Jump to content
Откровения. Форум "Моей Семьи"

Стоун-хендж

Our own people
  • Content count

    977
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

3567 Обычный

3 Followers

About Стоун-хендж

  • Rank
    Родственник
  • Birthday 06/04/82

Контакты

  • Сайт
    http://
  • ICQ
    0

Информация

  • Name
    Юлия
  • Sex
    женский
  • Residency
    Нулевой километр

Recent Profile Visitors

1268 profile views
  1. Вот уже не один час по лесу бродил молодой парень. Время клонилось к закату, а он всё никак не мог найти выход. И вроде лес как свои пять пальцев знает, а как получилось заблудиться, он и сам не понимал. Он хоть и жил в городе, но тяготел к природе и потому не отказывал себе в удовольствии в выходные побродить по лесу. Звали молодого человека Александром. Парнем он был неплохим. Добрый, отзывчивый, к чужой беде сострадательный. Было у Александра увлечение — рыбалку любил. Вот и в эти выходные шёл он к лесному озеру да заблудился. Плутал, плутал, уже настроился спать на мягком мху, как вдруг на поляну вышел. А на поляне озеро, только не то, к которому он шёл; Саша был в этом уверен! То озеро было узкое и длинное, а это — как шар. И, главное, на берегу чуть поодаль стояла изба, от которой прямо к озеру шёл деревянный настил, плавно уходящий мостиком в воду. «Надо же», — думал Саша, — не один год тут хожу, а ни разу на избу не натыкался. Может, и хозяева здесь. Попрошусь на ночлег». И пошёл прямиком к дому. — Хозяева! — крикнул Саша, стуча в дверь. — Дома кто есть? Не сочтите за наглость, заплутал малость, пустите на ночлег, — с этими словами молодой человек вошёл в сени. В помещении был лёгкий сумрак. Ответом на Сашин вопрос была тишина. «Может, охотничий домик, — подумал Александр. — Сейчас не сезон охоты, вот и пустует». — Ну да ладно! Я же тут не ломать пришёл. Даже если хозяева вернутся, я всё объясню, — сказал он вслух и начал снимать с себя рюкзак да верхнюю одежду. Растопил печь, в доме тут же сделалось тепло и уютно. Поужинав нехитрой снедью, решил пройтись вокруг дома. Выйдя на крыльцо, он огляделся. Взору открылся дивный пейзаж. Деревянный настил петлял от крыльца прямо к озеру. По нему так и хотелось пройтись, что Саша и сделал. Пока он стоял уже у самого края моста, Александру вдруг нестерпимо захотелось искупаться. Вода в озере была мутноватой, но оказалась удивительно тёплой. «Почему бы и нет!» — подумал молодой человек и, быстро стянув с себя одежду, нырнул в зеленоватую гладь. Наплававшись вдоволь, Александр сел на край моста и болтал в воде ногами. Вдруг ему показалось, как что-то еле заметно коснулось его ступни. «Да уж, водоросли тут буйствуют вовсю», — подумал он, как вдруг по второй ноге кто-то ощутимо провёл, словно рукой. От неожиданности Саша выдернул ногу. «Да тут, видимо, полно рыбы, раз она так безбоязненно подплывает! Нужно завтра встать пораньше и обязательно закинуть удочку!»— решил Александр, идя по мосту обратно в избу. Дом встретил его полной темнотой. Заварив себе чаю, Саша поудобнее устроился у окна. Он пил вкусный горячий чай и смотрел в темноту леса. Тишина и покой стояли за окном. От этого молодого человека быстро клонило ко сну, и он, одним глотком осушив кружку, лёг спать. Проснулся Александр от тихого пения. Он не сразу понял, откуда идёт звук, и лежал, прислушиваясь. Пели тонкие девичьи голоса. Слов было почти не разобрать, словно голоса напевали какой-то мотив. Потихоньку поднявшись с кровати, Саша подошёл к окну. В свете полной луны озеро слегка светилось, а на берегу, двигаясь в плавном танце друг за другом, ходили четыре девушки. В длинных белых платьях, с распущенными волосами, они так синхронно и медленно кружились, что Александр смотрел на них, словно заворожённый. Сколько простоял у окна, Саша не знал, как вдруг за спиной раздалось тихое: «А-ах». Резко обернувшись, фактически лицом к лицу молодой человек столкнулся с русоволосой девушкой в таком же белом длинном платье, как и у «танцовщиц» за окном. От девушки исходило лёгкое сияние. Она стояла напротив Александра и смотрела на него белыми светящимися глазницами. Волосы у парня встали дыбом, словно по всему телу прошёл разряд тока, и он стремглав бросился к выходу. Выбегая на улицу, Саша за что-то зацепился ногой и, в буквальном смысле вылетев с крыльца на поляну, рухнул на землю. Он лежал на животе, боясь повернуться. Вокруг стояли четыре пары девичьих ног. Резко развернувшись, молодой человек поднял глаза вверх. На него, склонившись в поясе, смотрели восемь светящихся мертвенным светом глаз. Вдруг девушки громко рассмеялись и начали ходить вокруг него, словно в хороводе. Всё быстрее и быстрее двигались они, всё громче и громче смеялись. Когда свет от их глаз образовал одно сплошное кольцо, Александр потерял сознание. Очнулся под утро. Лёжа на лужайке перед домом, он открыл глаза и не мог вспомнить, что с ним произошло. Поднявшись и войдя в дом, Саша заварил себе крепкого чая. Постепенно память возвращалась к нему, только верить в действительность происходящего никак не получалось. Собрав свои вещи, Александр вышел из дома, плотно затворив за собой дверь. Ему нужно было возвращаться домой. Шёл он по известной ему тропинке, которая вчера привела его к дому на озере. Шёл, никуда не сворачивая, переваривая в голове события вчерашней ночи. «Было или не было», — думал Саша, смотря себе под ноги и подбрасывая вверх опавшие листья. — Может, от усталости почудилось? — сказал он вслух сам себе и поднял голову, смотря вперёд. От неожиданности Александр даже выругался. Перед ним на лесной поляне с озером стояла изба, из которой вот уже как пару часов назад он вышел в противоположную сторону. — Чертовщина какая-то! Да что с этим местом не так-то?! — рассерженно крикнул молодой человек. Он уже достаточно измотался, битый час бродя по лесу, тем более что с утра во рту не было и маковой росинки! — Да и Бог с ним! — сказал Александр сам себе. — Впереди ещё один выходной, так что надо использовать этот день для хорошего отдыха. Войдя в дом, Саша сбросил верхнюю одежду, взял удочку и пошёл к озеру. Уха получилась отменной! Смакуя каждую ложечку горячего наваристого супа, Александр мысленно благодарил охотников, которые в своих лесных заимках в избушках оставляют непортящиеся продукты, крупы и тому подобное. Наступал вечер, в лесу заметно потемнело. Александр заварил себе чай, вынес на террасу стул и уселся на него, блаженно разглядывая спокойный сумеречный пейзаж. Засидевшись допоздна, он уже было собрался идти спать, как вдруг заметил, что по воде пошли круги. Не моргая, он уставился на озеро. По тёмной зеленоватой глади плыл лёгкий туман. Из-за облаков вышла луна, и вода в озере словно покрылась тонкой пеленой серебра. Круги расходились всё шире и шире, пока лёгкая волна не начала накатывать на входящий в воду мостик. Из воды одна за другой показались четыре головы. Они медленно плыли, постепенно возвышаясь над гладью, пока за волной во весь рост не вышли на деревянный настил. Это были те девушки, которых вчера ночью так испугался Саша. Четыре фигуры в белых платьях вышли на поляну и так же, как и вчера, заунывно и тихонько затянули песенный мотив. СейчасАлександр попытался разобрать слова. Всё дословно он понять не смог, но общий смысл песни сводился к сестре, которую они звали с собой и которую так долго не могут встретить… — А-ах, — вдруг послышалось за спиной молодого человека. Резко обернувшись, он увидел, что в дверях стоит та же девушка, которая вчера была в избе. Она стояла в дверном проёме, словно невидимая стенка мешала ей выйти наружу. — Кто ты? — тихо спросил Саша. — Пленница этого дома, — так же тихо ответила девушка. — А кто эти девушки на поляне? — Мои сёстры. Вот уже много лет они зовут и ждут меня, а я не могу к ним выйти, хоть и хочется мне этого больше всего… — Кто же тебя здесь держит? Ведь в доме никого нет. Иди к ним. — Не могу, — ответила девушка и тихо заплакала. Так жалко Саше стало её, что он почувствовал всю тоску и безысходность, которую она излучала. — Расскажи мне, что с тобой случилось, почему ты здесь, а они там? Почему вы не можете быть вместе? И тихо, словно одинокий колокольчик, зазвенел в ночи голос девушки-призрака… Когда-то давно недалеко от этого места стояла деревня. Жила полной жизнью, скотина водилась во дворах, свадьбы, поминки. На конце деревни стоял дом. Жила в нём семья. Мать, отец и пятеро дочерей. Славно жили, дружно. Пришла война. Отца забрали на фронт, а мать с дочерями осталась по хозяйству. Тяжёлые времена настали. Повадился к матери ходить староста деревенский. На войну его не взяли; поговаривали, что откупился. Нехороший человек был. И вот до того он обнаглел, что чуть ли не силой начал мать к сожительству склонять. — А не по моему будет, так сморю вас голодом. Напишу докладную, что вы хлеб воруете! — кричал староста. — Да как же так! При живом-то муже! — закричала мать и сапогом по спине старосту ударила. Затаил мужик на неё злобу… Вскоре пришла страшная весть в дом: отца убили на фронте. Слегла мать, не вынесла такой беды да вскоре и померла. Остались сёстры одни в целом свете. Потихоньку живут, никого не трогают, с бедами сами справляются. И хоть умерла мать, а староста всё не унимался, обида давняя сердце жгла. Начал он в дом к сёстрам опять похаживать да к старшей дочери всё прижиматься. Замуж звал, золотые горы обещал. Горда была девка, вспомнила, как он к матери её ходил, изводил своими речами мерзкими, взяла да и отвесила ему пощёчину. Да такую громкую, что все сестрицы, услышав, обернулись. А как увидели глаза старосты, от неожиданности выпученные, да ухо красное, что от оплеухи вздулось, так и зашлись хохотом девичьим, звонким да заразительным. Вылетел староста из их дома, ни слова не сказал. А к вечеру в дом постучались. Открыла старшая сестра дверь, а там полдеревни и староста во главе, да кричит: — Вот она, главная ведьма, а остальные у неё на подпевках. Ворожат, на всю деревню беду кличат, хотят соседей своих в могилу свести! Сам слышал, как заговоры читали! Загудела толпа, зашумела. Попыталась сестра вразумить людей, да разве ж это возможно? На каждом дворе, почитай, по беде — кто с голоду мрёт, кто без дров стынет, скотина от недоедания молока давать перестала… Все беды людские на головы сестёр полетели. Кричит толпа, что, если не уйдут сёстры из деревни, заживо их в доме сожгут. Делать нечего, собрали сёстры, что могли, да и пошли в лес. В лесу на избушку-то эту охотничью и набрели. Жить стали по-прежнему, незаметно да тихо. Только не имелось старосте. Мало ему, что девок с родного дома прогнал, что они одни в лесу питаются, как могут. Подпоил местных разбойников да наплёл им, что живут в лесу девки припеваючи, что золото у них в сундуке есть, что, даже если и забрать его, никто не узнает, и пускай всю добычу себе берут. Ему бы только отомстить побольнее. Однажды ночью собрались разбойники да и пошли дом в лесу искать. Набрели на избу. Тихо в лесу, свет из окошка льётся, тихая песнь из дома слышна. Ворвались мужики в дом, да давай всё крушить да золото искать. Не нашли, озлобились, подумали, что девки его попрятали. И говорят: — Или сами золото отдавайте, или испоганим вас сейчас да голыми в деревню отволочем на посмеху! Ничего сёстры не ответили, бросились из дому одна за другой да к озеру побежали. — Лучше смерть принять, чем бесчестие и позор! — крикнули и в воду бросились. Вода студёная быстро тела сковала, одна за другой под воду ушли. Да не успела старшая, пока младших подгоняла, схватили её мужики и в дом поволокли. Резвая девка оказалась, вырвалась от мучителей да и в подполье нырнула. Закрылась изнутри. Били-били об пол мужики топором, да не добрались. То ли топор был плохой, то ли не очень-то и хотелось. Плюнули и ушли из избы. Только скрылись, как из лесу к избе староста бежит. Влетел в избу и кричит сестре, чтоб открывала, а не откроет, так ей же хуже будет! Промолчала девушка. Староста как озверел, притащил с сеней молоток да гвозди и забил вход в подвал. — Не мне, — говорит, — так никому не достанешься! Сёстры померли, так и ты жить не будешь! — и ушёл. Тишина настала. Попыталась девушка из подвала выбраться, да куда там… День, другой, третий, там и померла горемычная, а староста, пока до деревни из лесу добирался, заплутал малость. Ко времени ветер сильный поднялся, да его деревом-то сухим и придавило. Так и покрылось забвением дело чёрное, людьми совершённое… И с тех пор, — заканчивала свой рассказ девушка-призрак, — раз в год, в дни Коловорота, летом выходят на поляну сёстры мои, зовут меня, чтобы всем вместе навсегда покинуть этот мир, а я выйти не могу. Лежит моя плоть земная в подвале дома да не пускает душу мою к родимым сестрицам. Узы кровные да смерть страшная связали нас, они без меня уйти не могут, а я не могу к ним выйти, — сказала и заплакала. — И что же, никто вам помочь не может? Разве я один в этот лес хожу? — В лес ты не один ходишь, а на избу эту только ты и наткнулся. Да не испугался, второй раз воротился сюда. «Как же. Не испугался, — подумал про себя Саша. — Аж сознание потерял, когда глазищи эти светящиеся увидел, да на следующее утро полдня бегал по лесу, сбежать пытался, — горько усмехнулся он. — Только ведь не вышло ничего». А вслух сказал: — Я бы рад был убежать, да только как? Дорога снова к дому ведёт. Может, если вам помогу, то и дорогу из леса найду легко. Только чем помочь-то? — Забери моё тело с подвала да к сестрицам моим отнеси, — взмолился призрак. — Не могу больше. Без вины обвинили, смерти страшной предали, неужели не окончена ещё мука моя? — и, снова заплакав, растворилась. Делать нечего. Пошёл Саша в дом, сыскал фонарь в рюкзаке, гвоздодёр в сенях нашёл да начал гвозди выкорчёвывать, которые дверь в подполье сковали. Недолго возился с умелыми-то руками, раз-два и вот он — открытый вход в подвал. Как открыл дверь, в нос ударил спёртый запах. Посветил — лесенка вниз ведёт. Потихоньку спустился, сел на корточки и вокруг себя фонарём поводил. Вдруг в углу пучок света высветил что-то белое. Подполз Саша поближе, видит — тело человеческое, иссохшее, словно мумия. Платье, когда-то белое, сейчас уже истлело почти. Руки на коленях сложены, голова вниз склонена, будто смирилась с участью своей страшной… Аккуратно Саша вынес тело из подвала. Вышел на террасу. Луна светит, как днём, на поляне светло. Глянул вперёд, а там четыре призрака стоят, руки вперёд тянут, будто просят что-то. Пошёл к ним Александр, на руках сестру их старшую держа, а они от него в сторону озера направляются, машут ему рукой, за собой приглашая. Так и дошёл он с ними до самого края моста, где он в воду уходил. Они в воду вошли и исчезли. Встал Саша на колени да на гладь воды положил ношу свою. Медленно, почти не оставляя кругов, ушло тело девушки под воду, смотрел на неё Александр, пока окончательно оно не скрылось в чёрной глади. Тишина вокруг настала. Ни ветерка не было, ни птица какая голоса своего не подаст. Лишь луна освещает поляну с озером. Наклонился Саша над гладью зеркальной, не шелохнулась вода; смотрит в своё отражение. Вдруг словно лёгкий ветерок донёс до Саши шёпот: «Спа-аси-ибо-о». Спустя много лет как ни пытался Александр снова ту избу сыскать, так и не смог. И озеро то как исчезло. Зато с того дня, где бы Саша ни рыбачил, его улов всегда был царским! Мужики с завистью поглядывали, спрашивали, как у него так получается, что самая крупная рыба к нему на удочку идёт? Посмеиваясь, Александр отвечал, что у него в воде подружки живут, вот они-то ему подарочки и приносят.
  2. Найденные вещи и деньги

    @yudgin70 Прошу прощения, что вмешиваюсь куда не звали. Но вот подумалось. Когда я распечатала "волшебный" чек, то там, вроде как в мои "обязанности" входило, использовать любой шанс для улучшения мат.состояния, которое мне обязуется подкидывать вселенная. Может вселенная вам тоже подкидывает? Не плохо так причём Физендра мне по шапке конечно настучит за такие мысли, но вдруг... Вселенная и правда решила вам приподнесёт подарок за что-то хорошее, что вы могли сделать? Не? Как думаете?
  3. Как привлечь деньги-3

