Jump to content
Откровения. Форум "Моей Семьи"

Пипа Суринамская

Our own people
  • Content count

    1017
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

3982 Обычный

About Пипа Суринамская

  • Rank
    Зюмо некузявая.

Контакты

  • Сайт
    http://
  • ICQ
    0

Информация

  • Sex
    женский
  • Residency
    ваш сосед
  • Interests
    кулинария и кино

Recent Profile Visitors

5404 profile views
  1. Зарубежные сериалы - 3

    И мне! Осталось 2 серии посмотреть, а я уже прошарила интернет на реальную историю. Посмотрела на Ютюбе фильм " Месть Джипси Бланчард", исчерпывающе, все рассказано от и до, с фотографиями и видео. Шок, конечно, от этой истории.
  2. Фильм, фильм, фильм - 7

    @Хорошо-да-Ладно, Десятое мое любимое королевство! Уступаю ход
  3. Что готовят в обычные дни.

    Пшенничная и ячневая очень хороши к мясным подливам и гуляшам, кукурузная и пшеная тоже ничего. У меня суп фасолевый на свининых ребрах, капнула жидкого дыма, получился с копченностями. Сделала печеночный паштет и в него порезала маринованных огурцов меленько - вещь! Варится пшеничная каша с капустой, забыла название - это мне обожрамка, я почему-то на ней худею, ну и вкусно мне.
  4. Грустные истории и притчи

