Jump to content
Откровения. Форум "Моей Семьи"

Сагиттариус Альфа

Our own people
  • Content count

    4885
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    2

Сагиттариус Альфа last won the day on March 11 2018

Сагиттариус Альфа had the most liked content!

Community Reputation

16478 Очень хороший

About Сагиттариус Альфа

  • Rank
    Коллектив авторов.
  • Birthday December 11

Контакты

  • Сайт
    http://
  • ICQ
    0

Информация

  • Name
    Елена
  • Sex
    женский
  • Residency
    В чемодане.
  • Interests
    Разносторонние.

Recent Profile Visitors

9562 profile views
  1. Не большая была деревня Перфильевка, но и не маленькая. И церква была, и трактир для проезжих, и кузница, и мельница, даже портной свой был. Все, как положено. Капусту знатную жители растили и огурцы. А потом квасили-солили и мужики везли на продажу бочки да кадушки в город поближе к зиме. На рынке расхватывали все, даже и не хватало. Возвращались на подводах веселые, с гостинцами. И мешки с припасами – соль, да сахар свекловичный с рынка везли. И вот как-то раз на подводе Мишки-косого, приехала в Перфильевку женщина. Вся в черном, как грач, ликом бледная, глаза огроменные и тоже черные, так что и зрака не видно было, а платок шерстяной черный брови закрывал. Довез ее Мишка-косой до заброшенной избушки за околицей. Ранее там повитуха жила, одинокая старушка старенькая, да померла, а преемницы у ей не было. Деревенские бабы из соседнего села повитуху звали, как приспичит. Недовольны ей были, уж очень она наливку любила, иногда и не соображала с какой стороны младенца принимать. Подвез, значит, Мишка тетку эту к избенке, прямо на снег сундуки и корзины выгрузил. Предложил помочь внутрь занести, да женщина отказалась. Сама, говорит, потом, как приберусь. Замерзнешь, - говорит Мишка-косой, - печка тама худая, дымит. - Ничего, - усмехнулась тетка, - я справлюсь. – Должна я тебе чего за перевоз, - спросила только. А Мишка-косой, хоть и слыл жадобиной, только руками замахал, мол, не надо ничего. Тетка и говорит, - ну ладно, благодарствуй. Кобыла твоя на днях ожеребится, так не одним жеребенком, а двумя. Мишка так и обалдел, навроде задремал стоя, а когда очнулся, увидел, что сумерки уже садятся, а на дороге поклажи нет, и из печной трубы дымок вьется. Бабы, как репьи в собачий хвост в Мишку вцепились, кого привез, спрашивают. А он и сам не знает. Тетка ему сказала, что внучатой племянницей она покойной повитухе приходится. А на вопрос, чего ж раньше не приехала старухе помочь, только зыркнула на Мишку черными глазами, как прутом хлестнула. Но ответила, что была далеко, там, куда Макар телят не гонял и усмехнулась. Больше у Мишки ничего выведать не удалось, он даже не узнал, как ее зовут. А через несколько дней ожеребилась у Мишки-косого кобыла. И в точности, как тетка и говорила, принесла двух жеребят, да таких ладных, крепеньких, белого и черного. Жонка Мишкина Ирина караваев напекла на радостях и гуся зарубила самого жирного. Когда ощипала, прикинула на безмене, так почти полпуда гусище потянул весом. Схватила самый румяный каравай, гуся в мешок положила да и отправилась к той тетке сама, не стала мужа посылать. И поблагодарить не сумеет, как надо, да и не выведает ничего. А любопытство всю деревню так и распирало. Кто такая, на что живет? Как? Соседи говорили, что в сумерках дважды видели, как этой тетке возки приезжали, мешки в избу перетаскивали. И еще, что любопытно было всем, что избушка старенькая прямо засияла вся, как будто работали там плотники артелью. И крыша нависшая на один бок поправлена, и забор новый поставлен из теса. А крыльцо с новыми ступенями украсили резные столбики. На веревке белье сушилось белехонькое, а на речке ее никто с корзиной не видел ни разу, чудеса да и только. Ребятишки мамкам рассказывали, что во дворе у тетки колодец свой. Ну да им не поверили, Перфильевка на подземную воду была скупа, чтобы общественный колодец вырыть лозоходцев приглашали, да и то они три дня искали место. А тут холода такие, земля промерзла, какой уж тут колодец… А вышло так, что сама Ирина ничегошеньки не увидела, хотя тетка встретила ее