой-то куль выпал из саней, полозья поддели его и кулёк покатился в канаву, занесённую снегом. На белом покрове темнела пробоина, дети прыгнули в канаву, провалившись в рыхлый снег по пояс. Голыми стылыми руками нащупали пакет и с трудом вытащили его на шоссейку. Кулёк надорвался и содержимое немного просыпалось. - Это овсяная мука, - сказала Полинка, лизнув ладонь, - да тяжёлая, фунтов пять, поди, или десять... - Может остановим того дяденьку? - Эва! Он далеко уже, не видать. Пойдём домой, мамка волнуется! Вечером они угощались сытным горячим овсяным киселём, который мамка заварила кипятком из самовара. Кисель сдобрили коровьим маслом, посолили и ели ложками, десятый раз рассказывая как кулёк с мукой им в воза свалился. Мать ахала, поминала царицу небесную и сестрицу Софьюшку. У сытых детей стали слипаться глаза и они запросились спать. Яшка с Полиной легли на печке, Лёшеньку уложили на кровати за тёсовой перегородкой. Мать ещё сходила к корове, развела квашню на завтра, затеплила лампадку перед образами. Вдруг замерла, услышав шорохи и голоса за перегородкой. - Лёшенька, не спишь? Водицы принести? - заглянула в спальню и обомлела. На кровати сидела сестра Софья в голубом подвенечном платье, в котором её похоронили. Красивая и будто светящаяся, она гладила Лёшеньку по голове, целовала и тётёшкала, как младенца. Кошка Зайка, недотрога такая, топталась рядом, тёрлась о ноги и урчала. - Спасибо за Лёшеньку, сестрица Верочка, - проговорила Софья, - лучшей матери и не сыщешь. Сердце моё спокойно. - Я же обещалась. Ты как, Софьюшка? - с матери спало оцепенение и страх пропал. - Всё хорошо, а больше говорить не велено... Отец Лёши скоро голос подаст. Он любит сына, но лучше Лёшеньке с тобой жить... Ветренник он, Костя-то. Вернётся и сразу женится, а новой жене не до моего будет, свои дети народятся... Софья поцеловала мальчика и пропала, растаяла в воздухе, будто и не было. Утром Яшка чуть не проспал в школу, мамка проснулась и разбудила его только когда недоенная корова стала мычать у себя в загородке. За столом, прихлёбывая кипяток, закрашенный ржаной коркой, она вдруг вспомнила: - Сестрицу Софьюшку во сне сёдни видела. - И что? - отозвался отец. - Тётёшкала Лёшу, будто махонького, благодарила меня...Ой, почтальон к кому-то идёт...Да, говорит, сердце моё спокойно теперь. Ну и слава тебе...Поля, да это никак к нам почтарь, открой, дочка. - Здоровы будьте, хозяева! - поприветствовал почтальон. - Весны не дождёмся никак, запропала где-то. - Здравствуй, Васильич, садись, - засуетилась мать, обмахивая полотенцем табурет. - Спасибо. Тебе письмо, Семёновна...Тоись не тебе, а сестре твоей покойной, мне тамошний почтальон передал. У неё же никого нет, кроме тебя, вот я и подумал...Возьми, имеешь право. Ну, бывайте! Мать взяла конверт, вгляделась в обратный адрес. - От Кости, - прошептала она, - вот тебе и сон в руку... - Вот так чудеса, больше года как пропавшим был или поболе? - Не знает, бедный, что Софьюшки нет, - всплакнула мать и ушла за перегородку читать письмо. - Это хорошо, что Костя объявился, всё ж таки родной отец, - сказал отец, доставая кисет, - да, Лёшка? Помнишь батьку-то? Ну ничего, вспомнишь...Он хороший. Родная кровь, говорю...Эх, глупыш...