    Не могу сказать, что прям чеки помогли, но и не могу сказать обратное!!! И слегка удивлена, и собираюсь попробовать ещё раз. А получилось вот что. Работаю продавцом. Одни из наших поставщиков, как поощрение продавцам придумала "программу лояльности".То есть за проданный их товар, начисляются баллы, которые можно перевести потом в рублики. Так вот зарегистрировались мы в этой программе с полгода назад. И потом что-то случилось именно с нашим аккаунтом, либо диллеру было на нас плевать, только войти в программу и воспользоваться баллами мы не могли. Пол года мы выносили мозг технической поддержке, в итоге потом вообще диллера сменили и опять начали выносить мозг технической. И как результат, дело пошло! И буквально за неделю, нас перерегистрировали и мы смогли обналичить и уже даже получить эту энную сумму! Не большая, но и не 100 рублей. Приятно до ужаса! Я смогла оплатить корректировку трёх своих рассказов, а ведь думала отложить, до приезда из отпуска. Совпадение или нет, не знаю. Но прям очень воодушевило! @пси-холог Юля! Спасибо за напоминание!!! Буду благодарна если и дальше не бросишь в своих наставлениях)))
  4. Бежал маленький Санька, что было сил. Так хотелось раньше папки домой принести целую корзинку грибов и вручить её матери. Пусть маманька гордится, вон Санька какой хозяйственный! Мамка порадуется. Отец Саньку в лес часто брал. Про грибы рассказывал, охоте не обучал пока. К лесу приучал. Сашка отца очень любил! Строгий, но справедливый, настоящий хозяин в доме. Отец хоть и держал Саньку в ежовых рукавицах, но злым не был, поблажки делал. Мальчонка лес хорошо знал. Не один раз вдоль и поперёк с отцом хаживал. Вот и сейчас, скрывшись от зоркого взгляда родителя, он нёсся вперёд к дому, зная, что нагоняй ему не устроят. И, когда до края леса оставалось совсем немного, Санька остановился и прислушался. Среди летнего ветерка и птичьего гомона, он услышал, какой -то писк. Скулил щенок. Поставив корзинку на землю, мальчик пошёл в сторону звука. Идти пришлось не долго. Под разлапистой ёлкой, в капкане застрял маленький волчонок. Чёрный, как смоль комок, трясся всем телом. И крутился, пытаясь освободиться из ловушки. Передняя лапа была вся в крови. Увидев человека, волчонок уставился на него своими ярко-бирюзовыми глазами. «Надо же, какие глаза, - подумал Санька, - как самоцветы горят!» Осторожно пробравшись под дерево, мальчик присел на корточки совсем рядом. Волчонок, словно почувствовав, что перед ним ребёнок, перестал трястись и жалобно заскулил. Как сжалось маленькое сердечко ребёнка, когда он увидел, как заплакал волчонок. Подойдя совсем близко он, что есть силы, потянул за железки капкана в разные стороны. Но, что мог сделать ребёнок? Когда Санька смекнул, что силёнок у него не хватит, он вдруг произнёс, обращаясь к волчонку: - Подожди! Я тятьку крикну, он поможет нам. - И с этими словами, мальчонка бросился прочь в лес. - Папка, папка, - заверещал он, едва завидев за деревьями отца. - Там, капкан, там кутёнок, он плачет, помоги папка. - Какой ещё кутёнок? - Спросил отец, сдвинув брови. - Обычный, - продолжал Сашка, - ему очень больно. Ускорив шаг, отец устремился за сыном. Подойдя к месту, где волчонок сидел в капкане и, увидев его, отец нахмурился ещё больше. - Кутёнок? - Строго спросил отец. - Отойди Саша. - Сказал он и снял с плеча ружьё, которое всегда брал с собой в лес, на случай, если придётся отбиться от хищника или подстрелить птицу к ужину. Смекнув, что отец хочет пристрелить волчонка, Сашка вдруг заревел. - Тятька, тятька, не стреляй волчонка. Он маленький совсем, он не злой. - Отойди Саша это он сейчас не злой, а вырастет, много зла от него будет. - Не надо тятька, не убивай. - Ревел Санька. И будто не понимая всей опасности, бросился под ёлку и прикрыл собой зверька. - Не стреляй, папка, миленький, он не злой, - твердил мальчонка и заливался рыданиями. Громко вздохнув, отец опустил ружьё и полез под ёлку. Сильные, мужские руки, вмиг разжали стальные клыки капкана. Освобождённый волчонок, на трёх лапах, держа переднюю пораненную на весу, пятился от людей. « Беги, беги отсюда» - захлопали в ладоши Сашка, чтобы напугать животное. И когда волчонок рванув в гущу леса скрылся из виду, Сашка обнял отца, прижавшись к жёсткой щетине своими мокрыми от слёз щеками. - Спасибо, тятька, - прошептал он. - Ты самый лучший. - Ох, Сашка, - устало произнёс отец. - Мягкотелый ты у меня! Сложно тебе придётся. Да смотри, не сказывай никому, что отец волка в лес отпустил. А то уши надеру! Ещё раз, крепко обняв отца, сын поклялся, что никогда не раскроет тайну. Выбравшись из под дерева и взяв свои корзины, они поплелись домой. Сашка слово сдержал. Ни одна душа не узнала, что с ними в лесу произошло. А со временем этот случай вообще стёрся из их памяти... Шло время, шла жизнь, постучалась беда. Начавшаяся война в каждый дом чёрную безысходность принесла. Почти всех мужиков с их деревни на фронт забрали. Началась трудная жизнь. Настало время Саньке брать в руки отцовское ружьё, да становится хозяином в доме. Мать, хоть и не старая, а как отца забрали, исхудала вся с горя. А Сашке нельзя было руки опускать. Кроме мамки у него ещё сестра маленькая, случись что, как отцу в глаза смотреть?! Жалость жалостью, а кушать хочется. Да и мать с сестрой кормить надо. В лесу Сашка по животным не стрелял. Так и не пересилил он в себе любовь к ним. А вот птицы, с ними проще было. В них, когда попадаешь, они тебе, как животные на последнем вдохе в глаза не смотрят. И вот, что странно, птицы на Сашкино ружьё будто сами вылетали. Как с неба на него падали. Не захочешь, а попадёшь! Пустой из леса юноша ни разу не выходил. Но и не стрелял до умопомрачения! Подбивал столько, сколько нужно, что бы с голоду не умереть. Бывало, пару раз ловил больше чем надо, но это потому что соседка пришла, волком воет. Пятеро детишек, с голоду пухнуть начали. Мужика в доме нет, а дети мал мала меньше. На ботве, да репе сильно не зажируешь. Вот Санька для неё и подстреливал иногда, когда просила. Завидовали Сашкиной матери. Хорошего сына воспитали. Он ей во всём поддержкой был! Сильный, смелый, к чужой беде участливый. Многим в деревне помогал. А для своих уж и подавно последние силы отдать мог. И мать и сестра были за надёжной стеной. Только вот чужая радость многим глаза колет! И нет бы, греться в лучах чужой доброты, так нет же. Лучи эти погасить нужно! Чтоб всем плохо было! Извелась вся тётка Агафья. От зависти, аж почернела вся. Вон, как Сашка по всей деревне словно зерном, добрыми делами разбрасывается. И бабке Нюрке одинокой забор подправил. И сиротам соседским на обед утку принёс. Про огороды, старикам копанные и говорить нечего! А родной сын, Колька, только на лавке бока и отлёживает. Воды принести не допросишься! Везёт же некоторым… К слову сказать Санька к дому Агафьи не очень хож был. Заставал пару раз у колодца, вёдра помог дотащить. Да только подойдя к дому, встречал сына Агафьиного. Увальня ленивого. Взял, да и брякнул тётке: - Что ж это ваш Николай помочь не может? Чай не болезный. Руки ноги на месте. - Ой, что ты Сашенька, - запела Агафья, - ещё как болеет, совсем силушки нет. Едим мало. Хмыкнул парень, на рослого Кольку глядя, и не сказав ничего, пошёл прочь. Больше он на глаза тётке Агафье старался не попадаться. А Агафья меж тем злобу- то и затаила! И когда совсем невмоготу стало, собралась она к своей сестре двоюродной в гости, в соседнюю деревню. Сестра та, колдовать да ворожить умела. За хлеб, да за муку и чёрными делами не брезговала. К ней бабы с деревень ходили узнать про судьбу мужей на фронте. А некоторые кумушки, друг друга так терпеть не могли, что ходили со злыми умыслами. Человек ведь существо слабое, да чаще злобное, а коли на твоём дворе корова померла, так почему ж соседушка должна тогда молочком лакомиться?! Вот и Агафья пришла, да и вывалила на неё, всё, что накипело на сердце. И про Сашку этого проклятущего, что глаза колет его доброта и трудолюбие. Да, что мать его хорошо пристроилась, мужика нет, а всё одно не перегибается на работе, всё сын на подхвате! А уж про то, что на столе их дичь всегда есть и говорить нечего! И нет бы на себя позлиться, что зависть чёрная душу гложет. Что сына увальня воспитала. И жрать частенько нечего на столе. Да разве ж кто в своих бедах себя виноватым считает? В общем, плакалась, плакалась, да и уговорила родственницу дать ей совет, как Сашку извести. Обряд был не сложным. Нужно было уговорить Александра взять с собой Агафьиного Николая на охоту. А, как они поглубже в лес зайдут, так Колька должен исхитриться и в глаза Сашке порошок заговорённый кинуть. Тогда в глазах у него свет померкнет и домой пути он не сыщет. А пока незрячий по лесу бродить будет, может его и зверь какой задерёт. На том и порешили. Вернулась Агафья домой. Сыну всё рассказала, а тот и рад стараться, Сашка ему давно поперёк глотки со своим добром. Как на улицу не выйдешь, только и слышишь, старики просят помоги Коля, а не поможешь, так всё с ним сравнивают. Вот мол, Сашка молодец какой, а ты Коля лентяй нерасторопный. На следующий день, пришёл Николай к Сашке, с просьбой взять его с собой на охоту. Совсем тяготно, дома еды нет. Санька вроде и отказать хотел, да как откажешь, если человек помощи просит. Условились во сколько завтра поутру встречаются и на том разошлись. В условленное время, пошли ребята в лес. Александру вроде по окраине походить. А Николай, знай себе талдычит, пошли глубже, там птица крупнее. Долго шли. Наконец остановились. И говорит Николай: - Санька, глянь мне в глаз что-то попало. Ветка стеганула по лицу, может щепка какая залетела? Подошёл Сашка вплотную к Николаю, чтоб посмотреть, а тот возьми, да и швырни ему порошок, прям в лицо. Закричал Саша, за лицо схватился, защипало глаза с неимоверной силой. Упал на колени, трёт их: - Колька, что ты сделал?- Закричал он. - Как же я теперь из леса выйду? Ведь не вижу ничего. - А никак не выйдешь, - озлобился Николай. - Сгинешь в лесу, так и надо тебе. Чтоб жизнь другим не портил! Сидел бы со своей матерью да не высовывался! Нет ведь, каждой бочке затычка! Вот и посмотрим теперь, как твоей матери помогать будут, если прознают, что ты больше не появишься. Да с добром своим к другим лезть не будешь! Плюнул со злобой в Сашину сторону и пошёл прочь от него. Сидит Санька во мху на коленях, голову обхватил руками и хоть вой! В глазах темень. Куда идти? Кого звать? А, как о матери с сестрой подумал, так в голос от безысходности и закричал. Да только толку- то! Лес густой, дремучий. Бабы так далеко не заходят. А старики и подавно по краюшку леса гуляют. Сколько Сашка просидел, то не ведомо. Встал потихоньку и на ощупь, от дерева к дереву побрёл, куда душа вела. Вечереть стало, понял он, затихал лес. Ночь вступала в свои права... А в деревне меж тем, встретила Санькина мать Николая: - А где ж Санечка мой? - Спрашивает. - Откуда мне знать, - огрызнулся Коля. - Пошли вместе, так он меня бросил, насилу сам дорогу нашёл. Закручинилась мать Александра, не понравилось ей, что Николай так сказал. Знала, сын никогда в беде никого не бросит. Неладное сердце почуяло. Но делать нечего, надо ждать. Авось Сашка проворнее Николая окажется, к утру домой из леса выйдет. Но утро наступило, а Саша домой так и не вернулся... Страшно ночью в лесу, а уж без глаз и подавно. Треск, да уханье, кровь в жилах стынет. То зверь какой рыкнет, чужака почуяв, то змея прошуршит совсем рядом. Всю ночь Санька глаз не сомкнул. А, как утром птицы с ума сходить начали, оглашая лес беспрерывными трелями, так поднялся он на ноги и опять пошёл, куда не знамо. Шёл пока не зачвакало под ногами. Понял Саша, что в болото забрёл. Куда не повернёт, везде вода, да трясина. Совсем страшно стало. Сгинуть в болоте, медленно уходя под чёрную гладь. Что может быть страшнее. Медленно, осторожно прощупывая ногами, куда наступить можно, двигался Санька прочь от болота. Только тут и зрячий не всегда дорогу найдёт, а уж слепой и подавно. Не на ту кочку наступил он, да и провалился в трясину! Неторопливо жижа болотная обхватывала тело, да вниз затягивала. Закричал Сашка, от страха, от обиды, от безысходности... Что есть мочи закричал. И вдруг слышит, словно шаги раздаются. Закричал он ещё громче: - Помогите, я здесь, провалился в болото. Через секунду его подхватили сильные руки и буквально вырвали из цепких лап трясины. Сидит Сашка на земле, от страха трясётся, от холода. - Спасибо, спасибо вам, - заговорил он,- спасли меня. Вы простите, я вас не вижу. Глаза. В глазах темнота сплошная. - А, как же ты слепой в лесу- то оказался? - Спросил мужской голос. - Да уж оказался, - горько усмехнулся Санька. - Ну, коль так, вставай слепец, берись за руку и следуй за мной. К себе в избу тебя отведу, тут недалеко. Тебе согреться надо. - И есть очень хочется, - застенчиво произнёс Саша.- Второй день одну воду пью. Спаситель взял Александра за руку и повёл за собой. Рука мужчины была горячая и будто шерстяная на ощупь. Крепко схватился за неё Сашка, и безропотно побрёл следом... - Второй день минул, как и не было. Третий с лучами просыпается, а Сашеньки всё нет, - завывала Санькина мать стоя под окнами Агафьи. - Ты расспроси Колю своего, может, случилось что, а сказать побоялся, - обращалась она к ней. - Вот ещё, - фыркнула Агафья, - с чего бы моему Николаю тебя бояться? Я и спрашивать не буду. Чуть не сгубил твой Сашка моего сыночку, в лесу одного бросил, вот и поплатился. Я ещё всей деревне расскажу, как он моего кровиночку сгубить мог, - зло прошипела Агафья и отошла от окна. Повесила голову Сашина матушка. Ходила давеча у леса, туда-сюда, кричала, звала, аукала. Всё без толку! Вглубь леса одной боязно, сама заплутаешь, дочь сиротой останется. Кому она нужна будет? С горя мать совсем болеть стала. «Не уберегла золотого моего», - причитала она, обхватив голову руками и раскачиваясь из стороны в сторону. «Не убереглаааа» - подвывала она. Сзади тихо подошла дочка, обняла мать за плечи и шепчет: - Не плачь мама, хочешь, я Сашку пойду в лес искать? - Что ты милая! - Встрепенулась мать. - Чего удумала? Тоже сгинуть хочешь? Ох, да что ж за жизнь то такая, - в голос заревела она. - Муж на фронте сгинул, нет уж вестей сколько времени. Сын, опора единственная и того не уберегла. Свет мне не мил доченька, - изливалась мать, - всё молчала, про отца не говорила ни тебе, ни Саньке, расстраивать не хотела. А оно вон как вышло, одни мы теперь с тобой. Одни на свете. Тихо села Маришка, у ног матери. Так и просидели вдвоём до ночи, проплакав. «Ну заходи, гостем будешь, - рокотал басом спаситель. - Грейся, я пока обед состряпаю». Тихо в доме мужика, тепло, сухо. Разморило Сашку после обеда. Прям на лавочке и сморило. Почувствовал он, как сильные руки подхватили его, да на кровать уложили. Сколько проспал неизвестно, только очнулся от разговора. Густой бас разбавил звонкий, юношеский голос. Через секунду дверь в избу открылась, и вошли двое. Спасителя по голосу Сашка сразу узнал. - Знакомься, - пророкотал он, - сын мой, Волей зовут. - Какое имя странное, - удивился Санька. - Ну почему странное? Редкое! Очень уж он погулять в одиночку любит. Глаза-то у тебя как? Щипать перестало? -И только тут Сашка заметил, что на глазах у него влажная повязка. - Перестало, - ответил он, - а что это? - Отвар специальный. Меня рецепту дед научил. От глазных недугов лечит. - Зря это всё, - горько усмехнулся Санька, - недуг мой не обыкновенный. Я ведь до того дня, как вы меня нашли зрячим был. Куропатке в глаз попасть мог. - Знаем, знаем, - подал голос Воля. - Откуда? -Не понял Сашка. - Да болтает он, - пророкотал в ответ спаситель. - Не слушай его. Меня кстати Ворса кличут. - Какие имена у вас интересные! - Сказал Санька. - Мне ведь в деревню срочно надо, домой. Там мать, сестрёнка, они наверняка думают, что я в лесу сгинул. - Нельзя тебе пока домой. - Произнёс Ворса. - Ну куда ты без глаз? Обузой только станешь. И без того матери плохо. Ты лечись у меня, а за мать не переживай, авось не пропадут... В Сашкином доме, мать сидела у стола и разглядывала своё обручальное кольцо. Его можно было выменять в соседней деревне на хлеб. Саша так и не вернулся. Еда в доме подходила к концу. Дотянуть нужно было до осени. Урожай картошки, как раз бы поспел. С тех пор, как сын сгинул вообще всё кувырком пошло. На кусты смородины напал какой-то жук, все завязи ягод осыпались. А по грядке с морковью прошлась медведка, основательно продырявив большую часть урожая. Горько вздохнув, мать вышла на крыльцо и чуть не споткнулась о какой- то свёрток. Подняв его и развернув, она ахнула. В свёртке лежала ещё тёплая куропатка. С того дня свёрток появлялся на крыльце регулярно. То птица, а то и зверёк какой мелкий лежали в нём. Повеселела мамка Сашина. Сами сыты были, да ещё и сирот соседских подкармливали. Никому мать не говорила про это чудо. И ребятне запретила рассказывать, что есть у них еда. Поняла она, что чьи- то козни, Саньку сгубили. Чужое счастье людям глаза мозолило! День ото дня, после тех примочек, что делал Саньке Ворса, ему становилось лучше. Прошёл почти месяц и вот однажды утром, проснувшись и открыв глаза, понял он, что видит! Лежит, глаза таращит. Добротная изба! Из цельного бревна. Лёгкий сумрак в доме, окошки маленькие, пучки трав по стенам, как у знахарей. Отворилась дверь и вошёл Ворса. Теперь Сашка разглядывал своего спасителя внимательно. Коренастый, с большими, сильными руками, волосатыми, словно покрытыми шерстью. Густая борода покрывала лицо. Его чёрные, цепкие глаза внимательно следили за Санькой. «Он вообще сильно заросший, - подумалось Саше, - словно леший». Ворса засмеялся. Сашка смутился от того, что свои мысли он, оказывается, произнёс вслух. - А ты я смотрю, прозрел паря? И так сразу леший! - Смеялся он. – А знаешь ли ты, что моё имя означает? Лесной чёрт - как есть!