приветливо, назвалась Фотиньей, дары приняла с благодарностью. Но в избу не пригласила, наоборот сама за ограду вышла и не смогла Ирина даже дверь рассмотреть. Но Ирина тоже не лыком шита, так и спросила впрямки, а на что жить новая соседка собирается? Без мужика хозяйство поднять трудно, вспахать, взборонить конь нужон, ну или хоть бык покладистый. Прищурилась Фотинья и говорит, - повитуха я и травы знаю, от болести избавить могу, ну и от других неприятностей уберечь в силах. - А от пьянства лекарствуешь? – спросила Ирина. Фотинья кивнула, улыбнулась. А зубы у нее были такие ровные и белые, чисто, как блюдце фарфоровое. Да и руки у нее были белые, пальчики ровные, а ноготки розовые, как у маленьких деток. Удивительно это было, потому что в деревне жизня нелегкая. Печь затопи, хлеба испеки, щи истоми. А эта Фотинья выглядела навроде попадьи, к примеру, или экономки в богатой усадьбе. Отправилась Ирина домой с новостями. Без повитухи тяжко бабонькам приходилось и младенчики мёрли, как мухи по осени. Как ни крути, а помощь нужна. Идет Ирина веселая, как же, велела ей Фотинья бутылку монопольки принести, оставить у нее «переночевать», а потом на праздник мужу и отдать, и проследить, чтобы сам ее выпил и ни с кем не поделился. – Ну, - думает Ирина, - держись, Мишка, я уж тебе охоту поотобью, будешь тверёзым жить, да работать, что вол на меже, пока бока от пота не потемнеют. Вдруг на дороге снег завихрился под конскими копытами и прямо на Ирину возок выскочил из снежной пелены. Глядь, а на возке барин без шапки, глаза безумные, а воротник на шубе нараспашку. Увидел Ирину, да как заорет, - Есть тут повитуха или хоть знахарка какая? Прохрипел, что жена помирает в родах, за врачом послали, да уж сутки тот не доберется, то ли пурга, то ли волки. – Награжу, - кричит, - по царски! А тебя в няньки возьму, с серебра есть станешь! Ну Ирина и указала на Фотиньину избу. Вскоре мимо нее возок обратно промчался в сторону усадьбы, уже с Фотиньей. И конь так резво бежал, но был свежий, как только из конюшни. А потом до деревни слухи дошли, что родила барыня благополучно. Двух мальчиков. С белыми волосиками в мать, да с черными в отца. Ирина баба была неробкого десятка, думает, обещался же барин в няньки взять. Взяла и пошла в усадьбу, хозяйство на старшую дочерь оставила. А барин ничего, взял, только признался, что уж и забыл о своем обещании. – А ты баба резвая, я смотрю, - засмеялся он, - такая мне в няньки и нужна. Заходи, сейчас тебе все покажут и расскажут, какая от тебя работа требуется. А денег сколько ты хочешь за труды? Проси… Ну Ирина никогда дурочкой не была, потому поклонилась низко и ответила, что сколько барин заплатит, тому и рада будет. Хохотнул барин, - ничего, - говорит, - ты баба смышленая, правильно сказала, не обижу, хорошо заплачу. И объяснил, как в покои барыни пройти. Зашла Ирина в покои, смотрит, барыня на кровати спит поверх одеял, платье на ней шелковое, да как с чужого плеча, тонет она в нем. Личико бледное, глаза закрыты плотно, а губы поджаты горестно, как у старой богомолки. Огляделась Ирина, а в комнате ни колыбелек, ни пелен детских. Не успела удивиться, как боковая дверь распахнулась и в комнату вышла Фотинья. Ирину увидела и пальцем поманила. Зашли они в другие покои. А там, в богато изукрашенных колыбельках, два младенца спали. Свивальники богатые, щечки у дитят кровь с молоком, чепчики в кружевах белоснежных. А в кресле баба спит, лик у нее прямо голубой от прозрачности, руки восковые на груди сложила, а грудь у нее, как дыня на бахче топорщилась. Ну Ирина и поняла, что кормилица отдыхает. А сама на Фотинью посмотрела и чуть не ахнула. Расцвела повитуха, как роза в барском саду. Кожа, что шелк, глаза молодые горят, что твои уголья в печи, платье на ней суконное, а все пальцы на руках драгоценными кольцами унизаны. Пришла? – насмешливо спросила Фотинья, - Ну и молодец. Нянькой таким чудесным деткам только добровольно стать можно. Будешь за барыней, младенцами и кормилицей стирать, еду носить да полы мыть. И рот на замке держать. А за то, каждое воскресенье тебе в деревню будут муку доставлять, птицу битую, холсты да