  10. Новогодье

    У дочки Новогодний утренник в школе проводили на этот раз. Сначала концерт, потом развлекательная часть с артистами возле ёлки. Артистов было трое: молчаливая собака, которая появилась в начале и конце, сделав пару кругов по залу, ведущая в костюме Санты и девушка диджей. Ведущая не выпускала из рук листов с текстом, бегая с ним по залу, провела три конкурса по типу "Весёлые старты". Диджей развлекала детишек танцами, которые я назвала про себя "припадочный Буратино" или упражнение "ножницы" для рук. Дети повторяли за ней под музыкальный шедевр Бузовой и еще какой-то, где Вите срочно приспичило. Посмеялась, но в целом мне не понравилось, халтура. А дети ничего так, веселились, участвовали в конкурсах и танцевали и казались довольными. Но потом все сказали, что праздник - отстой, больше такого не надо.
  11. Порча, сглаз - 4

    Не ходили мы к свекрови, муж пошёл один. Вечером, когда мы за столом сидели, деверь звонил мужу, каялся в чём-то, просил не обижаться, он же всё-таки брат и тому подобное. Пьяный был, развезло.
  12. Порча, сглаз - 4

    Мадлина Я тоже склоняюсь к тому, чтобы не ходить. Я готова была бить его ногами, когда узнала. Спец говорит: "Хотите, чтобы он в ногах валялся, вымаливая прощение?" Нет, не хочу. Зачем они мне, его извинения? Что мне с ними делать?
  13. Порча, сглаз - 4

    Завтра по традиции свекровь ждёт нас в гости. И брата мужа с семьёй. Я в раздумьях, идти совершенно не хочется. Эта гнида Игорёк злой и завистливый. Спец сказала буквально: "Злой и жадный, поганый язык, всех проклинает". Она утверждает, что он косвенный виновник в болезни дочки, хотел не это, а сбылось это. Утверждает, что были попытки с его стороны разрушить наш брак. И вот после этого я должна изобразить улыбку и часа два-три сидеть за общим столом. Не хочу. Свекрови сказали, что лучше бы нам не пересекаться, та обиделась. Два раза стол накрывать не хочет, да и вообще ей за сыночку обидно.
  14. Деревенские байки. "И мёртвые с косами стоять".

    Хочу и получу Праздник Казанской дважды в году - 22 июля и 4 ноября. Свадьба планировалась на покров, но сорвалась. А скорое венчание с другой женщиной - это чтобы жених не опомнился.
  15. Деревенские байки. "И мёртвые с косами стоять".

    - Видали? К бабке Татьяне сын приехал из города! Вот сию минуточку тройка подкатила! С этой новостью подбежал к играющим на гумне ребятам Яшка Сапожников. - Ври! - по привычке закричали ребята. Яшка истово перекрестился: - Вот! Бежим смотреть! Приезд городских всегда было событием. Они приезжали на тройках с бубенцами, наряженные, будто на свадьбу, с богатым багажом. Возле ветхой избы бабки Татьяны стояли лошади с тарантасом. На месте седока вызвышался парень в пиджаке с искрой и белой, как снег рубашке. Лицо чистое, холёное с маленькими усиками. В блестящих штиблетах отражалось солнце, рука сжимала тросточку с львиной головкой. А на руках-то перстни золотые с драгоценными каменьями, почесть, на каждом пальце по перстню. Бабка Татьяна выскочила на крыльцо, прослезилась от радости, обняла и поцеловала свою ненагляду. - Мамаша, вы меня обслюнявили всего, - покривился парень, вытирая лицо белым платочком. - Илюша, раскрасавец мой! Приехал, порадовал старуху. Пойдём в избу, родимый. Ямщик помог занести багаж и уехал, получив причитаемое. Уж как радовалась бабка Татьяна! Всем бабам у колодца рассказала, что Илюша приехал невесту искать. Найдёт беспременно красавицу и умницу, хоть дьяка дочку, хоть попову дочь. Увезёт к себе в город, заживут не хуже царей. Илья в Ярославле своё дело имеет - трактир держит. Бога-а-атый...