- Зычно гоготал он. - Я рад, что ты, наконец- то поправился. Через пару дней домой тебя можно отправлять. - Почему через пару, - спросил Санька. -Матушка поди вся извелась, уж и похоронила меня наверное. - Как они там с Маришкой? - Хорошо всё у твоей матери, успокойся. А через пару дней, потому что дело одно есть, его закончить надо. Долг отдать, так сказать. - Кому отдать,- не понял Сашка. Но ответить Ворса не успел. Дверь распахнулась и в избу вошёл Воля. Молодой, гибкий, поджарый. Он по возрасту был Сашиным ровесником. Только худее и выше почти на голову. Воля был очень красив. Чёрные, как смоль волосы, обрамляли лицо с идеальными чертами. Но тем, что придавало лицу необыкновенную красоту, были глаза. Ярко-бирюзовые, они словно драгоценные камни на солнце искрились. Казалось, они светились изнутри. Санька нахмурился. Что-то далёкое и забытое шевельнулось в памяти. Где-то он такие глаза уже видел. Но вспомнить так и не смог. Воля улыбался во весь рот. Показывая Сашке ряды своих кипельно белых и ровных зубов. - Я вижу ты прозрел Санька, - с улыбкой сказал он и подойдя, крепко его обнял. Александр слегка смутился. - Дело у меня к тебе. На другом конце леса, у нас есть ещё одна изба. Так вот там человек живёт. Мы с отцом нашли его пару месяцев назад. Совсем плохим. Его с фронта комиссовали. Он домой шёл, да не дошёл. Лихие люди на пути повстречались. Хорошенько они его отделали. И сколько он на сырой, холодной земле пролежал без сознания мы не знали. Насилу оклемался. - А почему его комиссовали? - спросил Санька. - Так ему на фронте ногу оторвало. Вот и отправили домой, калекой доживать. - И чем же мне помочь нужно? - Не понял парень. - Говорю же ноги у него нет. Да и сил пока особых тоже. Пока до дома добирался, голодал. Все накопления какие были, берёг, чтоб семье принести. Переживал, чтоб хоть какая -то помощь от него на первое время дома была. На эти -то деньги разбойники и позарились. Не захотел он их отдавать. Так вот его с той избы в эту перенести нужно. Тут отцу за ним ухаживать удобнее. Ведь он тут живёт, а в той избе, я. А из меня ну какой лекарь? Это батя, своими отварами мёртвого на ноги подымет. - Подытожил он улыбаясь. - А что ж Ворса сам не пошёл помочь тебе? - Пока не время было, да и тебе слепому, догляд нужен был. А сейчас пора. - С удовольствием,- ответил Саша, - раз такое дело и человеку помощь нужна. На том и порешили. Спустя два дня, глаза у Саньки совсем, как прежние стали. Зорко видит. Пошли они вдвоём через лес к избе, чтоб человека к Ворсе привести. - Скажи Воля, - спросил Сашка, - а почему ты руку одну всё время прячешь? - Травма у меня была в детстве, - отозвался тот. - Какая травма? - Вот придём в дом тогда и тогда покажу. - Да и пожалуйста, - хмыкнул Саша. Почти к обеду они добрались до избы. - Как же далеко, - устало проговорил Сашка, когда до избы оставалось с десяток шагов. - Да, мы с отцом должны по разные стороны леса жить.- Произнёс Воля. - Почему? - Не понял Александр. - Ну как почему, лес большой, в любом уголке беда случиться может, нужно успеть вовремя, услышать и помочь. А если мы в одном доме жить будем то, как узнаем, что, к примеру, в этой части что-то случилось. Вот отец тебя нашёл, а я... И тут Воля замолчал. Толкнул дверь и исчез в избе. Сашка пошёл за ним. Вошёл и замер, как обухом по голове ударили. Перед ним, на скамье, в армейской гимнастёрке и штанах сидел отец. Одна нога стояла на полу, вторая по колено отсутствовала. И точно так же, как и Сашка, отец смотрел на него, не веря в происходящее. «Как это?» - Отойдя от шока первым, произнёс отец. «Батька» - закричал Санька и бросился к отцу в объятия. Встреча получилась очень тёплая и трогательная. - Ну, вы поболтайте тут, - смущённо сказал Воля, - я скоро. И исчез за дверью. Сколько было говорено - переговорено! Отец Сашке про фронт, да ранение. Про то, как боялся домой идти, не хотел обузой для семьи становиться. Да не выдержало сердце любящее. Домой, к семье тянуло. Вот и пошёл. До дома не далеко было, когда у кромки леса его встретила шайка разбойников. Как его Воля спас, да выхаживал. И конечно нести его никуда не надо было. Вполне окреп и сам бы дошёл. Но видимо Ворса и Воля свои планы имели. Вот и привели Саньку прямиком к отцу. Сашка в свою очередь рассказал о матери, о Маришке. Как жизнь в деревне текла. Да и о том, как он у Ворса в лесу оказался. Отец было сжал кулаки, что мол, как же так! Такое время тяжёлое, нужно помогать друг другу, а тут... На что Санька махнул рукой и ответил, что отцу на дороге тоже не друзья повстречались. Много всего переговорили. Вечер настал, да ночь прошла. Вернулся Воля и сказал, что пора к Ворсе возвращаться. Долго шли обратно. Отцу на одной ноге с костылём, да по кочкам, тяжело было. Сашка помогал ему, как мог. Придя к дому Ворса упал Сашка ему в ноги, благодарил, что его спас, что отца выходил... - Не тебе Санька мне в ноги кидаться.- Пробасил Ворса. - А кому? - Задал вопрос Сашка. - Нам с Волей тебе нужно долг отдать. Да по гроб жизни не расплатимся. - Как это? - Не понял Санька. - А так, - встрял в разговор Воля. - Ну, посмотри на меня! Неужели не вспомнишь? И вот ещё, глянь, может памяти добавит. С этими словами он протянул вперёд свою руку. На руке не было двух пальцев, а под рукав рубахи шёл уродливый шрам. «Ну же Санька!» - Подначил он его. И словно картинки замелькали в Сашкиных глазах сюжеты из жизни. Вот он маленький с отцом собирает грибы. А вот с полной корзинкой несётся чтоб порадовать мать. А вот... Вот! Старая разлапистая ёлка, а под ней маленький волчонок в капкане, с ярко-бирюзовыми глазами. И Санька зарёванный, закрывает своим детским тельцем зверька, уговаривая отца не стрелять в него... Словно водой окатили Сашку, стоит, глазами хлопает. - Вспомнил? - Блеснув своими белыми и ровными зубами улыбнулся Воля. - А птицы? - Спросил он. - Сами к тебе под дуло ружья лезли? - Лезли, - прошептал ошарашенный Санька. - Ну вот, ты спас моего сына, я спас тебя. - Пробасил Ворса. - И не только, - горько ухмыльнулся Сашкин отец... К своей избе подходили уже к ночи. Заглянули в окно, там у стола, с тоской в глазах сидела Санькина мать. У её ног, прижавшись сидела Маришка. Тихонько стукнули по стеклу. Мать взяла лампу и пошла в сени: - Кто там? - Тревожно спросила она. - Свои, - радостно отозвался отец... Встреча была горячая! Слёз было пролито море. Да только всё слёзы счастья. А поутру, когда по деревне прошёл слух, что Сашка вернулся, да отец его с фронта, пусть и без ноги но живой, повалили соседи на радостное событие. Каждому хотелось самому убедиться, что не кумушки судачат. Вся деревня пришла. Кроме одной семьи. Да и вообще в деревне с той поры ни Агафьи, ни Николая никто не видел. Как в воду канули. Видать сбежали, справедливой мести опасаясь...
  5. - Послушай Дань, ты обратил внимание, что ближе к вечеру, некоторые люди в деревне закрывают ставни на окнах? - Да, Жень, закрывают. Я сколько себя помню, к бабке на лето приезжал, всегда так было. - А зачем не пойму? Лето, духота на улице несусветная, а они наглухо затворяются. Воров что ль боятся? Так тут и красть-то нечего! Семь домов на всю деревню. И то уже на ладан дышат. - Не воров Жень. - А кого?! Кто сюда сунется-то? Пока эту деревушку средь леса найдёшь, постареть успеешь! Это ты по памяти находишь! А я между прочим, пока тебя в месте условленном ждал, думал и компас и навигатор с ума сошли. Один крутится, как бешеный, а второй показывает, что я в тихом океане, ну или где-то близко к нему. - Согласен! Техника тут шалит. А окна закрывают от безликих. Это страшилка какая-то из детства. - Бросил Даня как бы между прочим. Диалог шёл между двумя давнишними друзьями. Данилой и Евгением. Женя давно хотел на пару недель от мирской суеты сбежать, а Даня возьми и предложи сгонять к старой бабке в деревню. Деревня располагалась где-то в Архангельской области. Среди тёмных вековых лесов. Ещё мальчишкой Данька приезжал сюда к родне. В то время деревня была не чета теперешней. Около полсотни домов, добротных, бревенчатых. В каждом дворе хозяйство. Да детей полна изба. Даня любил сюда приезжать. Компания ребятни собиралась внушительная, и чем себя занять они находили всегда. Рядом с деревней было огромное озеро, рыбы там водилось немеренно. И берег был замечательный со стороны деревни, ровный, песчаный. Купайся, ныряй до одури... Всё было хорошо в деревне, бегай беззаботно, веселись с ребятнёй. Были правда и странности. Например, ни при каких обстоятельствах нельзя было переплывать на противоположный берег. И ходить туда пешком, огибая водяной круг озера тоже было нельзя. Там, на другом берегу, за каменистым пляжем начинался мрачный лес. И хоть густым и непролазным он был почти везде, но почему-то именно эту часть леса называли "Мрачной". Причину запрета детям не объясняли. Нельзя и всё. За непослушание, прознавший про попытки нарушить правила родитель, мало того, что мог выпороть, да ещё и гулять почти неделю не выпускать. Страшнее наказания чем домашний арест, ребятне и представить было невозможно. В принципе дети и не собирались нарушать "взрослые законы", тем более, что дел и на этом берегу озера хватало. И лишь однажды маленький Данька, залежавшись на пляже дольше всех и уже собравшийся догонять друзей, обернулся на тот лес. Ему показалось, что та, другая сторона озера, будто в сумерках, хотя солнце палило нещадно. Смотря на противоположный берег, он вдруг почувствовал, как по его спине пробежали мурашки. Лес, словно живой, всматривался в мальчишку. Но, молодо-зелено, схватив мокрое полотенце, Данилка мчался в след своим друзьям. А потом, это ощущение мурашек по спине и вовсе забылось. Вторым негласным правилом был запрет на шатание по улицам после десяти вечера. А именно в это время, солнце уходило за высокие деревья и на деревню опускались сумерки. А ещё, сразу после десяти во всех домах наглухо закрывались ставни. Опять же причину этого ребятне никто не объяснял. Для родившихся здесь, это было само собой разумеющееся. А приезжие привыкали к этому правилу уже спустя пару дней. И ничуть не удивлялись этому. Один раз Вовка, друг Данилы, тоже кстати приезжий с большого города, спросил у своей бабули, зачем запирать окна если жарко? Ответом было размытое:"Чтоб безликие тебя не увидели." Когда Вовка доложил ответ своим друганам, они долго чесали затылок, силясь понять это странное слово "безликие". Не найдя объяснения их интерес к закрытым ставнями иссяк. Больше в деревне никаких странностей не было, а потому каждое лето, с огромным удовольствием Данька ждал когда поедет к бабуле. И вот сейчас, уже будучи взрослыми мужчинами Данила и Женя, решили провести лето в той далёкой деревушке. И хоть от былой стати почти ничего не осталось, и большинство деревенских жителей перебрались в город, ближе к цивилизации, некоторые всё же остались. В их числе была и Данина бабка. Старенькая, но довольно энергичная Варвара Тимофеевна. - Какая страшилка? - Продолжал диалог Евгений. - Женьк, если честно, я и сам не знаю кто это. Сколько раз в детстве приезжал в деревню, а никого так и не встречал. - Если так хочешь, можно у бабули спросить когда домой приедем. - Подытожил Данила. - Где-то глубоко в памяти что-то шевелится, про людей или не людей. Точнее сказать не могу. Пока был мелким, мне не рассказывали. А когда стал старше уже и в деревню почти ездить перестал. На этом, разговор о безликих закончился. Беседа плавно пересекла в разряд "ни о чём". Ближе к обеду, вернувшись с прогулки по местности и усевшись за стол, Евгений снова поднял тему о безликих. Но обращался он уже к суетившейся на кухне бабе Варе. - Баб Варь, объясни мне, вы зачем в такую жару окна ставнями закрываете? - Зачем-зачем? А затем чтоб те кто под окнами шарится в дома не заглядывали. - А кто шарится? Не понял Женя. - Так безликие. - Ответила баба Варя, а затем, видя, что Женя так и продолжает выжидательно на неё смотреть, громко вздохнув добавила. - Ох Женька, любопытный ты! Да чего рассказывать-то, всё одно не поверишь. Вы городские материалисты, а у нас тут в глуши, своей материализм. И очень он от вашего отличен. - Ба, да расскажи ты ему свои байки, встрял в разговор Данила. - Во как говоришь! Байки! - ответила бабушка многозначительно подняв вверх палец. - А мы меж тем с этими байками всю жизнь рядом живём. И хоть сейчас-то ужо потише вокруг стало, чай в леса уже единицы шастают, а нет-нет, да и появится новый безликий, да и выйдет к людям. - Стоп, баб Варь, давай по порядку! Безликий, это кто. - Уточнил Женя. - Безликий, милок, это тот, кто в лесах глухих сгинул, да не упокоился. Память людская ещё кое-как в них теплится, вот они и идут к людям. - Чё-то я не понимаю в каком смысле они идут? Если сгинули и не упокоились, значит умерли. А если умерли, то, как идут?