    Михаил Перфильев Сын рассказ В квартире было темно и тихо. Не зажигая света. Максим постоял, как перед спуском в пещеру, потом прошел на кухню и выложил на стол кусок изрядно засохшего сыра, пачку пельменей, бутылку молока, хлеб. Есть не хотелось. Вздохнув, он спрятал хлеб в пакет, отхлебнул молока прямо из горлышка и пошел в свою комнату. В темноте споткнулся о ковер, но тут же нащупал кресло и, усаживаясь, включил магнитофон. Понесся захлебывающийся плач младенца. Сколько было споров вокруг этого магнитофона. Максим доказывал, что магнитофон ему нужен не для того, чтобы слушать «Дип перил», а для записи голоса своего первого, своего единственного… Ирка резонно возражала, что для этого не нужен «Шарп» или «Сони», а хватит какой-нибудь «Ноты». Сошлись на кассетной «Весне», благо, она была и не очень дорогой (долгов месяца на три), и не очень большой (как две Максимовых ладони). Магнитофон принесли домой, и уже через полчаса сквозь прутья кроватки просунул свой нос микрофон. Восьмимесячный Сережка больше получаса исправно агукал и лишь под конец почему-то разревелся. А через неделю сын заболел. Усатая врачиха длинными желтыми пальцами простукала малышу грудь, заглянула в горлышко и объявила, что воспаление легких дома не лечат, надо ложиться в больницу. В такси Сережка проснулся и начал капризничать. Ирке пришлось сесть поближе к окошку и посадить малыша на колени. Тогда Сережка восхищенно зачмокал соской и попытался схватить рукой проезжавший мимо автобус. С переднего сиденья Максим грустно оглядывался на своих любимых: первое расставание и сразу на месяц. Машина проскочила под автомобильной эстакадой. Что произошло дальше, Максим понять не успел. Его швырнуло вперед, и в ту же секунду крыша кабины пребольно ударила по макушке. Дверца резко распахнулась, Максим, не охнув, выкатился на асфальт, вскочил, поднялся на ноги, но, обернувшись назад, застыл, парализованный ужасом. В ограждении эстакады, словно вырванная гигантскими клещами, зияла рваная дыра, и кусок перил повис на арматурине. Рефрижератор, пробивший эту дыру, обрушился сюда, вниз, развалился поперек дороги, искореженным углом ущемив под собой такси. …Нет, с ума он не сошел. Похоронил своих и пошел на работу. И даже сидел с сослуживцами в курилке, когда они спорили о футболе. Ездил в командировки. Но только вечером, погасив свет и усевшись около магнитофона, Максим оживал. Он перематывал пленку к началу, включал, и Сережка, как живой, агукал и плакал в течение часа… …Сережка на руках. Они стоят на набережной под крикливыми чайками, которых кормит хлебом какая-то бабка. Размеренно покачивается у пирса буксир, натягивает короткие причальные канаты. От избытка чувств Сережка крепко хватает его за нос, Максиму больно, но он только смеется… Звонок рассек тишину. С трудом очнувшись, Максим пошел открывать. В дверях стоял Фрол Саввич Кострюков, сосед по лестничной площадке, полковник в отставке. — Привет, огрызок жизни! — загремел он, обдавая Максима кислым хмельным духом. — Вернулся, бродяга? — Но тут до слуха его донесся детский плач, и Кострюков, кажется, протрезвел. — Опять ты за свое, Максим? — сказал он укоризненно. — После каждой командировки себя изводишь. Можно ли так? — Перестань, Фрол Саввич, — глухо сказал Максим. — Что ты хотел? — Как что? — заерничал снова Кострюков. — Как что, дорогуша? Мне ведь сегодня пятьдесят, али забыл? Дата! А? Пошли, дорогой, пошли, одного тебя не хватает. Максим с трудом проглотил комок. — Не могу, — тихо сказал он. Вернулся в комнату, но прежнее состояние не возвращалось. То ли Кострюков выбил его из колеи, то ли за командировку успел забыть голос сына… Максим вслушивался в знакомую до боли запись и не узнавал ее. Вот здесь сын раньше вроде бы хныкал, а сейчас почему-то смеется. Раньше он, кажется, смеяться не умел… Неужто за месяц все забылось? И тут из магнитофона выкатилось и замерло на мгновение тоненькое: — Папа! Приснилось? Померещилось? Или начались галлюцинации? Нет, с ума мне сходить не хочется, неожиданно подумал Максим. Он сосчитал до десяти, перевел дух, выдернул вилку из розетки и, торопливо переодевшись, позвонил к соседу. Три следующих дня Максим ходил вокруг магнитофона, не решаясь к нему притронуться. Наконец, к понедельник вечером он протянул руку к клавише и, помедлив, нажал. Вслушиваясь в запись, он даже не вздрогнул, когда знакомый голос в том же самом месте снова позвал его. Максим сказал себе, что запись, видимо, была не одна, сын был немного старше, чем запомнился, и все просто немного подзабылось. Дни текли, как вода из неплотного крана, и Максим, перетекая вместе с ними, как должное воспринимал ежедневные попытки голоса сказать новое слово. Так и было, говорил он себе. Так должно быть, убеждал он себя, что в этом странного? С неохотой отправлялся он в очередную командировку, он не ведал, какое потрясение ждет его но возвращении. Поезд опоздал, но Максим был даже рад этому. Последнее время он все больше любил сумерки — они не мешали грезам. Чемодан остался в коридоре, и Максим, соорудив на кухне бутерброд, ухватил бутылку молока и прошлепал в свою комнату. Устроившись в кресле, он со словами: «Ну, здравствуй, сынок!» утопил клавишу. И тихий звонкий голос ответил: — Папа, где ты был? Я так скучал. Максим поперхнулся, бутылка с молоком, булькнув, закувыркалась по ковру. Он вскочил, чувствуя, как жуткая смесь панического страха и дикого, сумасшедшего счастья заливает его с ног до головы. Сглотнул неожиданные слезы и, погладив магнитофон по теплому боку, так же тихо ответил: — И я скучал без тебя, малыш. Очень-очень скучал… Сомнений не оставалось — сын рос! С этого дня жизнь Максима сделала крутой поворот. Коллеги по работе с трудом узнавали его — в потухших глазах появился давно забытый блеск. Девчонки