Рубашек шёлковых полный чемодан привёз, кустюмы разные... На другой день ребята имели удовольствие видеть как расфранченный Илья, помахивая тросточкой, шёл по шессейке, старательно обходя коровьи лепёшки. Встречные девки краснели и хихикали, сами так и норовили лишний раз пройти мимо городского красавца, будто за надобностью какой. Илья стал ухаживать за Зиной - дочерью бондаря. Зина хоть и не красавица, но огонь-девка, на гуляньях нет ей равных. И рукастая такая: и ткать и прясть умеет, за скотиной ухаживать, и печь истопит, и хлеб испечёт. Бабка Татьяна смирилась, что Илья дочерей попа и дьякона стороной обошёл, Зиночка ей по душе пришлась. Мать с отцом Зины приданое припасали, да о свадьбе на покров поговаривали, как вдруг на Казанскую всё рухнуло. Наевшись мамкиных пирогов, сдобников, картошки с мясом, Ванятка и Яшка побежали на ярмарку. В честь престольного праздника были устроены народные гулянья. Друзья купили фунт медовых пряников и стакан орешков, лакомились и по сторонам глазели. Вот Олькина мамка покупает валенки дочке, носи, Оля, не мерзни! Вот Илья пьёт квас у квасника, а поодаль какая-то незнакомая девка глаз с него не спускает. Глянь-ко, подошла! Совсем стыд потеряла! Яшка толкнул Ваню локтем: - Ого! Он её лимонадом угощает. Зинка увидит, все волосы ей повыдергает. - Зинка? А то! Уходят. Айда за ними! Илья с незнакомкой присоединились к танцующим кадриль парам. Тут ребята смогли как следует рассмотреть девушку. Она была очень хороша, где там курносенькой Зине до такой королевны! Высокая и тонкая, с почти льняными волосами, белокожая, будто Снегурочка, глазищи серые, бездонные. Всласть почесав языками, что Зинка беспременно расправится со Снегурочкой, приятели побежали на карусель с почти всамделишными конями, медведями и оленями. Бабка Татьяна заволновалась к вечеру, когда Илья не вернулся домой. Заскочившая за солью соседка Макариха с удовольствием рассказала, что Илья был на гулянье с чужой девкой, а потом ушёл с ней. - Что ты мелешь?! Какая девка? - А я почём знаю какая? Не наша, из Митяевки, видать. Я спрошу у Марьи, у неё там родня живёт... А Зина-то плачет, сердешная, ей ужо донесли. Марья действительно припомнила эту девушку. Сирота, из пришлых, живёт у дальних родственников. Ни кола, ни двора, ни курицы... Отшумела Казанская с весёлой ярмаркой, наступили будни. К дому бабки Татьяны подкатил тарантас. - Сундук в дом, - бросил вознице Илья, а сам вышел и помог спуститься своей спутнице в белом платье и маленькой шляпке на льняных волосах. Илья под локоток Снегурочку взял, на шаткое крыльцо ступил, в дом завёл. - Мамаша! Где вы? Мамаша, это моя супруга Божена Станиславовна, мы обвенчались. - Матерь Божья! А как же Зина? Как теперь людям в глаза смотреть, сынок? - Зинаиде Платоновне я слова не давал и ничего не обещал. А с Боженой у нас взаимная любовь-с. Не смог супротив чувств идти. Боженочка, не стой на пороге, душа моя, заходи в комнату... Всю неделю бабы ждали, что Зина пойдёт Божене косы рвать, ну или Илюшке волосёнки проредит - этот-то стервец заслужил! Но Зина даже взглядом не удостоила изменщика, когда столкнулась с ним в лавке. Яшка Сапог видел, он врать не станет. Глянула мельком и отвернулась. Гордая... Бабка Татьяна рассказывала соседкам у колодца, что сноха белоручка, делать ничего не умеет, только книжки читает, наряды перебирает. А Илья сердится:" Много вы, мамаша, понимаете! Боженочке не надо поросёнка кормить и печь топить, у неё другое призвание". - Гляди-ко,"призвание"! Молиться на неё теперь что ли? - зашумели бабы. - Ой, не говорите... Ровно дурачок Илюшка стал. В сундучке еённом платья старинные, богатые. Говорит, от матери покойной остались. Перстенёк с зелёным камешком материн не снимает. А больше и нет ничего...