- не понял Евгений. - Так и идут. Голодно им. И помнят, что, где люди, там еда. - В смысле как зомби идут? - Ошарашенно смотрел Евгений на бабу Варю. - Такого не бывает! Мы в 21 веке живём. Про зомби только в фильмах.... - Ну вот я ж говорила, что не поверишь. - Безразлично произнесла бабуля. - А я говорил, что байка, - снова встрял в разговор Даня. - Нет, стоп! - Нахмурился Женя. - Даже если и байка, то не на пустом месте. Значит складывались легенды или чего там у нас на Руси, поверья. С чего всё это началось-то? - Для начала почему безликие? У них что, лица нет? - Почему нет, - ответила бабушка, - есть. Безликие, потому что нет в них лика человеческого, жизни в них нет. Так, мешок с костями. - Пошли дальше, - продолжал задавать вопросы Женя. - А к людям зачем идут? - Голодно им вот и идут. Днём не шастают, «Мрачный» лес их дом. А ночами могут в деревню прийти. Вот и закрываем ставни. Они в окна заглядывают. Может запах какой идёт от живых людей, чуют и стучат в стекло, словно не видят его и не понимают почему войти не могут. - Зомби апокалипсис рулит. - Засмеялся Данила. Женя как мог, пытался сохранить серьёзное выражение лица. - Всё бабуль, последний вопрос. А много их тут? - Когда-то много было, сейчас нет. Но ходят. Оно ведь как? Раньше-то лесом жили. Охота, грибы, вот и гибли люди, заплутав в чащобе. А сейчас и деревни-то полупустые, а вас городских разве в лес затащишь? Вы сейчас по магазинам ходите, а не по лесам. Вот их мало и осталось. Не пополняются ряды-то. И слава Богу, - подытожила она перекрестясь. - Да уж, история, - многозначительно произнёс Женька. И взглянул на Данилу, тот, скорчив "страшную" гримасу и скрючив пальцы на руках вдруг тихо и протяжно подвыв "Ууууу", разразился заразительно смехом. На этом разговор о страшном и оборвался. Спустя пару часов, переждав полуденный зной, ребята отправились рыбачить на озеро. Данила, напялив забродники, пошёл со спиннингом вдоль берега, а Женя, усевшись в лодку, погрёб подальше от берега. Тишина и покой стояли над озером. Солнце уже не пекло, ветра почти не было, мирно и плавно покачивалась лодка Евгения. Даже рыбу ловить не хотелось. Ему было по-настоящему лень кидать блесну, такое умиротворение овладело молодым человеком, что он собрав свой спиннинг просто сидел в лодке и любовался окружающей красотой. Мысли текли вязким киселём, периодически возвращаясь к теме разговора за обедом. "С чего люди взяли про каких-то безликих, всё-таки любит наш народ сказки сочинять" - думал Женя безотрывно смотря на "Мрачный" лес. Лес как лес, пожал он плечами и взялся за вёсла. Медленно, раз за разом отталкиваясь от озёрной глади, Женя приближался к противоположному берегу. И когда до берега оставалось не больше 30 метров, он вдруг остановился. Какое-то странное чувство тревоги заворочалось внутри. Женя не моргая смотрел на тёмную полосу леса, он не понимал что это чувство вызывало и потому сделал ещё пару гребков к берегу. В какой-то момент ему показалось, что там за деревьями что-то шевелится. Появилось неприятное ощущение, что из-за них кто-то за ним наблюдает. Как заворожённый смотрел он в лесную чащу пытаясь что-то в ней увидеть. Опять взявшись за вёсла, он уже было собрался ещё ближе подплыть к берегу, как вдруг раздался громкий и резкий свист. Женя от неожиданности дёрнулся и понял, что звук шёл с того берега, на котором остался Данила. Повернувшись, он заметил, как друг настойчиво машет руками, жестикулируя, чтобы он возвращался. Взявшись за вёсла, Евгений повернул лодку в сторону деревни. Уже отплыв от «Мрачного» берега достаточно далеко, Женя обернулся. Там, на каменистой полосе, перед лесом стоял человек. Неестественно свесив голову на плечо, он смотрел на отплывающую лодку Евгения. Уже приплыв на берег и выйдя из лодки навстречу Даниле, Женя спросил, не видел ли он силуэт на берегу. На что Даня отрицательно покачал головой. - А зачем звал-то? - Спросил Женя Даню. - Не знаю, - с растерянной улыбкой отозвался тот, запреты из детства всплыли, наверное. Привычка, страшная сила. А кого ты там, говоришь, видел? - Да уже и не уверен, что видел, - отозвался Женя, собирая вещи в рюкзак. - Наслушались сказок с утра, вот и чудится. Пошли уху варить, я смотрю, ты не даром по камышам лазил! - Не даром, - улыбнулся Данила, поднимая вверх руку с садком, в котором лежала пара щук. Вечер прошёл спокойно, наевшись вкусной, наваристой ухи, ребята разошлись спать по комнатам. Уже через сон Женя услышал, как скрипнула ставни. Верная традициям Варвара Тимофеевна закрывала на ночь ставни. Сколько на данный момент было времени, проснувшись от непонятного шороха Даня, не знал. В доме стояла тишина и полная темнота. Лишь в дальней комнате, где спала хозяйка дома виднелся еле заметный свет. Лампадка над иконами мягко освещала угол красный угол. Потихоньку встав и стараясь не скрипеть половицами Данила направился к кухне. Очень хотелось пить. Подойдя к столу, и зачерпнув кружкой из ведра с питьевой водой, молодой человек поморщился. Вода оказалась тёплой. Закрытые ставни и двери, не пускали в дом и капли прохладного ночного воздуха. Взгляд упал на часы. Два часа ночи. Обувшись и подойдя к двери, Данила отодвинул задвижку. Свежий, ночной воздух приятно хлынул в лицо. Осторожно затворив за собой дверь, Даня вышел на крыльцо и шумно втянул прохладный, деревенский воздух. Уже сидя на ступенях, Данила, казалось не мог надышаться, возвращаться в душный дом совсем не хотелось. "Может пойти прилечь на веранде, раздумывал он" - Как вдруг, где-то у забора, возле смородиновых кустов заметил движение. Всматриваясь в темноту, он силился различить силуэт. Шевеление продолжалось. Молодой человек поднялся со ступенек и сделал шаг во двор, ближе к кустам. Какое-то неприятное чувство шевелились внутри и Даня вдруг вспомнил ощущение из далёкого детства. Когда глядя на «Мрачный» лес, по его спине пробежали мурашки. Остановившись, он безотрывно смотрел на куст. В какой-то момент ему стало стыдно за свой детский страх и он сделал решительный шаг вперёд. В этот же момент из кустов ему на встречу вышла тень. Странно ссутулившись, будто под тяжестью стоял человек, безвольно повесив руки вдоль тела. - Эй, ты чего здесь? - Тихо спросил Данила. Человек ничего не ответил. - Ты здесь как оказался-то? - Продолжил молодой человек, приближаясь к кустам. И вдруг сделал резкий шаг назад. Резкий запах ударил в нос. Запах прелых листьев, ила и ещё чего-то тошнотворно сладкого исходил от незнакомца. От неожиданного выпада Дани человек будто вздрогнул. Вытянул вперёд одну руку и сделал шаг навстречу. Нетвёрдой походкой, он направлялся к Даниле, шумно принюхиваясь и издавая тихие звуки похожие на рычание. - Эй, мужик, ты чего? - Опешил Данила. - Не подходи, ты вообще на частной территории, - попытался вразумить он его. Никак не реагируя на слова, человек вдруг сделал стремительный прыжок и повалил Данилу на землю. Падая, затылком Данила приземлился на камень, последнее что он помнил, это свет, пролившийся в темноту из настежь распахнутой двери дома и бабу варю, почему с кастрюлей в руках, громко молотящей по ней, чем-то железным. Мир в его глазах померк... - Как же так баб Варь? Свистящим шёпотом спрашивал Женя старушку. - А вот так. Говорила вам! А вы ведь не верите! Всё вам байки, да сказки. Даня открыл глаза. Он лежал в комнате бабы Вари, на её кровати. Ставни в комнате так и не раскрыли, мягкий отблеск лампады был единственным источником света. Его колыхание тонко касалось ликов святых, от чего в комнате было ощущение необычного покоя и умиротворённости. Он не подавал вида, что пришёл в себя, слушая шёпот доносящий с кухни. - А кастрюля-то зачем, - опять вопрошал Женя. - Так они шума боятся. В лесу, где безликие обитают, вечный покой. Туда люди не суются, зверьё тоже чует неладное. Вот и живут они в полной тиши. И ночами-то выходят к деревне, потому что тишина. Все ж спят. - Ответила варвара Тимофеевна. - Говоришь за едой они идут. Ну так и пусть едят, чего найдут. Почему их так боятся-то? - Ох милок, беда в том, что не разбирают они в еде. Им, что белка лесная, что курица хозяйская, что человек. Шевелится, знать живое, знать съедобное. Они раньше-то, когда их много было, столько кур у деревенских потаскали! Пока люди не смекнули, что закрываться ночами надо. - Бред какой-то! - Произнёс Женька. - Хулиганит кто-то, а вы на каких то безликих сваливаете. В милицию бы обратись, что шпана появилась и курей таскает! - Обращались! А толку-то! Вот ты поверил?! Нет. И они не верят. А куриц искать. Ну приехали с собаками, побродили по окрестностям. В «Мрачный» псы не пошли, а ночи ждать, чтоб кого-то словить, сами служаки не остались. Сказали глупости говорим, да пожелали беленькой пить поменьше. В этот момент в кухню вышел Данила. - Ну ты как дань?! - Участливо спросил Женька. Что ночью-то случилось? Я уж когда на шум выскочил и не было никого вокруг. Один ты лежал, да баба Варя с кастрюлей своей в обнимку. - Нормально, - отозвался Данила. - Чёрт знает что случилось. Мужика видел. Говорить с ним пытался, а он молчит. Потом как прыгнет! Мужик как мужик, странно шёл, но чего ночью не померещится. Темень была, хоть глаз коли! Одно непонятно, воняло от него так, меня чуть не вывернуло. - А чем воняло? - спросил Женя. - Гнилью! - Вместо Дани ответила баба Варя. - Может и гнилью, - согласился с ней внук. - Прелым лесом и тиной несло сильно. - Не могу поверить, что зомби существуют, хоть убейте не могу! - Сказал Евгений. - Да какие зомби! - Отозвался Данила. - Алкаш какой-то в горячку ударился. Вот и объяснение. - Ну-ну, - пробормотала баба Варя, - алкаш так алкаш. Вечерами-то больше не выходите на улицу! Сказала и вышла по делам. - Ну что, пойдём теперь на рыбалку к вечернему клёву? Или будем зомби бояться? - Спросил Женя. - Глупости! - Махнул рукой Данила. - Но в следующий раз возьму с собой фонарь и топор! Шутки шутить со мной больше не дам. Вечером собираемся. Ближе к вечеру, как Варвара Тимофеевна не отговаривала ребят, они всё же собирали снасти. В какой- то момент и уже перестав уговаривать, она ушла в дом. - Ну? Произнёс Женя обращаясь к Даниле, ничего не забыл? - Сумка с перекусом дома, отозвался тот, сейчас схожу заберу. Пошёл в дом, а вышел уже с рюкзаком за плечами. Через пару минут отправились в путь, держа курс на озеро. На этот раз по камышам и по берегу решили не ходить. Погрузились в лодку и отплыли. Закатное солнце золотило верхушки деревьев, стоял тёплый, летний вечер. По всему краю озера, лягушки сходи с ума, оглашая окрестность тряскучими звуками. - Дань, ну неужели и правда такое может быть?! Спросил Женя. - Ох Женька, я и сам отказываюсь в это верить. Но знаешь какая штука. Когда то давно, ещё мальцом, я однажды испытал странное чувство страха, взявшееся из ни откуда. И вот в эту ночь, то чувство опять вернулось. Было темно и я не разглядел лица. Но то, что он двигался как в фильмах про зомбоапокалипсис, это факт. Единственное, в кино они как варёные ходят. А этот, вроде и варёный, а как ближе подошёл так скакнул, что я не ожидал такой прыти! - Может и правда алкаш местный, словил белочку и шарился по чужим огородам, Не унимался Евгений, всё ещё отказываясь верить - Может и алкаш, пожал плечами Данила. Плевать на него, вдруг резко сказал он и достав спиннинг начал забрасывать его в воду. Его примеру последовал и Женя. На озеро опускалась ночь. Рыба ловилась как по заказу. Щучки и маленькие, и увесистые, цеплялись за блесну, словно никогда не ели. За азартной ловлей, ребята и не заметили, как потемнело и лёгким ветерком их лодку всё ближе прибивало к берегу "Мрачного" леса. - Женька, да уймись ты Женька, вдруг зашептал Данила, толкнул друга в бок. - А ты чего шёпотом, спросил тот поворачиваясь к даниле. Даня сидел, прямой, как палка и смотрел в сторону леса. Повернувшись туда же Женя затих. До берега оставалось каких- то двадцать метров. И там, у самого леса стояли люди. Их было трое. В полном безмолвии он наблюдали за сидящими в лодке, неестественно свесив голову на плечи. Опустившийся сумрак не давал внимательно их рассмотреть. Медленно, стараясь в темноте скрыть любое движение Данила потянулся за веслом. Не отрывая взгляда от людей на берегу, он шарил рукой по дну лодки. - «Ух-хух-ух»- вдруг резко и зловеще проехал где то неподалеку филин. Люди вдруг словно дёрнулись и как по сигналу все трое сделали шаг вперёд. Так же от неожиданности дёрнулись и ребята, Даня выхватив весло, и пытаясь вставить его в уключину. Женя искал второе весло. От шевелений лодка начала раскачиваться и потеряв равновесие он упал в воду. Тишину ночи разорвал громкий всплеск. Бултыхаясь в воде и создавая волну сам того не желая, Женя подталкивал лодку ближе к берегу. Трое на берегу уже по колено стояли в воде и тянули руки навстречу приближающейся лодке. И вот уже цепкие пальцы ухватились за корму, когда вдруг денька громко заорал: - Данила, прыгай в воду!!! Не раздумывая, оттолкнувшись, как мог Даня выскочил из лодки и погрёб от берега к центру озера, туда, где над водой виднелась голова Жени. Отплыв на безопасное расстояние и приблизившись к другу, Даня сказал: - Мы не доплывём до противоположного берега. Слишком далеко. Нужно как то скрыться от их взгляда. - Давай нырнём и выплывет на этот же берег, но дальше. А потом по суше, когда всё стихнет, дойдём до лодки и попытаемся на ней уплыть обратно. - Этот лес, это их территория, они могут быть где угодно. Произнёс Даня. - Значит найдём дубину по тяжелее, ответил Женя и сделав глубокий вдох нырнул под воду. Даня последовал его примеру. Спустя несколько минут, стараясь не производить шума, ребята вышли на берег. Радовало уже то, что ночь была тёплая и замёрзнуть в мокрой одежде им не грозило. Устроившись так, чтобы за их спинами было озеро, а перед лицом лес, ребята пытались отдышаться. - Наши действия? Спросил Данила. - Не знаю, отозвался шёпотом Женя. Можно отсидеться до утра, а засветло что-нибудь придумать. А можно пробовать пройти к лодке и уже наконец понять, что это за существа. - А если это то, о чём говорили местные? Продолжил Даня. - Ну тогда мы попадём в историю, как первые вступившие в схватку с ходячими мертвецами, если конечно про нас кто-то вспомнит, попытался пошутить Женя. - Разочарую тебя, принял шутку Данила, но первая вступившая в схватку, была баба Варя со своей кастрюлей. Тихонько засмеявшись, не потерявшие самообладания ребята, направились туда, где прибилась к берегу лодка. Шаг за шагом, стараясь не шуметь, в почти полной темноте они пробирались сквозь заросли. По пути, Женя нашёл увесистую дубину и решил прихватить её с собой. В какой- то момент, шедший вторым Данила, схватил за футболку Женю и замер. Женя застыл тоже. Медленно повернулся голову к Дане, он взмахнул головой, как бы спрашивая, что случилось. Не произнося ни слова, пальцем Данила указал в сторону. Там, метрах в пяти от них кто-то стоял безвольно свесив голову на грудь. Женьке показалось, что он услышал биение своего сердца, так часто и громко оно застучало. Постояв какое- то время неподвижно, ребята поняли, что остались незамеченными. Так же, стараясь не издавать звуков они тронулись дальше. Вот в прогалах между деревьями, они увидели свою лодку. Один безликий стоял рядом с ней по колено в воде, а два других копошились на берегу, издавая чавкающие звуки. - Они рыбу что ль нашу жрут? Возмущённо прошептал Женька. - Видимо да, отозвался Данила. Тянулись минуты, озеро обволакивала оглушающая тишина. Расправившись с рыбой, безликие постепенно замирали, впадая в своё обычное, отрешённое состояние. А тот, который стоял в воде у самой лодки, неуверенной походкой направился к суше. Подволакивая ногу и минуя своих уже почти застывших собратьев, он направлялся в лес. Проходя мимо кустов в которых засели ребята, он вдруг остановился и шумно втянул воздух. Даня и Женя замерли. Воздух рядом с ними наполнялся тошнотворным запахом. Женька крепче в руке стиснул свою дубину. "У-хух- У-хух" где то совсем рядом снова заказал филин. Дёрнувшись, как от удара, безликие один за другим, тяжёлой, шаркающей походкой направились в сторону звука. Спустя две минуты, ребята уже сидя в лодке, гребли в сторону деревни, что есть мочи. Причалив к берегу и выйдя из лодки, ребята рухнули на землю. Где-то высоко на макушках деревьев, засветлел рассвет. - Фактически, этот филин спас нас, проговорил Женя устремив глаза в небо. - Согласен, устало отозвался Даня - Одного не понимаю, как же тут живут люди столько времени и ничего не делают с этим? Произнёс Евгений. - А чего с этим поделаешь? Вдруг откуда -то сзади послышался голос бабы Вари. -Они тут с нами соседствуют, сколько деревня на свете стоит! Раньше хуже было, покуда людей больше в лесах гибло. А сейчас, если и выходят безликие, то совсем редко. Да и не боимся мы их. Привыкли. Знаем как отогнать если уж случится встреча. Да и к тому же. Сколько нашей деревне ещё годков то осталось?! Сами видите, пять домов, да десяток стариков. Да и тех, дети потихоньку в город перевозят, чтоб уход да пригляд за ними проще был. Сгинет деревня, сгинут и они. Кормиться им совсем негде будет. Вот и исчезнут с лица земли. - Но ведь это всё выходит за рамки разумного! Кто бы прознал, можно было бы открытие сделать! Бормотал Женька. - Ох дети века сего! Вздохнула баба Варя. Всё бы вам открытия делать. Да в славе купаться. Пойми ты милок, не всему есть разумное объяснение и не каждое открытие на пользу идёт! Пол ночи сюда бегала, всё смотрела, когда появитесь. Пробухтела баба Варя. - А если б не появились, спросил Даня и уставился на бабулю. Если б нас съели?! - Тю, Данька, вот ты вырос, а ума-то и не набрался. Неужто не поняли, они хоть и страшные, да не очень-то опасные. Силы в них совсем нет. Я ж сказала, так, мешок с костями. Больше пугают. Со временем вообще в труху превращаются. Дед твой говорил, из земли встали, в землю и уйдут. - Интересно, а почему они встают? Почему просто не разлагаются? Не унимался Женька. - Да кто их знает, отозвалась варвара Тимофеевна. Мало ли, что в лесах дремучих происходит! Кто ж проверять сунется?! И поднявшись на ноги ребята направились в сторону дома, каждый размышляя о чём- то своём. А за ними, чуть ссутулившись, плелась Варвара Тимофеевна, скрестив за спиной руки, в которых держала пустую алюминиевую кастрюлю с металлическим черпаком...
  6. Порча, сглаз - 5