шушукались и, наконец, дружно решили, что Максим снова влюбился. Он не старался их разубедить. После работы вихрем мчался домой, еще не раздевшись, включал магнитофон и вел с сыном, как с живым, разговоры. А сын рос, рос и с каждым днем все больше и больше задавал вопросов. «Ах ты мой почемучка!» — смеялся Максим. Потом его осенила идея. Он десятками покупал детские книги и читал их вслух у магнитофона. Сын слушал и только переспрашивал время от времени, чем небо отличается от облаков, а трава от леса. При этих вопросах сердце у Максима болезненно сжималось. Сынок, сыночек! Подхватить бы тебя на руки, подбросить бы вверх, так, чтобы ты зашелся в восторженном визге, расставить бы по всей квартире оловянных солдатиков и ползать по полу до боли в коленях, играя в «войнушку». И Максим, глотая слезы своего горького счастья, пел колыбельные у магнитофона, а сынок засыпал и время от времени сонно взбрыкивался: «Ище, ище! А теперь про зайку…» Кайфоломщик Кострюков, как всегда, позвонил не вовремя. Снова у него торжествовала гулянка, а так как на предыдущей раскокали сервиз, он явился за щербатыми Максимовыми тарелками. Максим, чертыхаясь, полез в сервант. Зацепил стеклянную полку, зазвенел, громыхнул на всю квартиру. Сын встрепенулся, заплакал спросонья: — Папа, ты где? Я боюсь… Кострюков издал неопределенный звук, словно ему с размаху наступили на пятку, дернулся в сторону и рванул прочь. Вслед ему долго несся несколько истеричный хохот Максима, так и оставшегося посреди комнаты с тарелками в руках… Из каждой командировки он теперь привозил книги, но мимо секций игрушек всегда проходил не задерживаясь. Память у малыша была прямо-таки магнитофонная, и стоило Максиму только начать: «Зайку бросила хозяйка…», как он тут же продолжал: «Под додем осталься зайка…». Максим прислонял голову к теплому боку магнитофона, нежно водил пальцами по его поверхности, потом обнимал его, как ребенка, и долго-долго, порой до самой полуночи, взрослый голос и детский лепет, перебивая друг друга, читали на память все известные им стишки. Разлуки становились все болезненнее, и Максим начал думать о перемене работы. Жаль ему было терять хорошую зарплату, но, в конце концов, зачем ему нужны были деньги? Максим подал заявление и с легким сердцем отправился в командировку, зная, что она последняя. Дни на работе летели быстро, вечеров не было, Максим приходил в гостиницу поздно и валился спать. В конце концов он с удивлением обнаружил себя в вагоне поезда, который вез его к сыну! Соседство по купе ему составила симпатичная молодая пара с очаровательным мальчишкой лет трех-четырех. Малыш сразу проникся к Максиму доверием и сообщил, что его зовут Паровозик и что они с мамой и папой едут в город, и что в деревне у бабы их все время хотел съесть волк. Максим не спускал мальчугана с рук, а родители, положившись на добровольную няньку, уснули вдвоем на нижней полке — вставать на следующее утро предстояло часов в пять. А начало следующего дня и в самом деле выдалось тяжелым. Невыспавшийся Паровозик хныкал и вредничал, и, если бы не Максим, молодые родители совсем бы растерялись. Утро лопалось дождевыми брызгами, с неба тянуло ледником, и люди, стоявшие на остановке такси, нахохлились, укрылись зонтами. Паровозик снова раскапризничался, засопливил. Мать полезла в сумку за платком, отпустила на миг его руку, и тут произошло неожиданное. Почувствовав свободу, Паровозик как-то взвизгнул на манер жизнерадостного поросенка и выбежал на дорогу. Истошный крик матери покрыл все звуки. На малыша мчался огромный «Икарус». За широким стеклом мелькнуло побелевшее лицо водителя, пытавшегося то ли затормозить, то ли повернуть в сторону, но тяжелую машину заносило на мокрой дороге, как конькобежца, впервые ставшего на лед. Максим прыгнул вперед, прыгнул так, как никогда в жизни еще не прыгал, словно старался достать безнадежно уходящий баскетбольный мяч, подхватил Паровозика и, мгновенно развернувшись, выстрелил им в сторону тротуара, словно мячом по кольцу. В последнюю секунду, до того, как на него боком налетел автобус, успел заметить, что малыша ловко поймал какой-то лохматый парень, стоявший на самом бордюре, а затем мир вспыхнул, треснул и развалился, рассыпался на части миллионами угасающих искр… Нагловатый молодой человек, родственник Максима, вступал во владение наследством. Подогнав фургон, он споро перегружал в него старый, затоптанный ковер, стулья, сервант со щербатыми тарелками. Кострюков не столько помогал, сколько подпирал дверной косяк, разглядывая полузнакомые вещи и мысленно прощаясь с их былым хозяином… — А эт че? — спросил вдруг родственник, ткнув пальцем в сторону окна. Кострюков посмотрел. На столе в теплом луче солнца томился магнитофон. Кострюков подошел поближе. Это была кассетная «Весна», но какая-то странная, вроде бы побольше обычного, и компакт-кассета в ней определенно была больше, чем положено. Кострюков смотрел на нее остановившимся взглядом, и в душе его зрело невероятное подозрение. — Ты че, оглох, батя? — родственник хлопнул Кострюкова по плечу. — Это че, новая модель? Повинуясь безотчетному порыву, Кострюков нажал на клавишу. Магнитофон молчал. Жестом хозяина отстранив Кострюкова, парень подергал шнур, вынул вилку из розетки и снова вставил, защелкал всеми клавишами по очереди. Магнитофон не издал ни звука, но Кострюкову почудилось вдруг, что это молчание затаившегося, загнанного в угол существа. У него вырвалось неосторожное: — Отдайте его мне! — Еще чего! — Руки стальным хватом защелкнулись на магнитофоне. — В комиссионку отволоку! — Да кто такую рухлядь примет? — сделал Кострюков последнюю отчаянную попытку, заранее холодея от возможной неудачи. Родственник презрительно фыркнул: — А не примут — разберу на запчасти!
  5. Вдохнем жизнь в неликвид - 4