масло. Одежды у тебя много будет, ну и на червонцы золотые барин не скуп. – Вот же счастье мне привалило, - подумала Ирина и поклонилась так низко, как только смогла, чтобы не упасть. И, как ни жадна была Ирина, но сразу поняла, что в усадьбе чертовщина, какая-то творится. А на барыню вообще смотреть боялась. Странная она была, говорить не любила, если надо что, то руками показывала, а выглядела, как смертно больная, на лице и руках тонкая кожица была точь в точь свечка восковая. В глазах стояли муть и морок. И ни разу не видела Ирина, чтобы к дитяткам своим родным та подошла добровольно. Если бы не такая нелепица, то сказала бы Ирина, что деток барыня боится да чурается. Может быть, что головой больна она, рассудком повредилась. Много раз Ирина слышала, что от тяжелых родов такое бывает. А барин жене, что ни день, то подарок дорогой. И материю дорогую, и золотые украшения, и посуду серебряную. А барыня только улыбалась болезненной улыбкой, да норовила на кровать лечь. Никуда не ходила, даже в дивный сад, что при усадьбе рос. И в оранжерею, где диковинные померанцы висели, да лимоны с тонкой оранжевой кожурой - не заходила. И букетов у себя в комнате не терпела. Прошло недели две, и заметила Ирина, что совсем барыня иссохла, словно грядка без дождика. Вся землистая и чахлая словно жизнь из нее по капельке утекает. Ирина была доброй бабой и совестливой. – Может, вы хотите чего? - спрашивала она барыню. - Беги отсюда, - всегда отвечала она, - беги, может быть и спасешься. И слезы у нее начинали сыпаться, крупные и тяжелые, как горох. Ну что взять? Больная, как есть. Рассудок он вещь хрупкая, навроде молодого льда на быстрой реке. Очень Ирина барыню жалела. Вот ведь, как бывает. Все есть, а счастья-то и нету никакого. Да и барин совсем перестал приходить в покои жены, зато с удовольствием пил чай с Фотиньей и катал ее по озеру на лодке. А потом увидела Ирина страшное. Зашла без стука к кормилице в комнату, хоть и запрещено было не стучать. Просто задумалась. На двух креслах сидели Фотинья, кормящая из рожка беленького ребенка и кормилица вся белая, как от страшной боли и кормила грудью черненького мальчика. Ребенок обернулся, открыв ротишко, и Ирина увидела рядом с розовым язычком клыки тонкие и острые, будто у гадюки. А грудь у кормилицы вся в укусах и проколах была, сама же она сидела, как в беспамятстве, глаза стеклянные, как мутные шарики. Улыбнулся черноволосый младенец, и кровь тонкой струйкой стекла из уголка розовых губёнок. Закричала Ирина, как заяц перед смертью в зубах у борзого пса. На пол грянулась без памяти. А когда очнулась, поняла, что сидит на крыльце усадьбы с мраморными колоннами. Рядом Фотинья стояла. – Ну, - сказала она недовольно, - не работалось тебе в неге и холе, так и катись в свою Перфильевку, раз дура такая. Вот хозяин тебе передать велел, - и протянула стопку монет. Схватила Ирина золото, и по раскисшей весенней дороге заторопилась домой. Пришла в деревню, а ей все низко кланяются со слезами. – Бедная ты бедная, где ж тебя носило, родимую? Дошла Ирина до своей избы, а там пусто. Как потом ей рассказали, забил Мишку-косого маленький черный жеребчик до смерти. Даже лица не осталось. Схоронили Мишку, а в домовине голову платком закрыли, уж очень страшно покойник выглядел. Старшая дочь потом поехала на розвальнях в лес за валежником и пропала вместе с конем. А куда младшие делись – никто не знает. Исчезли ночью и жеребчика белого увели. Главное, что ни следов, ни памяток не оставили. А Фотиньина изба цела? – спросила Ирина в жгучем своем горе. – Чья? – удивились деревенские? - Ну повитухи старой! – крикнула нетерпеливо Ирина. - Да так и заваливается потихоньку без хозяйки-то… Уж и крыша провалилась. - Где ж ты была, родимая? – спросила жалостливая соседка. – Сейчас баньку у себя затоплю, иди, мойся, а я пока дом твой протоплю. - А я расплачусь, - сказала Ирина. Развязала мешочек с золотыми, а там - мелкие осколки зеркала. Завыла она тогда пуще волка зимнего, да об землю и грянулась. А, когда в себя пришла, оделась потеплее и ушла из деревни. И больше ее никто никогда не видел.
  2. Консервируем по всем правилам