    Боже, как страшно. Вот уж действительно тварь! Но скажите мне, почему именно ребёнку??? Сыграть на том, что он не понимает и взрослому человеку поможет "действительно" прочитать??? На свою голову поможет (тьфу, тьфу, тьфу)
  7. - Катрин! Ты сдурела? Это кладбище, отсюда ничего выносить нельзя! - Сама ты сдурела, Жанка! Где это видано, чтоб мимо драгоценности проходили! Глянь, оно золотое! И с рубином! - Да хоть с алмазом! -Отвечала Жанна. -Тебе проблем мало? Ты в дом с кладбища находки таскать будешь? - Ну, хватит, Жанка! Таскать! Можно подумать, я каждый день с кладбища пру домой сувениры! Закрыли тему. Я это кольцо забираю и точка! -Почти поругавшись ,девушки сели в авто и замолчали. Сегодня была родительская. С утра пораньше забежав в храм за свечами, подруги, Жанна и Екатерина, отправились на кладбище убраться на могилках родителей. Сделав дела, девчонки двинулись обратно. Проходя мимо заросшей ограды, Катя заметила, как у самого края, в траве что-то блеснуло. Наклонившись, она подобрала кольцо. Массивное, золотое украшение сверху было увенчано ярко-красным рубином. Вообще, Катюха слыла девушкой не робкого десятка. В приметы не верила, хотя и не отрицала элементы мистики в современной жизни. Тем более, что, как говаривала её ныне покойная мама, у них в роду, как говорится, в десятом колене была ведунья. Но все воспоминания и факты о сем давно канули в лету. Выйдя из машины, Катя помахала Жанне рукой и, улыбнувшись в знак примирения, сказала: - Жанка! Будет тебе кликать. Плохо, вредно, нельзя... Это обычное украшение. И я тебе клянусь, что ничего плохого оно не несёт. В конце концов, отнесу его в ломбард. Шумно вздохнув, Жанна улыбнулась в ответ и порулила домой. Многоэтажки девчонок соседствовали друг с другом. Войдя в квартиру, Катерина ополоснулась, заварила себе чай и села разглядывать свою находку. Красивое кольцо, думала она, чуть от земли очистить и заблестит как новое. Надев его на палец, девушка вытянула руку вперёд полюбоваться филигранной работой мастера. А то, что кольцо было ручной работы, а не штамповка, Катя поняла сразу. Очень уж замысловатый орнамент обрамлял камень. Наигравшись, положила кольцо на холодильник и пошла собираться. Вечером девчонки хотели пойти погулять. За досугом и работой про кольцо Катя вспомнила лишь спустя несколько дней. Она действительно решила отнести его в ломбард и прицениться. Обшарив рукой крышку холодильника и не нащупав кольца, девушка встала на табурет. Кольца не было. "Странно,- подумала она, - может ,переложила и забыла, закрутилась с работой. А куда переложила?" Екатерина вышла из кухни, обводя взглядом все плоские поверхности, на которые она могла положить кольцо. Войдя в комнату, её взгляд сразу же наткнулся на потерю. Кольцо спокойно лежало на прикроватной тумбе. Значит, действительно переложила- сделала девушка умозаключение. Взяв украшение в руку, она вынесла его на полочку с зеркалом в коридор, чтоб, уходя на работу, не забыть прихватить с собой. Убрав руку от кольца, Катя на секунду задержалась, смотря на него. Во мраке коридора ей показалось, что внутри рубина вспыхнула искра. И тут же пробежало неприятное ощущение прохлады по спине. Оторвав взгляд от камня, Катюша подняла глаза на зеркало. Оттуда не неё смотрело женское, бледное лицо. От неожиданности девушка вскрикнула и резко ударила по выключателю. Яркий свет лампочки вспыхнул мгновенно, в зеркале отражалась лишь она сама. -Надо завязывать с экономией света, - сказала Катя вслух,- а то так и до инфаркта недалеко. Почудится же! На следующий день, забрав кольцо с собой на работу, на обратном пути вместе с Жанной девчонки зашли в ломбард. Молодой парень с коротко стриженой головой и вытатуированной свастикой на шее, деловито взял кольцо в руки. Бросив на него короткий взгляд, он выдал вердикт:- Возьму чистый вес золота. Камень, увы, в расчёт не возьму. - Ну уж нет,- выпалила Катюха, протягивая руку, чтоб забрать кольцо. - Чистым весом оно и у меня в шкафу полежит. Татуированный, пожав плечами, вернул украшение. - Чистый вес он возьмёт, - бухтела Катька, - да этому кольцу, может, цены нет! Такую филигранную работу сейчас уже не увидеть! - Ну, Кать, может, стоило всё же сдать его. - Подала голос Жанна.- На кладбище нашла, может, оно проклято или на него порчу навели? - Ох, Жанна, перестань ты уже ТВ-3 смотреть запоем! Тебе каждую минуту страхи видятся да порчи! Жанне хоть и стало обидно от такого заявления, но виду она не подала. А, может, и права Катюха, пора завязывать с мистикой?! Зайдя в квартиру, Екатерина занялась повседневными заботами. Кольцо она вытащила из сумки и положила на прикроватную тумбу. Покончив с делами, приняв ванну, девушка постелила постель и, взяв в руки книгу, приготовилась провести вечер за любимым занятием. Видимо, нагруженный работой день дал о себе знать. И потихоньку Катя провалилась в сон. Открыла глаза она внезапно. Сама не поняла, что её разбудило. Девушка лежала в кровати неподвижно и прислушивалась. Повернув голову, она посмотрела на тумбочку. Странно, но ей опять показалось, что внутри кольца вспыхнула искра. Протянув руку, Катюша хотела было взять его, как вдруг заметила в углу какую-то тень. Девушка резко села в кровати, притянув к себе ноги, обхватила их руками. Не моргая, она уставилась в угол, пытаясь в сумраке комнаты понять что или кто там стоит. Тень в углу не совсем стояла. Она как бы висела над полом, но при этом совсем не шевелилась. Что-то тёмное, словно плащ с капюшоном, было накинуто на неё. Катерина почти не дышала, страх полностью сковал тело. Из темноты на неё смотрело два светящихся белых глаза. Медленно тень начала приближаться. В какой-то момент девушка нашла в себе силы оторваться от этого зрелища и, быстро протянув руку к тумбе, ударила по кнопке ночника. Свет вспыхнул мгновенно, и тень, издав протяжное "помоогиии", растворилась. Когда Екатерина чуть-чуть пришла в себя, стала размышлять: "Помоги? Она сказала - помоги или мне почудилось? Или мне вообще всё это приснилось. Сама на Жанку ругаюсь, чтоб мистику не смотрела! А сама?! На кой чёрт на ночь взялась читать Картера?" Размышляя так, Катюша совсем успокоилась. Вообще, уже позже девушка раздумывала, что как-то странно на неё этот случай подействовал. Вроде бы и страшно, а вроде и нет. Очень уж быстро этот страх развеялся! -Жанке не буду рассказывать, опять свою пластинку затянет.- Всё же Кате казалось, что всё, что ей привиделось той ночью, было сном, игрой воображения после прочитанного ужастика. И пошла жизнь своим чередом, дела, заботы. Тем более, что никакой мистики больше не происходило. Значит, точно привиделось. Спустя пару дней, придя с работы, Катюша предвкушала близость предстоящих выходных. Жанна звала её сегодня в кафе, но девушка действительно устала на работе и потому вежливо отказалась. Заварив себе вкусного чая, удобно разместившись на кровати, Катя улеглась смотреть телевизор. Через какое-то время её внимание привлекло кольцо, которое она так и не удосужилась убрать с глаз долой. Сейчас внутри него снова горела искра. И Катерина поймала себя на мысли, что все мистические случаи, которые она приписывала больному воображению, начинались, когда в камне загоралась искра. Вот и сейчас, взяла кольцо в руки, а внутри камня будто светится что. - Эх, была не была! - Сказала Катя и, выключив телевизор и ночник, оказалась в полной темноте. Сидит не двигается. Глаза к темноте привыкают. А кольцо в руках, всё теплее делается, и камень словно горит изнутри. И страшно Катюше и непонятно. Ну в конце концов, 21 век на дворе! Так она и будет думать, что книг начиталась, да ужастиков насмотрелась?! Надо расставить все точки над «и»! Вот уж и час прошёл, а ничего не происходит. Ну, светится камушек, так, может, это его особенность какая! И стало Катю ко сну морить. В темноте-то да в тишине, усидишь разве долго! Вот она и задремала. Очнулась от резкой боли в руке. Дёрнулась, ладонь разжала и поняла, что боль от кольца. До того оно раскалилось, что терпеть нельзя стало. Отшвырнула кольцо на кровать и уже было потянулась к ночнику, как заметила тень в углу. Всё тот же плащ с капюшоном висел над полом и горящие глаза, вновь не мигая, смотрели на Екатерину. Девушка собрала всю волю в кулак. Сегодня она твёрдо решила увидеть, что будет дальше и что призраку от неё нужно! Меж тем, тень потихоньку начала движение. Она медленно плыла по воздуху, не издавая ни звука. Приблизившись почти вплотную к кровати, призрак остановился. Сердце Кати бешено колотилось. Ей хотелось заорать что было сил и включить свет, чтоб видение исчезло. Но она не могла. Что-то вошло в её жизнь. И это от неё что-то хочет. - Помогиииии. - Зашептало вокруг. Звук шёл, словно со всех сторон. Мягкий, шелестящий. Казалось, он возникал сразу в сознании Ани. И чтобы задать вопрос призраку, девушке так же не нужно было произносить слов. Её мысли, точно так же как мысли призрака, были доступны тому, кто висел в воздухе перед ней. - Помогиииии,- прошелестело еще раз. - Чем, чем я могу помочь? Кто ты, что ты делаешь у меня в доме, что тебе от меня нужно?- Шквал вопросов проносился по Катиному сознанию. - Он упал, - шелестело вокруг. - Она ищет, времени не осталось. - Кто, кто упал, куда, кто кого ищет ? - Не понимала Катерина. - Он упаааал. Она не может найти. Осыпается. Мало времени... Задохнётся... Катя сидела на кровати с широко раскрытыми глазами. Казалось, что вокруг всё состоит из голоса призрака. Шипящим ветром он был повсюду. Изо всех сил девушка пыталась понять слова тени. - Дом, он упаааал, через три дома подвал... пожар... Времени и мало. - Боже! - В сердцах крикнула Катюша. -Да я не понимаю тебя! Я не могу тебя понять. - Громко воскликнула она. И вдруг тень исчезла. - Господи! Что я сделала, зачем я накричала? Кому то нужна помощь, а я так себя веду. - Катю начал колотить озноб. И в этот момент включился телевизор. Девушка уставилась на экран. Шли новости местного телеканала и, помимо прочих житейских проблем маленького городка, в самом конце выпуска шло экстренное известие. - Внимание!- Вещала телеведущая. -Пропал ребёнок.- И далее шла подробная информация о последнем месте нахождения, во что был одет и какие меры предпринимают сотрудники полиции. В самом конце было интервью с матерью пропавшего мальчика. Молодая женщина, с распухшим от слёз лицом, держала фото ребёнка. На вид мальцу было около четырёх лет. Отдыхали на даче с мамой и в какой-то момент, по традиции жанра, мать отвлеклась. Этих минут хватило, чтоб ребёнок исчез. Она не видела его уже почти двое суток. Дальше рассказ прервался. Телевизор потух. Екатерина почти не дышала. Она была шокирована этой информацией и тем, что она наконец -то поняла, что хотел донести ей призрак. Взяв телефонную трубку в руки, девушка набрала номер. - Жанка, ты мне не поверишь, но все разговоры потом. Помнишь, ты встречалась с оператором с нашего местного телеканала? Я умоляю тебя позвонить ему. Мне нужен адрес. Ты видела новости о пропавшем мальчике? Кажется, я могу помочь его найти... Спустя час, Катерина с Жанной звонили в дверь квартиры на окраине города. Щёлкнул замок, и на порог вышла женщина, с тёмным кругами под глазами, уставшим лицом и потухшим взглядом. - Наталья? - Спросила Катя. - Да.- Ответила женщина. - Чем я могу вам помочь в столь поздний час? Вместо ответа девушка протянула руку вперёд и разжала ладонь. На ней лежал золотой перстень с рубином. Лицо Натальи вытянулось от удивления. - Откуда оно у вас? - Спросила она. - Долго объяснять, - ответила Катюша. - Собирайтесь. Мне кажется, мы можем найти вашего сына. Спустя 10 минут все три девушки сидели в машине Жанны, которая рулила к близлежащему дачному сообществу. Уже дорогой Катя рассказала Наталье, как и при каких обстоятельствах она нашла кольцо. Рассказала, что к ней явилась тень. И сегодня ночью она просила о помощи, говорила о ребёнке, о дочери. О том, что осталось мало времени. За весь рассказ Наталья ни обратила не звука. Из её немигающих глаз незатихающим ручьём лились слёзы. Под конец рассказа Наталья рыдала уже в голос. Ни Екатерина, ни Жанна не посмели задать ей ни одного вопроса. Спустя полчаса машина подъехала к даче, у которой Наталья последний раз видела своего малыша. - Наташа, призрак сказал через три дома. Но в какую сторону? - Произнесла Катя. - Налево есть дома, с соседями полиция разговаривала, никто ничего не видел. А направо есть только два дома. И улица закончилась.- Ответила та. - Значит, идём налево. -Подытожила Катюша. - Постой, призрак ещё что-то говорил про пожар. - Пожар? -Задумалась Наталья.- Справа раньше тоже был третий дом. Он последний на улице. Два года назад он сгорел... -Уже шёпотом произнесла она. Почти бегом девушки понеслись к третьему дому от Наташиной дачи, к дому, которого не было. Где-то вдалеке уже начал брезжить рассвет, первые солнечные лучи касались верхушек покалеченного огнём сада, которым был окружён сгоревший дом. Договорились разойтись и начать обход территории. - Как понять, где здесь был подвал, -бубнила себе под нос Катька. -За несколько лет бурьян своё дело сделал! - Остановившись, девушка огляделась , пытаясь представить, как стоял дом. Обойдя участок по периметру, девушки встретились. - Здесь ничего нет, -плача, произнесла Наталья. - Катрин, тут наверняка полиция с собаками всё прочесала, - произнесла Жанна. - Прочесала, - повторила Наталья, - да поздно. Когда пропал сын, после этого ночью был страшный ливень с грозой. А полиция собак привезла утром. Всё, что можно было учуять, смыло дождём. Ещё раз обойдя участок, девушки поняли, что мальчика тут нет. Уже почти подойдя к машине, Наталья обернулась и прошептала: - Смотрите. Катя и Жанна обернулись. Справа от сгоревшего дома, метрах в трёх от него, над землёй висел призрак в плаще. - Мама, -тихо сказала Наташа,- это скорее, был вопрос. Через секунду она бросилась в сторону тени и с рыданиями, обрывающими голос ,закричала: - Мама, мамочка, я не могу, не могу его найти. -Девушка бежала, не разбирая дороги, и, вдруг, вскрикнув исчезла. И наступила тишина. Катерина и Жанна стояли, раскрыв рты от удивления. Их ступор прервал голос: - Эй, помогите. Катя? Жанна? Вы меня слышите? Я куда-то провалилась, я здесь. Теперь уже, потихоньку шагая, девчата шли к месту падения Натальи. Видимо там был погреб или подвал. Идя поверх него спокойно, его не замечаешь, а то, что Наташа пробежалась по нему, сыграло роль. Подгнившие доски не выдержали резкой нагрузки, и Наталья рухнула вниз. Подойдя к дыре в земле, Катя встала на колени и посветила фонариком вниз. - Наташа, ты в порядке? -Спросила она. - Да, всё хорошо. Колено ушибла, но не сильно. Вы видели, тоже видели этот призрак? Он стоял прямо здесь. И если бы... -Тут Наталья замолчала... -Тс, прошептала она, - Вы слышите? - Я ничего не слышу,- отозвалась Жанна. - Тише, повторила Наталья, - Ну, прислушайтесь же! - Тишина вроде бы, - ответила Катя. - Нет-нет, я слышу. Спускайтесь сюда. Потихоньку, девчонки спрыгнули внутрь ямы и прислушались. Где-то далеко, словно за толстым слоем ваты, слышалось тихое "мама", "мамочка". - Боже, это Мишка! Мишка, Мишенька где ты? Ответь мне, Миша, - заистерила Наталья и метнулась к земляной насыпи, которая была с левой стороны ямы. Земля оказалась на редкость рыхлая. И если другие три стены были спрессованы грунтом, то эта оказалась каким-то оползнем сверху. "Мама", "мамочка" - еле слышно, раздавался плачущий голос ребёнка. - Миша, Миша, я здесь, я вытащу тебя. Не стойте! -Кричала Наташа, - Не стойте, он там, он под завалом! Он задохнётся. - Срывая ногти, Наташа начала руками рыть земляную насыпь, отделяющую её от сына. - Эта стена обвалилась внутрь, - сказала Жанна, - остальные тоже могут рухнуть. Тут опасно, нужно выбираться и позвать на помощь. - Нет, - твёрдо сказала Катька . - Наташа права. Времени совсем нет. Малыш задохнётся. - И тоже бросилась к ней, помогая оттаскивать кучи земли, которые та накопала. Через минуту все трое, стоя на коленях, разгребали насыпь. Всё ближе и ближе слышался голос ребёнка, всё яростнее мать работала руками. В какой-то момент раздался отвратительный скрежет - ногтями Наташа провела по железке. Малыш ревел совсем близко, звук его голоса изменился так, что, казалось, он сидит в трубе... Уже позже, откопав ребёнка, девушки увидели, что под тяжестью земли над головой малыша углом сложился лист железа, именно он спас Мишку от участи быть раздавленным обрушившимся грунтом. Согнувшись пополам, лист образовал подобие купола. А обвалившаяся земля наглухо запечатала его с одной стороны. И призрак был прав - времени оставалось мало. Малышу бы не хватило воздуха... В тот день, бегая по дачному участку, Мишка увидел огромного кузнечика! Такого большого и ярко-зелёного он ещё не видел никогда в жизни! Как же ему захотелось рассмотреть его поближе. Шажочек за шажочком, он подкрадывался к своей добыче. А тот, словно дразня любопытного ловца, отпрыгивал всё дальше и дальше. В какой-то момент ребёнок настолько увлёкся погоней, что даже не заметил, как отошёл от дома на пустырь. Мама строго- настрого запрещала Мишке ходить к сгоревшему дому, и он всегда её слушался. Сообразив, что может получить нагоняй, Мишка даже забыл про кузнечика! Резко развернувшись, он сделал один большой для его детских ножек прыжок, чтоб перескочить через сгоревшую балку и это стало той роковой ошибкой. Там, за балкой, не было пола. Разросшийся бурьян лежал таким ровным и плотным слоем, что малыш просто не мог видеть пустоту под ним. Слетая вниз, мальчик зацепил рукой какие-то по бокам торчащие доски, которые посыпались вниз за ним, закрывая ход к поверхности. И вместо того, чтоб остаться на месте и дождаться прихода помощи, испуганный ребёнок пополз глубже от обваливающихся деревяшек, забиваясь в дальний угол подвала. Вслед за досками посыпалась и земля. И ещё дальше от опасности, в какой-то узкий лаз, протиснулся мальчик. В еле освещённой яме, со всех сторон заблокированный досками и землёй, сидел маленький Мишка и от страха боялся пошевелиться. Он слышал, как где то далеко его звала мать. Попытался протиснуться обратно и крикнуть ей в ответ. Но, словно страшный капкан, в ответ на движение ребёнка снова зашевелились обрушенные балки, и сверху посыпалась земля. Мишка замер и тихо заплакал. А ночью пошёл дождь. Страшная гроза словно хотела довести дело до конца и затопить подвал водой. Струи воды сверху стаскивали в Мишкино укрытие землю, смывая грунт над головой. Утром, где то совсем далеко и глухо, Миша услышал шевеление наверху, может, его кто-то ищет, подумал он, и хотел было крикнуть, что он здесь, он жив, он под землёй. И только он вдохнул побольше воздуха, как наверху, пропитанная дождём земля, под тяжестью чьего-то тела начала сползать. Раздался громкий скрежет, и над головой Мишки начал сгибаться лист ржавого железа, который когда- то, видимо, был потолком погреба. Малыш зажмурился от страха, укрыл головку руками и заревел. Лист, сложившись пополам, образовал над телом мальчика купол, по которому с двух сторон сползла сырая земля. Мишка оказался в ловушке... Рассветное солнце мягко освещало странную компанию, сидевшую у края старого пепелища. Три грязные, в земле, девушки сидели на траве, бессильно свесив головы. На руках у одной из них был мальчик. Тонкими ручками он обвил шею матери и тихонько посапывал, уткнувшись в её шею. Первой заговорила Наталья. - Это моя мать, -тихо произнесла она. - Это она приходила к вам. Последние годы мы с ней были в плохих отношениях. Может, это и глупо звучит, но её считали ведьмой. Она действительно многое могла. Всегда говорила мне, что должна передать мне дар, а я потом своей дочери. Когда я забеременела Мишкой, не будучи замужем, она очень рассердилась. Предлагала избавиться от малыша. Говорила, что я не должна рожать мальчика. Я ушла. Когда она умерла, мне позвонили соседи. В её завещании было желание, чтобы я оставила себе кольцо, которое она считала заговорённым, ну, или волшебным, как хотите называйте. А я взяла и положила его вместе с ней в гроб. Я очень переживала, что она умерла, так и не полюбив моего Мишку. А теперь... Наталья тихо заплакала. - А теперь, - сказала Катюша, -вы видите, что она не только полюбила его, но и спасла! У вас была замечательная мама! Ободряюще погладив Наталью по спине, Катя протянула ей руку, на которой лежало кольцо. - Возьмите,- сказала она.- Оно ваше. - Нет, - ответила ей Наталья.- Пусть оно останется у вас. Если бы не вы, моего Мишки не было бы уже в живых. Мама всегда мечтала передать мне свой мистический дар, да только я оказалась слаба. А вы, вы сильная! Вы не испугались! Думаю, маме будет приятно, если владелицей кольца станет та, что не испугалась призрака. Катюха посмотрела на украшение, потом на Жанку, и решительно надела кольцо на палец. Весь день пролетел, как миг. Беготня, ахи- вздохи, милиция, скорая, пресса... Настоящую историю спасения мальчика решили никому не рассказывать. Сослались на удачное стечение обстоятельств. Странно, но им поверили. Уже вечером, лёжа на кровати, Катерина крутила кольцо и раздумывала о том, что произошло. И вдруг заметила, что внутри засветилась маленькая искорка. Девушка напряглась. В какой-то момент громким хлопком открылась оконная форточка, от ветра вздыбились занавески, и вся комната словно заполнилась шелестящим голосом: "Спасииииибооо". И наступила тишина.