    Ленивые вареники, ватрушки напечь, пирожки с зеленым луком и соленым творогом, пирог сладкий можно испечь.
  6. Российские фильмы

    Посмотрела сегодня "Спасти Ленинград". Какой бред! Плагиат Титаника, и оркестр на барже играл, угу. Вместо Розы собачка на чемодане плавала. Фильм про баржу 752, которая эвакуировала людей из сжимающегося блокадного кольца. В эту историю очень грубо вплели сценарий Титаника и много всякой фигни навертели, много не стыковок, откровенной лажи, я смотрела вот так Ведь есть же жизненные истории очевидцев того страшного времени, написаны книги. Причем тут Титаник! Неужели нельзя снять правдивое кино?! Фильм пустой, попкорновый.
  7. Зарубежные сериалы - 3

    А я знаю? Я и первую серию не досмотрела, уснула, продолжать не стала. Картинка красивая, сочная, актеры приятные, даже юмор присутсвует. Я смотрела в супер хорошем качестве.
  8. Зарубежные сериалы - 3

    Зря бросила? Интересный? Для меня он показался через чур спокойный.
  9. Зарубежные сериалы - 3

    Недавно начинала подобный сериал "С жаворонками в Кэндлфорд", но мне не зашел, может быть вам пригодится, там 4 сезона.
  10. Мир животных

  11. Откуда в вашем доме появился любимец?

    Уфф, и правда, легче. Дом на земле, собака нужна, хоть какая-никакая варежка-звонок должен бегать. Моя свекровь варит собаке пшеничную кашу, покупает мешок 25 кг, надолго хватает и дешево. Щен замечательный, Люсечка! С пополнением что ли!
  12. Почитала про эти они указывают на серьезный сбой в организме, проблемы с сердцем, печенью, рекомендуют сдать общий анализ крови, чтобы понять, что не так с организмом. Так что, думаю, одним касторовым маслом и кремом "Вечер" лучше не увлекаться.
  13. Салаты без майонеза и сметаны

    Горячий картофель - фишечка важная, я как то интуитивно дошла до этого сама. Картофельный салат не готовила, а винегрет делаю именно так. Только сварившуюся картошку, обжигая пальцы, чищу и режу, и сразу на нее высыпаю квашеную капусту, не отжимая от рассола, перемешиваю, затем огурцы, лук и т.д. Картошка с капустой подружатся и винегрет получается очень вкусным. Муж у меня любит такой салат и без свёклы.
  14. Фильмы ужасов, триллеры - II

    Понравился фильм, спасибо. Посмотрела не плохой фрацузский триллер "Идеальный мужчина" - молодой и сипатичный начинающий писатель безуспешно пытается издать свою книгу, не теряет надежды быть замеченным на литературном поприще, но все безуспешно. Однажды он находит дневник умершего участника Алжирской войны, и полностью его перепечатывет, и все мечты сбываются. Но какой монетой придется за это заплатить?
  15. Кто это? - 22

    Правильно
×