    1 срез. ---------------------------- Сезон домашнего консервирования все ближе. Продолжаю рецепты для автоклава. Гуляш. На литровую банку: Мясо (любое) 450гр. 1 небольшая луковица. 3 помидора без кожицы и чайную ложку томатной пасты, или ложку томатной пасты с горкой. 4 болгарских перца, желательно разноцветных. Топленый жир 70гр. или 4 ложки рафинированного растительного масла. Паприка порошком, пара горошин черного перца, перец чили порошком (по вкусу). 15 гр. пшеничной муки (ложка). Рюмка сухого вина (50 гр.) Мясо кусочками быстро обжарить на сильном огне, перемешать с нарезанными овощами, мукой и специями, посолить, влить вино. Наполнить банку, закатать. Поставить за стерилизацию. Точно так же можно приготовить солянку из свежей капусты, заменив ей болгарский перец. Можно добавить сырые или замороженные грибы. Квашеная капуста со свининой. На поллитровую банку 200гр. жирной свинины кусочками, квашеную капусту, лавровый лист и черный перец горошком. 2 шт. чернослива. Нарезанное мясо подсолить, перемешать с капустой и мелко нарезанным черносливом, добавить молотого черного перца.
  3. Я идиот(ка) - 5

    Ой, чего я отчебучила... Просто иллюстрация к старому анекдоту, когда старый врач прописал пациенту слабительное вместо средства от кашля. И стоял тот пациент на углу, боясь кашлянуть. Решила выспаться, приняла пустырник и вдогонку, как снотворную таблетку - Феназепам. Вынимала из аптечки без очков, но ясно увидела заветную букву Ф. Ага, это был тот самый Фуросемид. Рада была бы уснуть, но дудки. А когда действие мочегонного закончилось, я рухнула и проспала подряд 9 часов. В общем, славно время провела. ******
  4. Предательство любимого

    А что осталось? Вообще, это неудивительно, где набраться пирожков на такой поток креатива. Тихое лондонское кафе...
  5. Предательство любимого

    Прочитала не "попутала" а "потупИла". Фрейд, однако. С повидлом оставьте, пожалуйста.
  6. Предательство любимого

    Я сижу со слезами на глазах. Давно так не смеялась. Талантливые у нас форумчанки. А синопсис у автора на двойку, на твердую. Надо глубже в материал погружаться. Первый прокол - пассаж о бездарности Волочковой. Балетные никогда не полощут друг друга публично, пусть и анонимно. Только на ушко. Кстати, Эсечка, может быть производным не только от экзотических имен типа Эсмеральды, а даже от Анастасии (в определенных национальных кругах). И вообще, мне нравится. Лишь бы Автор не сбежала.
  7. Консервируем по всем правилам

    Рыбка. Начнем с самого популярного – горбуши натуральной. Лучше сразу почистить всю рыбу, которую собираетесь консервировать. При заполнении банок можно будет укладывать кусочки одинаковых размеров – большие, средние и небольшие, из хвостовой части туловища рыбы. Нужно постараться, чтобы куски не превышали 80-100гр. Рыбу посолить, перемешать, уложить в банки по плечики. На дно 2-горошины черного перца, одну душистого, один лавровый лист. 2 столовые ложки воды. Закатать, автоклавировать по программе вашего агрегата. Я прибавляю к рекомендованному времени еще 5 минут, чтобы косточки растворились так же, как в промышленных консервах. Скумбрия, салака или сайра в масле. Рыбу подготавливаем, соль, специи. Укладываем и заливаем рафинированным маслом по плечики банки. Речная рыба в томатном соусе. Подойдет любая, от толстолобика, до карасей. На дно банки укладываем кольцо лука, перец горошком, лавровый лист. Укладываем подсоленую рыбу, заливаем томатным соком или разведенной томатной пастой. Всеми любимая рыба в маринаде. Подойдет и минтай, и хек, и толстолобик. Куски обжарить до корочки на сильном огне, чтобы внутри они остались сырыми. В каждую банку кладем перец, любимые приправы для рыбы, саму рыбку, а сверху зажарку из лука и моркови, заливаем томатным соком и добавляем чайную ложку уксуса или лимонного сока. Можно приготовить деликатес – рыбу горячего копчения (доведенную до полуготовности) залить маслом, добавив специи. Шпроты больше не купите никогда – гарантия. Из 5 кг. рыбы получится примерно 10 поллитровых баночек. Готовое содержимое будет от 400 до 350 гр. на банку.
  8. Консервируем по всем правилам