  8. Уважаемые модераторы, я уж можно здесь спрошу, а вы потом удалите, как ответите. Мои "деревенские байки", порой переходят в длинный рассказ. Вот как предыдущий, например. Не претит ли это правилам веточки? Просто есть ещё более длинные рассказы, а я их боюсь выкладывать. А то скажете, закидала простынями. Простите пожалуйста, что флужу здесь, надеюсь на ваше понимание и жду ответа.
  9. - И всё-таки я не понимаю Оль, откуда эта родственница взялась. И почему, именно тебе этот дом захолустный в деревне подписала. - Я и сама Лёш мало, что понимаю. У мамы спросила, вроде была в каком-то колене троюродная прабабка, бездетная. Но мама и сама уже точно не упомнит даже имени! Не общались они никогда. И почему она мне дом подписала тоже не понятно... Неделей ранее, у Ольги зазвонил телефон. Человек, назвавшийся нотариусом, официальным тоном объяснил девушке, что такого-то числа скончалась её дальняя родственница. И теперь, Ольга является единственной и полновластной хозяйкой деревенского дома. Сказать, что она удивилась, значит ничего не сказать. О существовании такой родни Ольга и не подозревала. А уж то, что ей может достаться дом в наследство и подумать не могла. И вот сегодня, предварительно посетив того самого нотариуса и уладив все бумажные дела, Оля, вместе со своим молодым человеком ехала в далёкую замкадную деревушку, чтобы провести обзор наследства и понять что к чему. Долго ехали. Один раз навигатор вообще увёл непонятно куда. Кое-как вернулись на нужный маршрут. Спустя несколько километров машина, всегда работавшая исправно, взяла и заглохла! Пару минут Лёшка покопался со своей ласточкой и снова тронулись в путь. Деревню нашли ближе к вечеру. Проезжая мимо одного из домов, на лавочке заметили старушку, к ней и подошли узнать в какую сторону путь держать, где дом искать. - А вы чьих будете, полюбопытничала бабушка. - Бабуль, мы ищем дом Горелиной Анны Николаевны. - А зачем он вам? спросила бабка прищурившись.- Померла она недавно. Опоздали вы. - Что померла я знаю, ответила Ольга. Она мне наследство оставила. Вот я и приехала, так сказать обстановку разведать. Старушка не мигая уставилась на девушку. - Так ты что ж, родня ей будешь? Спросила она. - Да какая родня! Седьмая вода на киселе. И не знались вовсе, а она мне дом оставила. - И что ж, ты в этом доме жить собралась? - Да что ты бабушка! Мы до этой деревни добирались почти день! Как вы тут живёте, работаете?! От вас до цивилизации, как до Китая! Ответила Оля. - Ну может сегодня переночуем если. - Так говоришь не знались с ней. И кто была твоя родственница тоже не знаешь? Спросила бабка. - В каком смысле кто была? Не поняла Ольга. - Значит не знаешь, пробормотала себе под нос старуха. А знаешь что, оставайтесь-ка вы сегодня на ночь у меня! Чего вы одни в студёном доме-то делать будете. А у меня и натоплено и булок сегодня с утра я напекла, словно знала, что гости будут. Сходите на дом гляньте, а спать ко мне идите. - Спасибо бабушка за предложение, но неудобно как-то то стеснять. Мы уж ночку как-нибудь переспим. Ты нам покажи куда путь держать. - Вооон, в ту сторону, махнула рукой бабка, - Почитай к самому лесу. Первый от него и будет дом твоей родни. Попрощавшись и пожелав доброй ночи, молодая пара отправилась в нужном направлении. Отъезжая от дома, Лёша посмотрел в зеркало заднего вида, в нём отражалась старушка, размашисто осеняющая их крестом. Подкатив почти к самому лесу, дорога повела правее. Завернув и проехав совсем чуть-чуть, пара остановилась перед домом. Деревянный, слегка покосившийся, в вечерних сумерках, он производил не самое радужное впечатление. Стоял дом, как бы на отшибе. Остальные дома деревни были выстроены в одну линию, а этот, обособленно стоял чуть в глубине. Задней стороной почти в плотную подходя к лесу. - Ну, не коттедж конечно, но вполне себе сносно. Сказал Лёша и ободряюще приобнял Ольгу за плечи. - Очень хмуро. Подытожила девушка. - Да брось ты, Оль! Дом, как дом. Сейчас вечереет и многое будет казаться хмурым. Да и потом, мы ещё не были внутри! Пошли, ты просто утомилась с дороги. Грустным скрипом приветствовали молодую пару старые ступени крыльца. На тяжёлой, деревянной двери висел старинный замок. Открыв который молодые люди оказались внутри. В нос ударил терпкий травяной запах. И почему-то обдало холодным ветром, словно кто-то невидимый со скоростью выбежал из запертого дома. Тихо было в избе. Оля щёлкнула выключателем. Маленькая лампочка осветила сени тусклым светом. Ветхий хлам в виде старых, не к сезону вывешенных пальто, вперемешку с какими-то тюками занимали почти всё пространство коридорчика. Заметив ещё один выключатель Ольга щёлкнула и им. Впереди, зажёгся свет, освещая проход в кухню, а из неё уже в сами комнаты. Кухонька была небольшая и чистая. На столе стояло множество каменных и деревянных ступок. Какие-то банки с травами. Прочая кухонная утварь была аккуратно расставлена по шкафчикам на стене. Прошли в комнату. Небольшой стол, диван, шкаф и телевизор, вот и всё что предстало взору молодой пары. Ничего лишнего, нигде не пылинки, будто после смерти хозяйки тут всё равно наводили порядок. На стенах в комнате висели картины. - По ходу бабуля была не самым радужным человеком, скептически произнёс Алексей. Все картины были выполнены в мрачных, серо-белых тонах. Стая ворон рассевшаяся на лысом, корявом дереве. Погост, занесённый снегом и чернеющими на его фоне крестами. Сгоревший остов храма, с порушенной и валяющейся на земле маковкой... Апофеозом этой музейной экспозиции был портрет. Высокая, темноволосая женщина, в узком платье с высоким воротником смотрела на пришедших. Поджатые тонкие губы и глаза... Из них сквозила ничем не прикрытая злоба. Всем своим видом портрет показывал ненависть ко всем, кто входил в этот дом. - Надеюсь это не портрет твоей бабули, с надеждой спросил Лёха. - Мда уж. Всё может быть. - Задумчиво произнесла Ольга. На правой стене комнаты, оказалась ещё одна дверь. Дёрнув за ручку Алексей понял, что она заперта. - Могу сломать, - предложил он. - Да ты что, зачем! Завтра ключ поищем и откроем. А пока, давай перенесем в дом некоторые вещи и приготовим ужин. На том и порешили. Пока Лёха таскал вещи и бродил вокруг дома, Ольга крутилась на кухне. И вскоре по дому пошёл приятный аромат жареного картофеля и сосисок. Поужинав, молодые люди уселись на диване и включили телевизор. Основные каналы шли вполне сносно, это успокаивало, хоть какая-то цивилизация в деревне есть. - Надо завтра с утра осмотреть весь дом, а потом побродить по окрестностям. Ну и к вечеру можно будет рвануть обратно в Москву, - констатировал Лёха. - Знаешь, продолжал он, от заднего двора прямо в лес идёт довольно протоптанная тропа. Интересно зачем бабуля так часто бегала к лесу? - Да кто её знает. Тут вообще всё очень странно, ответила Ольга и, поднявшись с дивана подошла к шкафу. Открыв его, она стала разглядывать содержимое и извлекла из тёмных недр, старый фотоальбом. Усевшись обратно на диван, Оля открыла альбом. Большинство карточек было военных лет. Старые, пожелтевшие. Люди на них были не знакомые. Листая страницу за страницей, Оля с Лёшей поняли, что портрет на стене действительно принадлежал Анне Николаевне, только на портрете она была молода. На последних страницах альбома, женщина была запечатлена уже в годах. И хоть чуть раздобрев к старости, она стала выглядеть гораздо приятнее, чем на картине в молодости, её глаза всё так же светились злобой. - Интересно, какая она была, задумчиво произнесла Оля. - Теперь ты этого точно не узнаешь, констатировал Алексей. - давай спать! Утро вечера мудренее. Засыпала Ольга плохо. Ей всё время казалось, что в комнате за закрытой дверью кто-то ходит. Но мерное посапывание Лёшки в конце концов убаюкало её. Утром, Ольга проснулась и поняла что в постели одна. Лёха уже видимо умотал осматривать окрестности. Проснулась в плохом настроении. Всю ночь её мучили кошмары. Какая-то женщина в чёрном, узком платье, нависала над ней. Рассматривала. Зачем-то к ней принюхивалась. Ольга видела себя в сумрачной комнате, по углам которой горели десятки чёрных свечей. Посреди комнаты стояло крутящееся кресло, высокая резная спинка была оббита красным бархатом. Массивные деревянные подлокотники были из чёрного дерева, в довершении, спинка кресла была испещрена вырезанными на ней символами и буквами. То тут, то там мелькали страшные тени... Из воспоминаний о сне её вывел звук шагов. Вернулся Алексей. - Слушай Оль, это что-то! Помнишь говорил тебе про тропинку натоптанную от дома? - Да, ответила Оля, - она в лес ведёт. - Теоретически да, в лес, продолжил Лёха, а фактически на кладбище! - В смысле, не поняла девушка. - В прямом! Этот лес, в одном месте плавно переходит в кладбище! Если левее, то чаща лесная, а правее тропинка ведёт к окраине и там самое обычное деревенское кладбище. Старое. Много могил запущено. Думаю именно на этом кладбище твою родственницу и прикопали. - Что не шаг, то открытие. Пробухтела Ольга. Причём открытие неприятное! Позавтракав, молодые люди решили таки открыть дверь во вторую комнату. Поиски ключа заняли определённое время. Но в итоге он был найден, в кармане одного из старых халатов висевшего в шкафу. Скрипнув замком, дверь отворилась. Войдя в комнату, Ольга от удивления открыла рот... Довольно большой зал был погружён в сумрак. Окна были затянуты плотной тканью. По углам комнаты стояли десятки чёрных свечей разного размера. На полках всевозможные баночки с непонятным содержимым. В центре стояло массивное, бархатное кресло, на поверхность которого были нанесены символы и буквы. Напротив кресла, в старинной раме висело зеркало в человеческий рост. Ольга схватила Алексей за руку и произнесла: - Лёшь, я всё это видела! Сегодня ночью. Во сне! Всё точь-в-точь, кроме зеркала... - Да ты чё?! Удивился Лёха. - Вообще обстановочка впечатлительная! - Ну теперь хоть ясно что бабуля имела ввиду спрашивая знаю ли я кто была моя родственница. Атрибутика точно не доброй феи. Хочу уехать отсюда. - Сегодня и уедем, подвёл итог Алексей. Но поездку пришлось отложить. Машина просто отказалась заводиться. Уже битый час Лёха копался под капотом, ища проблему, но поиски были не очень результативным. Плюнув со злости, молодой человек крикнул Ольге, что хочет пройтись по деревне может среди оставшихся жителей найдётся механик. А сама Оля тем временем пошла готовить обед. Занятая стряпнёй Ольга не сразу обратила внимание на звук. Только спустя какое-то время, она поняла, что в комнате фонит посторонний шум. Войдя в первую комнату, девушка поняла, что звук раздаётся из-за закрытой двери второй комнаты... Звук, вернее скрип походил на тот, который слышится при верчении плохо смазанного металла. Потихоньку отворив дверь Оля вошла в полумрак. Сейчас здесь стояла полная тишина. Меж тем Ольга поняла откуда этот звук исходил. Скрипело стоявшее в центре кресло. Видимо именно оно крутилось. Но как??- подумала девушка. Само собой кресло вертеться не могло, слишком уж массивным оно было. Но и в комнате никого нет. Оля смотрела в зеркало поверх испещрённой буквами спинки, кресло было совершенно пустым. Как вдруг, медленно, издавая противный писк, оно начало поворачиваться. Сердце Оли заколотилось от страха. Сделав полукруг и издав последний скрип кресло остановилось напротив девушки, демонстрируя мягкий бархат красной обивки. В нём по-прежнему было пусто. - Глупость какая!- попыталась расхрабриться Ольга и сделала решительный шаг вглубь комнаты. Зайдя за кресло и взявшись за спинку двумя руками, она резко повернула его сидением обратно к зеркалу. Ледяной взгляд полностью чёрных глаз и искажённое злобой лицо, было последним, что увидела Ольга в зеркальном отражении. В перевернутом к зеркалу кресле, положив худые белые руки на подлокотники, сидела женщина. От страха Ольга лишилась чувств. - Оль! Оля! Очнись! - лёгкое похлопывание по щекам привело девушку в себя. - Ну наконец-то! Выдохнул Алексей. - Ты как? Что случилось? Почему ты без сознания оказалась в той комнате? - Лёш, шёпотом произнесла Ольга, я от страха упала. - От страха? Не понял Лёша. - А что тебя так могло напугать? - Лёш, там, в комнате была она. Она сидела в кресле. - Кто сидел? Опять не понял молодой человек. - Тётка с портрета. Родственница моя, опять шёпотом закончила Оля. - Да брось ты, улыбнулся Алексей. На кухне что ль перегрелась, вот и померещилось. Да и обстановка эта... - Интересно, сколько я пролежала без сознания? Помоги мне встать, у меня совсем сил нет. Продолжала она. -Да ты и белая как мел. Меня не было около часа, вот столько видимо и пролежала. Сказал Лёха помогая подняться девушке и выводя её из комнаты... - Что у тебя с машиной? Продолжала разговор Ольга, - я хочу поскорее уехать отсюда. - Оль, тут такое дело. Я нашёл механика, но он в стельку. Растормошил его и договорились, что завтра с утра он придёт. Так что ещё ночь точно тут проведём. - Ну ночь так ночь, отозвалась Ольга, - только ты меня больше одну не оставляй. Через пару часов, немного придя в себя, Ольга решила побродить по окрестностям. Предупредив Алексея, который в этот момент копошился под капотом автомобиля, она вышла с двора. Пройдя вдоль деревни и не встретив ни одного человека на пути, Оля решила прогуляться в лесу. Тихий шепот листвы и щебетанье птиц вконец успокоили нервы девушки. Бредя по тропинке, она полностью ушла в свои мысли и не заметила как, свернула на тропу, ведущую к кладбищу. Остановилась Ольга только когда фактически уткнулась в одну из кладбищенских оград. Растерянно обводя взглядом территорию, Оля, впрочем, не испугалась. А наоборот, решила, что возможно она найдёт могилку родственницы и присев у холмика поговорит с её духом и выскажет, что она и знать не знала о существовании родни. Что если бы знала, то возможно приезжала бы навещать старушку и помогала бы ей по хозяйству... Петляя среди могил, глазами Ольга искала относительно "свежую" насыпь. Найти её не составило труда. Среди утоптанных временем захоронений холмик родственницы выделялся свежими и пока ещё яркими венками. Остановившись у могилы девушка не сразу поняла что её смущает. Венки, фото с чёрной лентой в углу, оплавленные восковые свечи... «Креста нет! Мысленно воскликнула Оля. Вот уж странно, думала она. На каждой могилке есть, пусть на некоторых уже почти истлевшие, но они есть. Может, не успели поставить? И интересно кто же похоронил старушку?» Вопросы возникали в голове девушки один за другим. Ответа не было ни на один из них... Из раздумий Ольгу вывел лёгкий порыв ветерка, как будто сзади кто-то подул на неё. От неожиданности Оля резко развернулась. Лицом к лицу столкнувшись с пылающим ненавистью взглядом умершей родственницы. Оля вскрикнула и попятилась назад, оступившись, девушка начала падать на спину, прямиком на могилу. К ней выставив костлявые, худые руки тянулась мёртвая женщина. Всё кладбище огласилось истеричными воплями на смерть перепуганной девушки... Почувствовав, как её плечи сжимают чьи-то пальцы, Оля начала визжать ещё громче. - Оля!!! Оля!!! Успокойся это я!!! Вдруг услышала она голос. - Ты чего, чего истеришь-то?! Успокойся. Открыв глаза, перед собой Ольга увидела Лёху, который тряс её за плечи, не понимая почему она так орёт. - Лёшь, это она! Она, понимаешь! Она меня преследует, мне нельзя здесь оставаться. - Кто она то? Оль, когда я заметил тебя, ты было одна. Никого рядом не было. Ты так орала, что я от дома услышал и сразу же побежал на крик. Если бы кто-то стоял рядом с тобой я бы его заметил. - Нет, нет, она, это была она, паниковала испуганная девушка. Ей от меня чего-то нужно... Я хочу убраться отсюда поскорее. - По скорее не получится, сдвинул брови Алексей. Я же тебе говорил с утра, что машину придут чинить только завтра. - Ну и пусть, мотала головой Ольга, пусть завтра. Но в доме я не останусь на ночь. - Ну хорошо, согласился Алексей, - А пойдём к той старушке, которую встретили по приезду сюда. Помнишь, она нас ещё к себе в гости звала. - Точно! Вскрикнула Оля. Переночуем у неё! Буквально через пятнадцать минут, молодая пара стояла у покрашенного в ярко-голубой цвет крыльца. Перед ними стояла хозяйка дома. - О, голубочки, решили таки проведать старушку? Иль случилось что?