Скоро, должно, в Ярославль уедут. Она всё теребит: когда, да когда... А потом разразился скандал на всю деревню. Илюшка-то никакой не богач, половым в трактире ошивался, выгнали, небось, если назад не торопится. Почесали языками, перемыли Илюшкины косточки все до единой, да и забыли. В деревне что ни день, то новые новости. Приехал генерал-вдовец в усадьбу с сыном и дочерью. Баб из деревни звали дом прибрать, дом огромный, комнат, почесть, сто. Картины, зеркала кругом...И рояль в зале. Это чтоб дочь генеральская играла, не забывала музыку... - Девочка! Тебя как зовут? Оля? Ты знаешь где усадьба? - Знаю, тут недалеко, - ответила Олька. Божена, наряженная в кружевное платье, шляпку и туфельки на каблуках, стояла у колодца и улыбалась. - Проводи меня в усадьбу - получишь гривенник. Хорошо? Ещё бы! Олька с готовностью бросила вёдра и повела Снегурочку в усадьбу, немного стесняясь грязных ног и старой юбки. Как только показались башенки усадьбы, Божена дала Ольке монету и отправила домой: назад, мол, сама дойду. Оказалось, что Божена к генералу приходила проситься на место учительницы музыки. Генерал подвёл её к роялю и попросил сыграть по нотам. Она играла какую-то красивую мелодию, бегая пальчиками по клавишам, а генерал смотрел. Наверно она хорошо играла, но если бы даже и плохо, то всё равно бы взял - так нянька детей сказала. И ещё сказала: " Попал, как кур в ощип наш Николай Григорьевич". Ребята потом всё думали: как это "в ощип"? И зачем его щипать, он и так с лысиной... Илья запротивился, конечно, да только слушать его Божена не стала. Присылали за ней коляску с кучером, Божена садилась, подобрав подол кружевного платья, и уезжала, Илья зубами скрипел, да кулаки сжимал. - Мамаша! Мамаша, собери мои вещи, мы уезжаем! - Куда, Илюшенька? - испугалась бабка Татьяна, чуть пойло поросёнку не опрокинула. - В Ярославль. Давно пора. Я на станцию за билетами! - Соберу, соберу не сумлевайся... Вечером приехала сияющая Божена с букетом роз из генеральского сада. Оглядела недоумённо раскрытые сундуки и чемоданы. - Что это значит? - вуальку откинула, точно глазам не поверила. - Мы едем домой, ты же давно хотела...Билеты вот купил. Гримасса негодования исказила красивое лицо Божены, маленькой ножкой пнула раскрытый сундук. - Кем я там буду, в Ярославле? Женой полового, шестёрки?! Никуда я не поеду и жить с тобой не буду! - Ты моя законная жена! - фальцетом закричал Илья. Божена положила букет на лавку, повернула свой перстень камнем внутрь и легонько ударила мужа ладонью в лоб. Илья выпучил глаза и свалился на пол, голова его стала судорожно биться о доски, тело выгибалось, он сучил ногами, сбивая домотканную дерюжку. Изо рта шла пена, пачкая ворот новой рубашки. Божена с отвращением посмотрела на Илью, потом схватила из сундука шаль, завернула в узел свои платья и старинную книгу, и ушла, даже не взглянув на корчившегося Илью. Его нашла вернувшаяся из хлева бабка Татьяна, закричала страшно. Илья застонал и открыл глаза. - Слава тебе, очнулся. Что случилось, сынок? - Не помню, мамаша...Где Божена? Блуждающий взгляд его наткнулся на забытый розовый букет. Поморщился, силясь вспомнить что-то и не мог. С тех пор у парня появились странные приступы конвульсий. Бабка Ольга возила сына к дохтуру и тот нашёл у него падучую болезнь. Порошки давал, только не помогли они, порошки эти... Генерал из усадьбы уехал, сторож сказал, что будто в Питер. Он не знает была ли с ним женщина. Ничего не видел, ничего не слышал. Зина вышла замуж за тихого парня, который долго сох по ней. Хорошо живут, лучше и не надо. Дом полная чаша, детки народились хорошие.
×