    Я получила очень много писем с просьбой поделиться рецептами консервированных готовых блюд. В первую очередь, рецепты мяса, рыбы и супов, и грибочки в эту же группу входят, предназначаются счастливым обладателям автоклавов. (А я знаю, что за последние несколько недель их приобрело несколько форумчанок). Причины опасности обычного консервирования – те самые клостридии ботулизма, которые, честное слово – не уничтожаются ни длительным кипячением при 100 градусах, ни добавлением кислот и специй. Только повышенными температурой и атмосферным давлением внутри автоклава. Работа с консервами получается в разы легче и приятней. Достаточно хорошо помыть горячей водой банки и крышки для будущих консервов. А потом наполнять их продуктами в холодном виде, закупоривать в холодном виде (это еще дает возможность уложить банки очень красиво). И отправлять в автоклав. После завершения цикла, даже при самом небольшом автоклаве у вас будет 14 поллитровых банок консервов. Хочу предупредить о специях. Не стоит завышать их количество, а лучше пользоваться Гостовской рецептурой. У меня однажды получился филиал парфюмерного завода по неопытности. Начнем с тушенки, как с самого простого. Тушенка из свинины: В одну поллитровую банку потребуется уложить 450гр. мяса. Жирность – по желанию. Кусочки примерно по 40 – 50 гр. На дно банки укладываем 2 горошка черного перца, 1 лавровый лист среднего размера и 10 грамм репчатого лука. Кто-то режет его, я кладу прямо ломтиком-колечком. Мясо перемешиваем с одной чайной ложкой соли (нейодированной). И укладываем кусочки неплотно, не набивая банку, а просто заполняя. До крышки оставляем не менее 2-3 см. свободного места. Ошибки: Слишком плотное утрамбовывание мяса - в процессе приготовления оно даст сок, который не поместится в свободное пространство и сорвет крышку банки. Точно так же можно приготовить говядину, баранину, крольчатину. Также, можно приготовить из мяса полуфабрикат, с луком, морковью, сдобрив черным или красным перцем. Овощи закладываются сырыми и нарезанными довольно крупными брусочками. Это будет готовый соус для любого гарнира или основа для жаркого. Либо заправка для супа (потом в воде отварить нужные овощи, добавить содержимое банки и довести до кипения – суп готов). Тушенка из птицы. Она бывает двух видов, из обрезанного мяса и из кусков на косточке. Я мясо всегда обрезаю, а косточки использую для приготовления бульона. Подойдет любая птица, курица бройлерная, индейка, утка, индоутка и даже дичь. Паштеты. В них можно использовать любые некондиционные кусочки мяса (слишком мелкие или жирные, например). Плюс субпродукты – говяжье и свиное сердце, куриные желудочки, печень любую. Нужно прокрутить все, что решили использовать, на мясорубке, вместе с сырым луком. Добавить соль, перец, любимые специи в малом количестве, немного воды или бульона, чтобы консистенция не была слишком плотной. Отлично к завтраку и в дорогу, особенно по жаре. При нежданном приходе гостей – тоже хороший вариант, можно начинить тарталетки или просто приготовить бутерброды. Еще вариант – посыпать их измельченным сыром и задвинуть на несколько минут в духовку. А если смешать с отварным рисом – выходит отличная начинка для пирожков и блинов. Следующая полезная и вкусная заготовка – это каши с мясом. Готовятся они тоже очень просто. И вариантов, разных сочетаний может быть великое множество. Крупу нужно будет хорошо промыть и замочить заранее, чтобы она набрала тот объем, который займет в банке в готовом виде. Крупы можно использовать любые, но лучше цельные. Гречка, пшеница, перловка, рис, булгур. Если любите Полтавскую крупу, ячку, то мясо нужно нарезать мелкими кусочками. Набухшую крупу перемешиваем с солью и закладываем половину объема банки. Сверху укладываем мясо и специи. Каши получаются по вкусу, как томленые в горшочках, с насыщенной подливкой. Отличный выход, когда не хочется готовить или надо отправить мужа в командировку. Мясо с бобовыми (фасоль, чечевица, бобы, маш). Принцип тот же самый, замачиваем бобовые, пока не набухнут, солим, перемешиваем с ложкой хорошей томатной пасты или проверенного томатного соуса (кетчуп не подойдет!). Укладываем в банку, сверху мясо и измельченный репчатый лук. Я от души добавляю острого перца. Если потом в открытые консервы добавить свежих кинзы и чеснока, то получается вкусный ужин. А еще можно использовать эти заготовки для супа. Когда картошка и морковь сварены, просто выложить баночку в кастрюлю, прокипятить. Очень выручает, когда нет времени. Консервированные супы. В этом случае тоже нужно отдать предпочтение Госту и литровым банкам. Лучше всего выходят – рассольник, щи, борщ, куриный рисовый суп, томатный суп. Все знают, какие ингредиенты в них входят. Картошку лучше не класть, она становится вязкой. Вполне можно сварить ее в кастрюле, а затем опрокинуть туда баночку. Разводится консервированный суп 1:1. Литр воды и литровая банка супа. Как раз на обед для семьи. Есть два способа. Кто предпочитает более легкие супы, заливает овощи и мясо просто водой. Добавляет соль и специи. В борщ – лимонный сок или чайную ложку уксуса. А кто любит насыщенные супы или «зимние», заливают содержимое банки крепким бульоном. Консервированные бульоны. Опять обращаемся к советской кулинарии и готовим знаменитый «Коричневый бульон». Мясные и птичьи кости выкладываем на противень, добавляем целые очищенные луковицы, морковь 2-3 шт. Если есть, кладем белый корень – пастернак, корневую петрушку, сельдерей, репу. Но и без них все получится вкусно и замечательно. Запекаем в духовке кости до коричневого цвета, заливаем холодной водой и варим, как холодец – не меньше 6-8 часов. Солим умеренно перед концом варки. Разливаем в банки через ситечко, чтобы бульон был совершенно прозрачный. Закатываем, автоклавируем. Можно и заморозить в стеклянных банках с крышкой «твист». Применяем не только для супов, но и для приготовления каш, пюре, теста для самсы и пирогов, соусов и подливок. Поэтому, банки должны быть разнообразными по объему. Продолжение следует. В следующий раз напишу все о консервированной рыбе, а потом перейдем к заправкам для разных блюд, салатам, фруктовым и овощным пюре и компотам.
  9. Соседку избила её дочь