- хитро спросила женщина. Ольга открыла было рот, но Лёша с усилием сжал ей локоть и заговорил сам: - Да нет бабушка, просто из-за поломки машины нам тут ещё одну ночь куковать придётся, вот мы и решили, составить вам компанию. А то всё вдвоём да вдвоём. Да и с вами толком не познакомились. Вас как зовут? - Ниной Ивановной кличут, да вы проходите в избу, радушно произнесла хозяйка, пропуская молодых вперёд. Сейчас самовар поставлю! За неспешной беседой, время потихоньку клонилось к вечеру. Пора было намекать старушке, что Оля и Лёша не прочь были бы у неё переночевать. Но бабушка оказалась довольно прозорливой или изголодавшейся по общению и сама предложила молодым разделить с ней кров на эту ночь. - Да как-то неудобно, пробормотал Алексей. - Удобно, удобно, вдруг быстро затараторила Оля, испугавшись, что Лёшка сейчас откажется и им придётся снова идти в дом к умершей родственницы. - Сейчас я только быстро сбегаю в дом и принесу наши спальные вещи. - Вот и ладненько, довольно потирая руки, произнесла баба Нина. А ты милок, обратилась она к молодому человеку, помоги-ка мне в дом дров поднатаскать. А то всё сама да сама, удружи уж старушке. - Конечно бабуль, отозвался Лёха. И обернувшись к Ольге произнёс:- Оль, с тобой точно идти не нужно? - Нет, заверила Оля, - я мигом обернусь. Вещи схвачу и назад. Через пару минут девушка уже стояла перед входом в дом родни. Войдя внутрь, Ольга остановилась и стала прислушиваться. Может зря она одна побежала, подумалось ей. После всех случаев, где-то внутри неприятно щекотало. То ли от страха, то ли от предвкушения оного. Шумно вздохнув, Оля сделала решительный шаг в комнату. Собрав необходимые вещи, она уже было собралась выходить из дома, когда вдруг услышала звук. В комнате с зеркалом что-то позвякивало. - Нужно быстрее уходить, прошептала вслух девушка. Но словно что-то невидимое, преградой стояло перед дверью и немыслимо захотелось заглянуть туда, в полумрак закрытой комнаты... Словно во сне, Ольга, выпустив из рук пакет с вещами, развернулась и пошла к двери. Как будто зная, что к комнате подходит человек, дверь призывно распахнулась. Представив взору мягкий свет десятка зажжённых свечей. В комнате стояла звенящая тишина. Переступив порог, девушка почувствовала запах, в самом углу тонкой, благовонной струйкой дымился небольшой пучок сухоцвета. Наполняя помещение лёгким дымком и словно обволакивая Ольгу мягким, сонным туманом. Стало очень тяжело стоять, ноги, будто не хотели слушаться. Сделав шаг, Оля села в кресло. Мысли в голове плыли, тягучим киселём, хотелось откинуть голову и закрыть глаза. И почему-то стало совсем не страшно, когда перед глазами в зеркале возник образ сухой, высокой женщины. В длинном, чёрном, кружевной платье, с высоким воротником. Оля попыталась тряхнуть головой, как бы прогоняя видение, которое к тому времени, вместо того чтобы исчезнуть, вдруг сделало шаг вперед, и вышло в комнату. Медленно, шурша ажурным подолом по полу, женщина приближалась к Ольге. А её горящие злобой глаза казалось, пожирая девушку, смотрели в самое сердце. Приблизившись почти вплотную, она наклонилась к Ольгиному лицу и гадкая, как оскал зверя, улыбка, перекосила лицо старухи. "Мооояяя", прошептала она. И темнота накрыла Ольгу с головой... - Оль, Оля, ты здесь, раздалось из коридора. - Здесь, отозвалась эхом девушка. Где мне ещё быть?! Раздражённо буркнула она, глядя на входящего в дом Алексея. - Ну просто ты сказала, что мигом туда обратно, а сама почти на час пропала. Я бабульке уже всю поленницу дровами забил. - Делать тебе нечего, только всяким бабкам помогать, зло парировал Оля. - В смысле делать нечего, опешил Лёха. Вообще-то, мы к ней ночевать собирались. Вот я и решил отблагодарить за постой. - Кто собирался? Надменно произнесла Оля, мне и тут хорошо. Лично мне не хочется выслушивать трёп незнакомой старухи изголодавшейся по общению. - Оль ты чего? С чего такая агрессия на незнакомого человека? Она тебе ничего не сделала и если помнишь, то ты сама к ней напросилась, испугавшись кого-то на кладбище. - Ну мало ли что я хотела сделать. Теперь не хочу. Спим здесь. Иди и скажи ей, что мы передумали! - Вот иди ты скажи! Ты белены что ль обьелась! Ведёшь себя, как Владычица морская! - Не пойдёшь ты, ответила Оля, свернув глазами, пойду я и выскажу ей, что не о чем нам с ней говорить. Пусть сидит у себя дома и не высовывается. - Не надо, я сам. Смотрю у тебя настроение испортилось, обидишь старого человека ни за что. - пробормотал Алексей и вышел из дома. - Ну вы где пропали то, молодёжь, воскликнула баба Нина, увидев идущего к калитке Алексея. - Мы это, баб Нин, Оля себя плохо почувствовала, лежит сейчас. Ты уж прости что мы не останемся, потревожил тебя. - Да что ты милок, ты мне вон как помог, какие тревоги! А что с Олюшкой- то приключилось, поинтересовалась бабулька. – Может, я помогу чем? Спросила она и пристально уставилась на Алексея. - Да нет, всё хорошо, может, перенервничала просто.- Отозвался Лёха. - Ну, смотри милок, коли что, приходи, чем смогу помогу. - Ответила баба Нина. Развернувшись и в плохом расположении духа, Лёха побрёл к дому Ольги. Войдя, он замер от удивления. Все занавески в доме были занавешены, свет нигде не горел, а сама Ольга, уже лежала на диване, отвернувшись к стене. - Оль, ты чего забарикадировалась - то? Ещё солнце не ушло в закат, а ты уже спать? И правда что ль заболела? - Начал разговор Лёха. - Заболела- резко отозвалась Оля. - Может ужин сготовить. Что-то есть хочется. - Тебе хочется, ты и готовь, не поворачиваясь ответила девушка. - Оль, ты чего так разговариваешь? За что злишься не пойму? Что машину починить не могу? Так утром же, сказал. - А что ты вообще можешь? - Зло крикнула Ольга. Ни машину починить, ни денег нормальных заработать, продолжила она. - Вот это поворот, - отозвался Лёха. -Так тебе денег мало? И давно ли? Раньше как то не замечал в тебе жажды наживы. - А что ты вообще замечаешь?- вопросом на вопрос отвела девушка. - Вот что, оборвал её Алексей. Ты сейчас спи, закроем эту тему, а то мы разругаемся. А утром поговорим. Ответом ему было молчание. Лёха, скрипнув дверью вышел из дома. Хоть обидные слова и засели в голове, он решил не обращать внимания на резкий перепад настроения Оли. Может и правда перенервничала, видеться ей всё что-то. Пусть отдохнёт, подумал он и пошёл перед сном прогуляться по окрестностям. Долго бродил, в дом идти совсем не хотелось. Ольгино поведение очень неприятно осело на душе. В итоге, решил переночевать в сарае рядом с домом. Чтоб с утра пораньше встать и заняться автомобилем. С утра пораньше, разбуженный стойким запахом перегара пришедшего помочь механика, Лёха самозабвенно чинил свою ласточку. Спустя пару часов, мотор заурчал, механик получив обещанную плату, ушёл. А Алексей только сейчас обратил внимание, что время близится к полудню, а Оля ещё ни разу не вышла на улицу. Не позвала завтракать, о чём сразу же напомнил заурчавший желудок. - Оль, Оля? Позвал вошедший в дом Алексей. Тишина в ответ. - Оль, ты где? Спишь чтоль ещё? Я машину починил, можно ехать. - Лёха стоял посреди комнаты, Ольги не было. - Починил, так ехай. Вдруг раздалось из-за спины. Алексей аж подпрыгнул от неожиданности. - В смысле ехай? А ты? Ты ж первая хотела отсюда побыстрей убраться. Произнёс опешивший от такого поворота Лёха. - Тогда хотела, сейчас нет, как-бы между прочим, произнесла Ольга. - Я вообще не хочу отсюда уезжать. - Как это? А работа, а мама, а я, в конце концов? Таращился на Ольгу парень. - А вот так! Не хочу и всё! Матери позвоню, а на работе и без меня справятся. А ты... А ты можешь быть свободен. - Оль, ты в своём уме сейчас? Ты что такое говоришь?! На что жить собралась? И что значит, могу быть свободным?! - То и значит. Гуляй себе и всё. На мне свет клином не сошёлся. А уж на что прожить я придумаю. Без тебя! Лёха стоял словно его окатили ледяной водой. Он буквально разрывался пополам! С одной стороны, Оля его в наглую оскорбляла, относясь к нему, как к какой то вещи, хочу, беру хочу, выкину. А с другой это как будто и не Оля вовсе перед ним. Надменная, стервозная, язвящая на каждое слово... Нееет, Оля не такая! Она добрая, отзывчивая... Поток его мыслей прервал ледяной тон Ольгиного голоса: - Ну? Долго ждать-то?! Мне бы убраться в доме, так твой хлам мешает! Собирай вещи и езжай домой! Больше Лёха терпеть не стал. С остервенением он схватил сумку, как попало запихнув в неё то, что на днях выложил и вылетел из дома не оброня ни слова и не обернувшись, с силой хлопнул дверью. Через минуту заурчал мотор и машина Алексей поехала прочь от дома. Обида душила Алексея. Так мерзко Оля себя никогда не вела. Никогда не унижала. Возбуждённый гневом мозг отказывался искать объяснения такому поведению девушки. Лёша целенаправленно ехал вон из деревни. Вдруг, краем глаза он заметил движение у одного из домов и понял, что это ему машет рукой баба Нина. Нехорошо, подумал Лёха, надо попрощаться. Обида обидой а бабуля ни в чём не виновата, что вот так проигнорировать человека, который по доброму к ним отнёсся. Остановив машину, он натянул на лицо приветливую улыбку и вышел из-за руля. - Гляжу починил машину-то, произнесла баба Нина. -Ты куда это милок на всех парах летишь? Думала, проскочишь не заметишь. - Да уж заметил бабуль, улыбнулся Алексей старушке. Домой я уезжаю. - Как домой? Один? А Ольга что ж? Она как же? - Да вот так, грустно развёл руками молодой человек. Говорит, уезжай, а я здесь останусь. - Как останусь? не поняла баба Нина. -С кем же это? - Да одна и останется! Со вчерашнего дня, как с цепи сорвалась. Что ни слово, то поперёк. Поругались мы, я один уезжаю. - Как с цепи говоришь сорвалась? Задумчиво произнесла баба Нина.- А скажи-ка милок, ты вчера когда от меня убёг, что у вас произошло? - Вчера? Отозвался Лёха, - а ничего! Я пришёл, она спала. - Спала? Подняв бровь спросила старушка. - Белым днём спала? - Ну да, ответил он, окна позанавешивала и легла спать. - А перед тем как вы ко мне пришли, что случилось? Вы ведь не просто так ко мне забежали. Продолжала баба Нина. - Не просто, потупив взгляд произнёс Лёха. -Стыдно сказать баб Нин, Ольга гулять ходила, да на кладбище забрела. Перепугалась там от чего -то до смерти. Лежала на могиле и верещала так, что я за километр услышал! В дом ни в какую возвращаться не хотела. Кричала, что родственница её умершая к ней приходит и что-то от неё хочет. Вот мы к вам на ночь и решили прийти, чтоб Оля не нервничала сильно. А когда она за вещами в дом сбегала, то и передумала сразу. Почему то. Подытожил Алексей. Вот с того дня, как подменили. Грубит, язвит. - Ты вот что милок! На Олю- то не обижайся! Не она это вовсе. Вдруг сказала баба Нина. - Как это не она? Вытаращил глаза Алексей. - Она, как есть. Взбелинилась, но она. Пускай одна тут пару дней покукует, тогда и посмотрим, как успокоится и домой доберётся. - А никак не доберётся! Спокойно ответила бабуля, - Она не вернётся боле, если не помочь ей. Ты милок, я так понимаю, девке - то своей не поверил, что к ней родня покойная приходила? - Баб Нин! Ну, честное слово! Вы вроде взрослый человек! А такую ерунду несёте! - Нет Лёшенька, без обид произнесла бабулька, вы в своём городе-то живёте, а жизни и не видывали! Только то, что вам по телевизору кажут, то и смотрите. В жизни, мил человек, много чего есть, во что и поверить сложно! Лёха ошеломлённо молчал, а баба Нина продолжила: - Ты вот гордость-то свою спрячь на сегодня, да и останься у меня на ночку. Машину подальше убери и понаблюдай за своей Ольгой. А уж потом и решим чего делать. Минут через десять, отогнав машину подальше от дома бабы Нины, Алексей вернулся к ней в дом. - Я ведь не зря Алёша по вашему приезду спросила, знает ли Оля, кто её родня-то была, завела разговор баба Нина. Анна Горелина, по всей окрестности не добрым словом славилась. Ведьмой она была. Да не обычной ворожеей, а ведьмой чёрной! От такой, доброго дела не допросишься. А вот пакость совершить, это долго просить не надо. Кому смерть нужна была в помощники, те к Анне -то и приезжали. Не берусь уточнять, но не один десяток душ загубленных на её совести! Дык чего уж, только с нашей деревни, почитай человек пять и будет! Она не особо с неугодными церемонилась. Полночь выждет, перед зеркалом своим чего пошепчет, да на кладбище побежит. А уж после этого и жди покойника. Многие к ней приезжали с городов разных. Кто конкурентов устранить, кто любовника опостылевшего в гроб загнать, а кто и за наследством охочь, от родни избавиться. С открытым ртом Лёха слушал бабу Нину. - А ты баб Нин откуда всё это знаешь. - Так по молодости -то, подружками мы были. Ох, и заводная Анька была! Хохотала без умолку! Первая плясунья на деревне. Благодарна она нам шибко была.Моя маманька однажды её от смерти спасла. Прихворала Анна и когда вся семья на работу в поле пошла, она дома осталась. Задремала видать, да и не обратила внимание, что дым с печки не в трубу пошёл, а в дом. Заслонку кто-то забыл вытащить. Так и угорела бы во сне, если б не мамка моя, ко времени её проведать заглянула. Дверь- то распахнула, а в доме и не видать ничего. Один дым. Она во внутрь и кинулась, да волоком с постели её на улицу и потащила. Ещё бы пара минут и девка бы задохлась. Закончила баба Нина. - А как же она ведьмой -то стала. Если сама говоришь что заводилой, да плясуньей была. - Тю, паря! Да многоль человеку надо чтоб оступиться?! Жених у неё был, Мишка, так вот почитай в канун свадьбы Анна и узнала, что он жениться -то согласен, да не согласен однолюбом быть! К Верке, что через три дома жила, каждый вечер, как на работу бегал. Аньку на руки матери сдаст, мол, вот жених какой честный, до свадьбы ни-ни, а сам к Верке бегом, да всю ночь тешутся! Вот Анна с обиды и пошла по пути нехорошему. Очень уж она отомстить жениху хотела. И ведь отомстила! Мишка-то с ума сошёл. По началу всё рассказывал, что ему мертвяки жить не дают. Дык, мы тоже усмехались! А когда он повесился, молодой да красивый, уже не до смеху было. Я тебе больше скажу! После похорон, Мишку пол деревни видало. Синюшный, шатается, с кладбища по тропке к дому Анны ходил. Как уж она смогла его превратить в упыря, то не ведомо. А только служил он ей, до поры пока видать не надоел. Тогда и сгинул вовсе. - И что ж все видели что она такие вещи творит и никто ничего не сделал- спросил Лёха. - А чего сделаешь? Сунешся к такой, она всё семейство проклянёт. Весь род ни за что и сгинет. В мою молодость, сынок, таких "рукодельниц" почитай в каждой деревне было. Кто-то послабее, травками, да шёпотком, а кто посильнее к нечести обращался. - А, как ты баб Нин узнала, что она в зеркало что-то шепчет. - Так я ж говорю, дружны мы с ней были. И я в дом вхожа была. Она пока совсем -то не озлобилась на меня, сама и рассказала, что через это зеркало с нечистью общается. - А озлобилась за что, переспросил Алексей. - Дык, я ей, после её очередного душегубства и высказала всё. Что злоба злобой, но она же душу свою дьяволу продала, что когда помрёт ведь за всё ответ держать будет! А она мне, как рявкнет, что мы сами все подохнем, а она вечно жить будет! Выгнала меня в зашей и вдогонку крикнула, чтоб духу моего не было на её пороге, иначе на себя пенять буду... Потом, они сидели в полной тишине, думая каждый о своём. Бабуля молодость вспоминая, а Лёха пытался переварить информацию, которая полностью противоречила уму человека-разумного. Время меж тем к вечеру клонилось. И только мягкие сумерки сменились ночной тьмою, Алексей прошмыгнул под окна дома, где сегодня днём он оставил Олю. Весь дом был погружен в темноту. Через какое -то время, скрипнув, открылась дверь. И неспеша, из дома вышла женская фигура. Алексей сразу понял, что это Оля. На плече у неё висела небольшая сумка. Уверенной походкой фигура направилась к задней калитке и пошла тропой в сторону леса. Алексей чуть поодаль шёл за ней. Не оглядываясь и не страшась ночной тьмы, шагала она к кладбищу. Как в темноте, без какого либо освещения нашла могилу своей умершей родственницы, Алексей не понимал. Остановившись перед земляной насыпью фигура достала из сумки свечи, расставила их по периметру могилы и зажгла. Теперь, Алексей мог более ясно видеть всё, что делает фигура девушки. Единственное, что он видеть не мог, так это лица. Фигура же, не подозревая, что за ней следят, продолжала свой ритуал. Вытащив из сумки пучок сухих трав, она так же затеплила его от огня свечи и воткнула в центр могилы. Далее из сумки были извлечены предметы, принадлежность которых Алексей не понял. Какой- то по виду ржавый металлический круг, внутри которого была такая же ржавая звезда. Последней из сумки была вынута книга. В какой -то момент, фигура чуть повернула голову и Алексей смог разглядеть часть лица. Каково же было его удивление, что в этой части, ему не показалась знакомой ни одна чёрточка! Ошеломлённый Лёха решил, что всему виной темнота и блики свечей, но всё же решил проверить. Потихоньку крадясь средь надгробий и крестов, Алексей полз вперёд, чтоб хоть на полметра, но оказаться впереди стоящей фигуры. И ему это удалось! С широко распахнутыми глазами, он лежал на чьей-то могиле и таращился на фигуру. Это была не Оля! Перед надгробием в свете свечей, читая заклинание по книге, стояла умершая Анна Николаевна. Очень много сил приложил Лёха, чтоб не заорать в голос, от страха, от неожиданности, от непонимания... Одна мысль билась в его голове "где же тогда Ольга?" Прилагая неимоверные усилия, Алексей так же незаметно крался обратно, за спину умершей старухи. И оказавшись на безопасном расстоянии он, натыкаясь на мобильные холмы и кресты, бежал прочь с кладбища. Прямиком к дому. В буквальном смысле влетев на крыльцо, он помчался в комнаты. В доме стояла абсолютная тишина и темнота. На ощупь, руками дотрагиваясь до стен, он шаг за шагом уходил в глубь. Заметив еле заметную полосу света, он направился к ней. Потихоньку, стараясь не шуметь, он отодвинул щеколду и распахнув дверь, ведущую в комнату, замер с открытым ртом. Сделав шаг внутрь, Алексея заколотило, он не верил своим глазам, его мозг просто отказывался понимать и верить в происходящее. Он стоял посреди комнаты, освещённой десятком свечей, прямо перед зеркалом. А в нём, вместо самого Алексея, отражалась Ольга, стоящая с закрытыми глазами и сложенными руками на груди... Так страшно ему не было ещё никогда. Резкий бой часов висевших на стене комнаты вывел его из ступора. Часы пробивали полночь. Действовать нужно было решительно. Но как назло в голову не приходила ни одна мысль. А между тем, видение Ольги в зеркале начало медленно таять. - Боже, Оля, Оля, кинулся Алексей к зеркалу и заколотил по нему руками. Отражение исчезало. Дальнейшее было спонтанным действием на которое Лёха пошёл от отчаяния и, которое, в конце концов, оказалось единственно правильным! Он выбежал в сени, схватил с подоконника молоток, который он заметил ещё по приезду в дом и, вернувшись в комнату, со всей силы швырнул его в зеркало. Звон стекла был оглушительной силы, Алексею показалось, что сейчас его перепонки лопнут. И в тот же миг, со стороны кладбища, разрывая ночную тишину, зловеще и протяжно взвыла нежить, существование которой разбилось вместе с зеркалом. А дальше, не теряя ни минуты, Лёха помчался обратно на кладбище. Вороньё кружило повсюду, оглашая погост скрипучим карканьем. Ещё издалека Алексей увидел свечение над могилой, там, где дух Анны Николаевной, вошедший в тело Ольги, и почти заполучивший её, проводил заключительную часть обряда. Оля без чувств лежала у подножия захоронения. Земля на могиле была словно вывернута на изнанку, обнажив часть гроба. Казалось, сама домовина старалась помочь своей нынешней владелице, покинуть мир мёртвых. Обряду не суждено было свершиться. Разбив зеркало, Алексей уничтожил возможность нечисти выходить в мир живых. Подняв Ольгу на руки, Лёша пошёл прочь с кладбища. Придя в дом бабы Нины, он осторожно положил девушку на постель, попросив старушку присмотреть за ней, а сам вышел из дома. - А ты далеко ли собрался? услышал Алексей вопрос. - Нет бабуль, я тут рядышком, завершить кое что, хитро улыбнулся он... - Хорошо горит, раздалось из-за спины. Обернувшись, Алексей увидел бабу Нину. - Хорошо, согласился он, глядя на ярко оранжевое зарево. Пламя, красными языками взмывалось в небо. Словно огромный дракон, слизывая с некогда ещё крепкого дома, бревно за бревном. Огонь полностью уничтожал прижизненное пристанище ведьмы. - Как она? Повернувшись к бабе Нине спросил Алексей. - Олюшка- то? Да хорошо уже, спит себе посапывает. Завтра уже и не вспомнит ничего.
  10. Наши художественные фотографии