    Вот и в добрый путь ей. Для себя поняла, что с соседями в любом населенном пункте, хоть в мегаполисе, хоть в деревне, нельзя делать следующие вещи: 1) Нанимать для выполнения каких-то работ. 2) Занимать им деньги, даже сто рублей. 3) Не одалживаться самим. 4) Не садиться за один стол даже чай пить. А уж спиртное вместе - никогда. Соседи опасны именно своей географической близостью. Чужая семья - потемки. Кто там кого и за что лупит лучше не вникать. Единственный повод вмешаться, если бьют детей или ненадлежаще за ними ухаживают. Но вмешиваться не самим, а с помощью сигнала в соответствующие органы. Вам спокойствия пожелаю и дзена по-поводу вашей соседки. Для нас такие отношения дикость, а у них все нормально.
  10. Помощь племяннице

    А рожала ли девочка в роддоме? Вполне может быть, что и нет. Тогда ей надо принести ребенка в загс и там выдадут свидетельство о рождении (со слов матери), не имеют права отказать. Но она об этом не знает. Дело мутное. Если тетка хочет помочь, пусть берет ее за руку и вперед - по инстанциям.
  11. Всем большое спасибо, что веточку не забрасываете. Где наша Шуша, мать - основательница? Я тоже сегодня с историей. Давно дело было, уж и быльем должно бы порасти, да помнят об этом и в Федоровке, и в окрестных деревнях. Жил-был кузнец Савелий, хороший человек. И был у него сын, Стёпка, ну такой пригожий, что девки головы на улице сворачивали. А телом был крепок, как молодой дубок. И невесту себе выбрал такую, что хвалила она его и льстила, и любила без памяти, прямо дерюжкой ему под сапоги стелилась. Заженихался Стёпка с Настей, значит. Со дня на день Настёна сватов ждала, все в окошко глядела, а мать Стёпкина, Евдокия, все сыночка отговаривала, уж больно из бедной семьи была невеста. Да еще и братишек с сестричками целый воз, помочь то она им захочет, как пить дать, так и разорит мужа вчистую. Но Стёпка на своем стоял, ведь не только сладкими речами Настя его прельщала, но и красивущей была, как яблонька в цвету. А надо сказать, что родители и старшие братовья тоже супротив этой свадьбы были, потому что на Настьке хотел жениться первеющий богач на деревне, Осип. Мужик он был вдовый, бездетный. Немолодой конечно, но здоровый и собой тоже хорош, цыганистый такой, глаза черные и борода смоляная впроседь. Не злой, справедливый и богатство свое нажил честным путем. Хороший мужик одно слово. Настька бы за ним, как за каменной стеной была бы. Так нет. Уперлась Настька, как коза на веревке – Стёпка, да Стёпка. - Утоплюся, говорит, если насильно взамуж отдадите за Осипа! Ну что делать, знать судьба так распорядилась. Стали Настькины родители сватов от Степана ждать, от ворот поворот Осипу дали. Помрачнел мужик и говорит, - зазря вы девку свою в землю затолочите. Не будет ей счастья со Стёпкой! – А Ефим, Настин отец осерчал, да и прогнал Осипа со двора, - иди, - говорит, - и язык свой поганый вон унеси, злыдень. Дочь неволить не стану! Да только зря Ефим отвергнутого жениха не выслушал. Знал Осип, что Стёпка к местной помещице Корнелии Адамовне захаживает, вроде бы яблоньки ей подрезает. Да только вся дворня знала, что уход ведет Стёпка не за деревьями, а за самой барыней. Корнелия была в самом соку, а вдова, муж ее зимой замерз прямо перед усадьбой, такая вот метель была. А деточек не успели нажить. Корнелия эта совсем бесстыжая была. Велит, бывало, одеял в сад натащить и самовар принести с угощеньями. И на вечерней зорьке ведет туда Стёпку. Стряпуха Христом Богом клялась, что сама видела, как Корнелия растелешилась, как в бане, да на тех одеялах каталась, навроде кошки перед топленой печью. А Стёпка к ней руки тянул, аж трясся и лик у него был невразумленный, будто не понимал, что делает. Вскорости ту стряпуху в амбаре нашли, говорили, что мешок с мукой упал да хребет ей и переломил. С той поры вся челядь примолкла, ни словечком никому, ни про хозяйку, ни про Стёпку. А тут и слух пошел, что Стёпка женится. Корнелия только веселее стала, хотя должна была огорчиться хотя бы. Удивлялись все, да сплетен никаких не было. Ну поженились Стёпка и Настька. Осип на свадьбу не пришел, хоть и зван был. Ушел из деревни на это время. Любил ее сильно видать… Свадьба широкая вышла, хорошо сыграли, и столы ломились, и вся деревня во хмелю была. А невеста от счастья сомлела прямо, все в глаза Степану заглядывала, да улыбалась, как дурочка. – Любый мой, - шептала она жениху, - ненаглядный… Отгорела свадебка, загулявшие мужики с сеновала только утром по домам потянулись. Стёпка сам им похмельную чарку налил каждому. А невеста все спит да спит, не просыпается. Тут мать Стёпкина, Евдокия локтем под рёбра мужику своему наподдала. – Что за ерунда-то происходит к лешему? Где молодая жена? Надобно же завтрак накрывать, гости уже к новому столу сходятся. Стёпке, как будто и все равно. Хорошо, что вчера она сама и петухов наварила, и пирогов напекла с рыбой, и говядины полный котел в печке всю ночь томился. – Дак ну сходи посмотри, - сказал Ефим, - встряхиваясь, как цепной кобель. Голова у него шибко похмельна была, а тут еще эта зуда… Пошла Евдокия в горницу, глядь, спит невеста, личико меловое, вся рубаха из приданого глиной изгваздана, порвана. Чуть не взвизгнула Евдокия, да рот себе ладонью закрыла. Поглядела в окно, Стёпка, да Ефим, да соседки ближние стол накрывают. Уже и гармонист меха растягивает, пробует, значит, как звучит облитая пивом и водкой гармошка. – Ты невесту свою заморил насмерть, что ли? – раскатилась разбитная солдатка дробным хохотом, - ходить не могёт? – Да придет скоро, - промурлыкал Стёпка, - а тебе чего надо, въедливая? Ешь, пей, веселись! Евдокия склонилась к невестке, а дыхания то и не услышала! Ахнула, схватила с полки осколок зеркала, да Настёниным губам поднесла. Не запотела зеркало. Не дышала молодая жена. Матушки родные! Что только в голову Евдокии не пришло. Перевернула Настёну на бок, а на простыне праздничной с подзором кружевным красок-то и нет! Неужто порчена оказалась клюковка, распечатана до времени? За голову Евдокия схватилась. А вдруг осерчал Стёпушка, что не девственна оказалась да ударил невесту и теперь она мертвее мертвой? Выглянула Евдокия в окно, а там уже дым коромыслом. На столе две четверти самогону и монополька стоит с красными сургучными пробками. Мужики гомонят и уже не по первому стакашку за воротник залили. – Пойду на грех, пойду на грех, - зашептали сами собой Евдокиины губы. Разверзла оконце на задний двор, огляделась – ни души там. Замотала Настёну в одеяло лоскутное, что сама шила стежок к стежку, да и выволокла тело через оконце. Глухо стукнулось оно оземь, а Евдокия напрягла все жилы, аж в животе все капустным хрустом пошло, да потянула Настёнено тело в лес. Их-то изба последняя перед опушкой стояла. Тащила Евдокия споро, хоть и сердце заходилось в немыслимом бое в горле, да в висках. Надо было сыночка выручать. Ели и придавил гадючку порчену, то не специально же. Вон, с мужиками самогонку в горло льет, смеется. Сам не ведает, что натворил. Но ведь у Стёпки мати есть. Она поправит… Доволокла Евдокия Настёнино тело до болотного места, с хеканьем и криком отволокла подальше в топь и долго смотрела, как пузыри поднимаются, да лопаются. Сама завязла. На какое-то время подумалось ей, что обратно не выберется, заголосила, плюхнулась плашмя на живот, ухватилась за корягу и, как болотная жаба грузно на берег твердый выкинулась. Бросила рядом Настин башмачок. Отдышалась, задами добежала до мельницы, отмылась и одежу прополоскала. А потом метнулась в горницу, из которой тело похитила. Переоделась быстро, волосы мокрые под платок спрятала, распахнула дверь и заблажила что есть мочи, - Невесту, невесту украли! Какая тут началась суета! Весь день искали. И башмачок возле топи нашли. Мужики даже с баграми в трясину