    Ловила его, гада, ловила! Пока ползала на коленях, ноги затекли! А он, клала на меня с высокого цветочка! Так и не соизволил "передом" попозировать)))
  11. Девочки, спасибо всем огромное!!! Буду выбирать!!! Премного благодарна!!!
  12. Прошу помочь с названием группы в вк. Создаю группу, в которой буду публиковать свои мистические рассказы. Хочется что-то соответствующее. А в голову лезут обыденности, типа "Мистические истории", "сказки на ночь", "деревенские байки"... А хочется, как у Карлсона, помните? Жуткое, но симпатиШное. Может кто пофантазирует на эту тему? Буду премного благодарна. Уважаемые модераторы, если я не в тему со своей просьбой, прошу прощения.
  13. Удивительные совпадения, знаки судьбы - 2

    Не так совсем. Сервант перекочевал в дом свёкра. У нас с ними дома разные, рядом построенные. То есть веточка из одного дома, "пришла" в другой, но не наш. А пожар чуть не случился именно в нашем. Я поэтому и подумала, что мужу эта веточка на глаза попалась, как предупреждение о его доме. Сегодня свёкра спросила про веточку, он её вообще не видел оказывается.
  14. Удивительные совпадения, знаки судьбы - 2

    Рядом с нашим домом у свёкра есть ещё один дом, доставшийся ему в наследство. И вчера, надумалось ему из того дома в свой, притащить сервант. О помощи попросил своего сына- моего мужа. И вот несут они этот сервант. Затащив его в дом, муж замечает, что в нём лежит сухая веточка вербы. С прошлогоднего Вербного воскресенья. И приходит ему мысль в голову, "веточка же освящёная, ОТ ПОЖАРА, нельзя так просто её выкинуть, надо что-то с ней сделать". Подумал и забыл. Спустя пару часов, он убирается во дворе и слышит крик сына. Тот срочно зовёт его в детскую комнату. Муж поднимается к ним, а там... А там сплошное задымление, характерный запах гари. (поясню, что детская у нас полностью деревянная, кругом вагонка, кроме натяжного потолка) Муж с сыном мечутся по комнате в поисках источника. Розетки, выключатели... А в итоге! На подоконнике, дочь оставила зеркало! И поймав солнечный луч, оно сработало, как линза! На откосе выжгло дыру. Страшно подумать, что было бы, если бы сын не вернулся из школы во время. И если бы вспыхнула вагонка, за ней занавески... Итог был бы страшным. Мужу потом мысли про эту веточку покоя не давали. Может она ему "намекала" о возможном пожаре?! А он этот знак не понял. Если можно приложу фото, если нельзя прошу прощения заранее и удалите пожалуйста. И, люди добрые!!! Пожалуйста, обращайте внимание, что лежит у вас на подоконнике! Особенно уходя из дома!
  15. Тред для тупых вопросов - 9

    Когда вставляю в сообщение ник через @. То после опубликования поста, после ника форумчанина в синем окошке, следует опять ник или часть ника, или самое страшное, стописят раз ник написан. Не всегда но так бывает. И когда редактируешь чтоб стереть вот это вот всё на нужное безобразие, то выходит ещё хуже чем было. Сбой форума или какие то внутренние настройки у меня шалят? Понятно написала хоть? @Стоун-хендж Хотела себя, как пример привести, а оно нормально написалось.
×