решились войти, еле их самих вызволили. И превратилась свадьба в тризну. Стёпка даже не плакал, только говорил, кого поймаю виноватым, люто убью. Посерел он, как старый снег и все на печке лежал носом к стенке. Прошло несколько месяцев, и в деревню залетела тройка мышастых жеребчиков, а на козлах сама Корнелия Адамовна сидела. – Степан! – позвала она громким голосом. – Выходи из избы, дочь твою искать поедем! Степка, как стая жаворонков подлетел. – Какую дочь? – А ты что, думал, что брачная ночь твоя плодов не принесла? Хитрая твоя невеста просто так пропала? Поехали… Евдокия зуб на зуб поставить не могла. Унесся ее сынок неведомо куда. Только мелькнул задок повозки. Ну не кричать же, что сама его мертвую жену в топи успокоила! Прошло несколько дней, и в деревню пришел Осип. А в одеяле лоскутном, что Евдокия шила стежок к стежку, принес девочку красоты невозможной, ангельской. И сказал, вот, односельчане, детка моя, Настёной кличут. Из дальних земель ее доставил. Прошу любить и жаловать. Сельские бобылки и солдатки мигом заброшенный дом Осипа в порядок привели. Девчушку в бане искупали, а лоскутное одеяло сожгли, уж больно оно было грязное да замусоленное. Положили дитя на беленькое и мягонькое. Подошел Осип, а девчонка его за большие пальцы рабочих ручищей так и схватила. Улыбается беззубым ротком, а прямо слышно, как выговаривает, - тятька, тятька! Евдокия чуть ума не лишилась. И в поместье барыни Корделии гонцов послала. Только вернулись мужики чернее сажи. И усадьба сгорела, а из нее ни барыня, ни Стёпка не выбрались. Крик пошел из Евдокиина дома на всю деревню. На следующий день Евдокия в паломницы подалась. Оделась, как ворона во все черное, платок ниже глаз повязала. Вместо посоха взяла ту корягу, которая ей из болота, когда Настену топила выбраться помогла. Долго Евдокия скиталась. И во всех монастырях ее встречали неласково. Только в одном ските слепой старец ее лицо ощупал дрожащими пальцами и сказал. С бесовицей твой сын любовь знал. Да только бесплодные они, бесовицы-то. Если бы добрый христианин не забрал к себе того ребеночка, то пропала б его душа. А по душе сына не молись. Не погиб он в огне. Добровольным слугой бесовицы стал. Хотел ей дитя подарить, а Бог не попустил. А ты сама по паломничествам не шаркай. Воспитай сироту в истинной вере. И стань такой правильной, чтобы и зайца в засуху напоить. К Осипу не лезь. Воспитает он девочку так, что вся Русь о ней помнить станет. И на все свадьбы ходи и неси дорогие подарки. Беременных привечай. Потому что бесовицы детей не могут родить. Рядом с болотом, где ваша Настёна погибла, часовню поставь. И большую кормушку для птиц. Особенно зимой им помогай. Чтобы перед Богородичным престолом они за тебя свое слово сказали, как о раскаявшейся.
  12. Разные способы приготовления борща и щей

    Без обид, хозяюшка. Но вы же, надеюсь не троллите, раз щи не готовите и даже слова такого не произносите, но точно знаете, что я варю их неправильно? Вот даю ссылочку на свой же пост, почитайте, если время будет - познавательно. Собрано из разных кулинарных книг.
  13. Разные способы приготовления борща и щей

    Растительное масло применяю в малом количестве, если готовлю в казане. А если варю борщ в кастрюле, то томлю овощи на жире снятом с бульона. Не люблю жирный суп. Картошку страждущим закидываю целиком, сама не ем, мне милее репа.
  14. Разные способы приготовления борща и щей

    Не пожалеете. Обжаривать не только мясо, но и овощи. По технологии приготовления похоже на хашламу или шурпу. А выходит борщ.
  15. Разные способы приготовления борща и щей

    А почитайте, даже кильку в томате добавляют. И ничего, окружающие как-то справляются со своим потрясением. Грибы и соленые в щи добавляют, и свежие тоже. Вы бы рецепт собственный написали, очень интересно. Даже и до завтра недотерпели. Модераторы, прошу прощения за флуд. Умолкаю.
×